Институт усыновления в России и странах Европы

Оглавление

  • Введение ……………………………………………………………………..……2
  1. Национальное усыновление в Российской Федерации
  • 1.1.Понятие и правовая природа усыновления……………….……….…………5
  • 1.2. Условия и порядок усыновления…………………………………………..18
  • 1.3. Правовые последствия и отмена усыновления……………………………34
  1. Национальное усыновление в Испании, Италии и Франции
  • 2.1. Понятие, виды и правовое регулирование усыновления.…………………63
  • 2.2. Условия и порядок  национального усыновления                                      72
  • 2.3. Правовые последствия и отмена усыновления……………………………84
  1. Международное усыновление в Российской Федерации, Испании, Италии и Франции
  • 3.1. Международно-правовое регулирование международного усыновления с участием российских, испанских, итальянских и французских детей ….……93
  • 3.2. Международное усыновление по законодательству Российской Федерации………………………………………………………………………102
  • 3.3. Международное усыновление по законодательству Испании, Италии и Франции…………………………………………………………………………113
  • Заключение………………………………………………………………………117
  • Список использованной литературы………………………………………….124
  • Приложения
  • Приложение 1. Сравнительная таблица материальных пособий, направленных на поддержку семей, воспитывающих усыновленного ребенка за 2013 год………………………………………………………………………145
  • Приложение 2. Динамика усыновления российских детей гражданами российской Федерации и иностранными гражданами за 2005 – 2013 годы………………………………………………………………………………146
  • Приложение 3. Совокупный анализ состава органов опеки и попечительства отельных территориальных единиц Архангельской области………………..147
  • Приложение 4. Выдержки из текста Гражданского кодекса Испании и автономной области Каталония……………………………………………….148
  • Приложение 5. Выдержки из текста Гражданского кодекса Франции……..150
  • Приложение 6. Выдержки из текста Гражданского кодекса Италии и Закона Италии № 184 «О порядке усыновления и установления опеки над несовершеннолетними»………………………………………………………..152
  • Приложение 7. Критерии оценки кандидатов в усыновители в Испании.…154
  • Приложение 8. Различия простого и полного усыновления……………..….155

 

ВВЕДЕНИЕ.

В современный период сфера усыновления детей, оставшихся без попечения родителей, привлекает все более пристальное внимание  законодателя и общественности. Принятие российским законодателем решения о запрете усыновления российских детей гражданами Соединенных Штатов Америки (ст. 4 Федерального закона от 28.12.2012 № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации»[1]) явилось отправной точкой активного реформирования института усыновления в России, одновременно с этим обнажив существующие проблемы в обозначенной сфере.

В период с конца 2012 года по 2014 год были внесены значимые изменения в семейное законодательство, касающиеся разницы в возрасте между усыновителем и усыновленным[2], порядка усыновления[3], срока обжалования судебных решений по делам усыновления[4]. Также введен запрет на усыновление российских детей лицами, состоящими в союзе, заключенном между лицами одного пола, признанном браком и зарегистрированном в соответствии с законодательством государства, в котором такой брак разрешен[5].

Кроме того, противоречащей Конституции РФ была признана норма семейного законодательства, в которой запрет на усыновление судимыми гражданами признается безусловным[6].

Также следует учитывать, что с вступлением в силу договора с Испанией (ратификация планируется на апрель 2014 года) произойдет изменение правового режима усыновления российских детей.

Конечно, принятые законодателем меры отвечают стремительно развивающимся общественным потребностям, а также международным стандартам, однако видится, что полноценное и взвешенное изменение такого социально значимого института, каким является усыновление невозможно в короткие сроки. В связи с этим вниманию читателя предлагается настоящее исследование, посвященное вопросам усыновления в России, а также зарубежных странах: Италии, Испании, Франции, проведенное на основании однородных критериев.

Выбор правопорядков не случаен. Российская Федерация активно сотрудничает с Королевством Испании, Итальянской Республикой и Французской Республикой, по вопросам международного усыновления. Более того, граждане указанных государств являются «лидерами» среди граждан  иностранных государств в усыновлении детей-граждан России.  В связи с этим необходимо уделить внимание гармонизации права, которая позволит уменьшить различия в праве рассматриваемых государств. Такая мера позволит уменьшить противоречия законодательств при международном усыновлении детей.

