Воздействие права на личные отношения супругов

Воздействие права на личные отношения супругов

В настоящее время семейное законодательство не уделяет значительного внимания регулированию личных неимущественных правоотношений супругов. Многие исследователи отмечают, что такое сложившееся положение адекватно отражает возможность и необходимость регулирования данной сферы нормами морали и религией. Но данная позиция представляется архаичной.
Среди дореволюционных исследователей господствовала точка зрения, согласно которой «личные отно¬шения супругов в такой степени подчинены влиянию религиоз¬ных и нравственных правил, что юридическим определениям тут уже очень мало места, и они представляются лишь отвлеченно¬стью» .
1. Утверждение Л.М. Пчелинцевой о том, что «в законе названы лишь те личные отношения супругов, на которые можно воздействовать нормами семейного права» представляется спорным, поскольку анализ опыта законодательного регулирования личных отношений супругов в иностранных государствах наглядно демонстрирует, что государство может воздействовать правовыми нормами на значительную часть личных отношений супругов. Например, в Великобритании законодательно закрепляется доминирующее положение мужа как главы семьи; в Венгрии, Италии, Франции закреплена обязанность супругов хранить верность .
Обязанность совместного проживания существует и существовала в законодательстве многих развитых стран. Также она была знакома и отечественному семейному праву (ст. 103 Законов гражданских; ст.ст. 11, 36 Положения о виде на жительство от 03.06. 1894). И сегодня, как справедливо указывает А.М. Нечаева, «немаловажный признак семьи – совместное проживание ее членов» .
Согласно п.1 ст. 31 СК РФ супруги не обязательно должны проживать совместно. Следует обратить внимание, что согласно п. 2 ст. 20 ГК РФ по месту жительства родителей определяется место жительства их несовершеннолетних детей, не достигших 14 лет. При их раздельном проживании родители определяют, с кем из них будет проживать ребёнок, а в случае спора вопрос решает суд, учитывая мнение ребенка (п. 3 ст. 65 СК РФ). Принцип совместного проживания супругов отвечает интересам детей и, следовательно, должен поощряться государством.
В современных условиях демографического кризиса целесообразно позволить супругам с помощью брачного договора закреплять обязанность совместного проживания супругов, поскольку такое положение будет способствовать укреплению семьи, увеличению рождаемости и создаст оптимальные условия для воспитания детей.
Данное положение не будет ограничивать конституционное право граждан на свободу передвижения, поскольку вступление в брак изменяет правовой статус гражданина. Лично-правовой статус супруга составляют: личные права супругов на фамилию при заключении и расторжении брака, место жительства, выбор профессии и другие правомочия, не имеющие экономического характера.
Следует помнить, что в настоящее время на территории Российской Федерации проживает значительное количество мусульманских семей, соблюдающих в своей жизни нормы шариата, при этом «количество личных отношений, регулируемых мусульманским семейным правом, намного больше по своему перечню, чем в российском законодательстве. Шариат регулирует властные и сексуальные отношения между супругами, отношения между лицами различного пола в семье, устанавливает нормы поведения членов семьи в семье, быту, правила поведения членов семьи вне семьи и многие другие» .
В соответствии с п. 3 ст. 42 СК РФ брачный договор не может ограничивать правоспособность и дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства. Данную норму, на наш взгляд, необходимо модернизировать: разрешить супругам с помощью брачного договора регулировать некоторые неимущественные отношения, в частности определять место жительства супругов; закреплять характер и объем сведений, составляющих семейную тайну; предусматривать понятие недостойного поведения, личные неимущественные отношения между супругами по поводу воспитания детей.
Обращаясь к опыту многих зарубежных стран, можно увидеть, что личные права супругов ограничены брачным режимом. Например, Французский Гражданский кодекс по-прежнему содержит оговорки, допускающие возможность обойти его основные принципы. Например, ст. 216 Французского Гражданского кодекса, провозгласившая, что каждый из супругов обладает полной дееспособностью, в тоже время гласит, что эти права могут быть ограничены брачным режимом . По этому же пути пошло законодательство «О браке и семье» Республики Казахстан: в ст. 2 «Основы брачно-семейного законодательства» также сделана оговорка «права граждан в брачно-семейных отношениях могут быть ограничены… в той мере, в какой это необходимо в целях защиты… прав и законных интересов семьи». Российское семейное законодательство позволяет регулировать с помощью брачного договора только имущественные права и обязанности супругов (ст.40 СК РФ). Однако законодательство некоторых государств, в частности Республики Беларусь (ст. 13 Кодекса Республики Беларусь «О браке и семье» от 09.07.1999 г. № 278-З) , предусматривает, что в предмет брачного договора могут включаться и личные неимущественные отношения между супругами по поводу воспитания детей: место проживания детей, размер алиментов на них, порядок общения с детьми отдельно проживающего родителя, а также другие вопросы содержания и воспитания детей в случае расторжения брака». Представляется, что появление аналогичной нормы в отечественном законодательстве будет препятствовать уклонению бывшего супруга от обязанности по воспитанию ребенка под угрозой финансовых санкций.
На личные отношения супругов большое влияние оказывают: мораль, которая «выражает внутреннюю позицию индивидов, их свободное и самосознательное решение того, что есть добро и зло, долг и совесть в человеческих поступках, взаимоотношениях и делах», нравственные нормы, которые «выступают в качестве внешних регуляторов поведения» и религия, которая «снабжает уверенностью не только в оправданности и справедливости конкретного поступка в ситуации конфликта и неопределенности, но и поддерживает сомневающегося» . Если супруги воплотят в брачном договоре свои нравственные, моральные, религиозные представления о своих личных правоотношениях в браке, установив имущественные санкции за нарушение условий брачного договора, то не только страх применения этих санкций будет способствовать укреплению семьи, но и каждый будет четко представлять себе модель брака, устраивающую другого супруга.