В том или ином ключе к теме усыновления обращались многие ученые-юристы, в частности, К.Ю. Бородич, А.М. Гармаш, С.П. Гришаев, О.С. Иоффе, С.С. Козлов, Н.В. Летова, Л.А. Митчина, А.А. Михайлова, Г.Ф. Шершеневич, Т.В. Шершень, Н.Л. Шкилева. Работы указанных авторов раскрывают тему усыновления, однако работ, посвященных проведенным правовым новеллам института усыновления, с учётом иностранного опыта  на данный момент не имеется.

Научная новизна исследования заключается в том, что ранее изучение иностранного законодательства в сфере усыновления затрагивалось лишь в компаративистском ключе, авторами представленной работы предпринята попытка изучения зарубежного внутреннего законодательства по тем же критериям, по каким проводилось исследование российского порядка усыновления.

Целью представленной работы является изучение правовых традиций государств по вопросу усыновления  и опыта зарубежных стран, а также  перспектив развития института усыновления в России

Теоретическую основу исследования составили положения, характеризующие юридическую природу усыновления, содержащиеся в трудах российских советских и современных ученых в области гражданского и семейного права, а также исследования ученых-юристов на испанском, итальянском и французском языках.

Были исследованы нормативные акты Российской Федерации, Испании, Италии и Франции в сфере организации и регулирования системы усыновления. Такой эмпирический материал как правоприменительная практика использован в данной работе в виде отчетов Верховного Суда за отчетные периоды о рассмотрении дел, касающихся воспитания детей, лишенных родительской опеки, а также отдельных судебных решений Европейского Суда по правам человека, российских и зарубежных судов. Не переводимые ранее работы зарубежных исследователей в данной сфере, практика зарубежного правоприменителя, статистических данных, представили дополнительный эмпирический материал исследования. Кроме того, практическая база исследования содержит результаты самостоятельного социологического исследования автором по вопросам состава выбранных органов опеки и попечительства Архангельской области путем проведения опроса.

Некоторые положения, выносимые в качестве предложений в данной работе, нашли свое отражение в публикациях.

Структура работы разработана на основе выделенных путем анализа ключевых аспектов системы усыновления и включает в себя четыре смысловых блока:

  1. Исследование теоретических взглядов на понятие усыновления в России и зарубежных странах.
  2. Анализ проблем функционирования системы усыновления в Российской Федерации.
  3. Исследование национального зарубежного законодательства в сфере организации системы усыновления.
  4. Исследование международного усыновления с учетом практики России и иностранных государств.

Такая структура позволяет исследовать основные проблемы функционирования российской системы усыновления и с учетом правоприменительного опыта зарубежных стран сформировать предложения, которые могут быть реализованы на практики для оптимизации системы усыновления в Российской Федерации.

Интерес аудитории, несомненно, вызовет наличие в предложенной работе выдержек из иностранного законодательства и печатных изданий, представленных на русском языке.

Авторы выражают благодарность переводчикам Шашковой Дарье Георгиевне (юридическая компания «Мартинес-Эчеварриа, Перес у Ферреро», город Марбелья, Испания) и Залевиной Анне Руслановне (Тюменский государственный университет).

[1]Федеральный Закон от 28.12.2012 № 272-ФЗ «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации». // «Российская газета». – 2012. – № 302.

[2] п. 1 ст. 128 Федерального закона от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ «Семейный кодекс Российской Федерации» (изменения внесены Федеральным законом от 02.07.2013 № 167-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»)

[3] аб. 13 п. 1 ст. 127, аб. 2 п. 4 ст. 124 Федерального закона от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ «Семейный кодекс Российской Федерации» (изменения внесены Федеральным законом от 02.07.2013 № 167-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»)

[4] ч. 2.1 ст. 274 Федерального закона от 14.11.2002 г. № 138-ФЗ «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» (введена Федеральным законом от 02.07.2013 № 167-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»)

[5] аб. 14 п. 1 ст. 127 Федерального закона от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ «Семейный кодекс Российской Федерации» (добавлен Федеральным законом от 02.07.2013 № 167-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей»)

[6] Постановление Конституционного Суда РФ от 31.01.2014 № 1-П «По делу о проверке конституционности абзаца десятого пункта 1 статьи 127 Семейного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.А. Аникиева» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс». Дата обращения: 10.02.2014.

 

Глава 1. НАЦИОНАЛЬНОЕ УСЫНОВЛЕНИЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

 

1.1. Понятие и правовая природа усыновления.

Семейное воспитание ребенка считается неоспоримой необходимостью и неотъемлемой частью социализации несовершеннолетнего. Однако широко известна проблема отсутствия семьи у ребенка по различным причинам. Проблема отсутствия родительского попечения актуальна для Российской Федерации, и об этом свидетельствует статистика, что в свою очередь не умаляет важности родительского попечения. Так, в 2010 году 93806 детей остались без родительского попечения, в 2011 и 2012 – 82177 и 74724 детей соответственно[1]. В то же время в нормативной плоскости различных уровней закреплена обязанность государства обеспечить ребенку, временно или постоянно лишенному семейного воспитания, социальную поддержку и предоставить альтернативные формы воспитания с учетом интересов ребенка[2]. В России предусмотрено несколько форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей: усыновление, опека (попечительство), приемная семья, патронатная семья, воспитание в организациях для детей-сирот (аб. 1 п. 1 ст. 123 Семейного кодекса Российской Федерации[3] (далее – СК РФ)). Безусловно, каждая из них может быть оптимальной в зависимости от рассматриваемой ситуации. Однако, учитывая цели и последствия каждой из форм, представляется возможным оценить усыновление как приоритетную форму воспитания детей, на что обратил внимание и законодатель, установив, что «усыновление является приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей» (п. 1 ст. 124 СК РФ).

«Основная цель усыновления заключается в том, чтобы восстановить нормальную семейную жизнь у тех детей, которые не имеют родителей вообще либо их родители не в состоянии воспитывать их должным образом по тем или иным причинам. Таким образом, цель усыновления – обеспечить детям полноценное физическое, психическое, духовное и нравственное развитие»[4].

Казалось бы, право ребенка на семью, гарантированное Конвенцией о правах ребенка должно толковаться однозначно – воспитание ребенка приоритетно должно быть семейным. Однако некоторые политические деятели не воспринимают данную норму однозначно. Так, по словам В. В. Жириновского, в Конвенции 1989 года «прописано право ребёнка на семью. Но это что означает – что он обязательно должен быть помещён только в семью? Кто вам об этом сказал? Право, но не обязанность… Право ребёнка на семью – это абсолютно не означает, что он должен быть только в семье, всегда и при любых условиях. Если такое право реализовать, то мы потеряем всё население. У нас холод, у нас голод, у нас бесправие, у нас фальсификация на выборах. Тогда все наши поедут туда, где теплее, где честнее, где свободнее. Скажут: ООН приняла такую Конвенцию, о праве, и мы, дети, не хотим жить в Российской Федерации»[5]. Такое толкование предоставленного права не является корректным, которое следует понимать как возможность ребенка быть усыновленным. Для фактической реализации данного права законодательно закреплено условие – дача согласия на усыновление самим ребенком (подробнее в параграфе 1.2).

В литературе не выражено единого мнения относительно сущности усыновления, авторы рассматривают данный институт с различных позиций, что дает почву для многостороннего изучения усыновления. Термин «усыновление» применяется по отношению к лицам мужского пола, а «удочерение» – женского, никакого сущностного и процедурного отличия между ними нет, поэтому в дальнейшем будет применяться общий термин «усыновление».

Думается, что можно рассматривать усыновление как правовой институт, как юридический факт, порождающий правовые последствия, как урегулированную нормами законодательства процедуру, предшествующую помещению несовершеннолетнего в семью. Рассмотрение во взаимосвязи данных аспектов усыновления позволяет сделать вывод о том, что усыновление является сложным правоотношением, конечной целью которого является помещение ребенка-сироты в семью.

Обратим внимание на усыновление как правовой институт. Последний обычно определяется как «совокупность норм, регулирующих обособленные общественные отношения в пределах той группы общественных отношений, которые составляют предмет отрасли»[6].

Следует выявить одновременное включение общественных отношений по усыновлению в предмет отрасли семейного права и обособленность общественных отношений по усыновлению детей. Л. М. Пчелинцева пишет, что «семейное право как отрасль права регулирует определенный вид общественных отношений — семейные отношения, которые возникают из факта брака и принадлежности к семье»[7]. Усыновление ребенка по своей природе порождает отношения, возникающие в семейном праве, а также устанавливает факт принадлежности ребенка к семье усыновителей. Также «семейное законодательство … определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей» (ст. 2 СК РФ). Следовательно, можно сделать вывод, что отношения по усыновлению входят в группу общественных отношений, которые составляют предмет семейного права.

На обособленность норм, регламентирующих усыновление, указывает наличие специальных нормативных правовых актов, непосредственно регулирующих рассматриваемые отношения, а именно: договор между Российской Федерацией и Итальянской Республикой о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей[8], Постановление Правительства Российской Федерации от 29 марта 2000 г. № 275 «Об утверждении Правил передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации», а также особый судебный порядок разрешения вопросов усыновления (п.2 ч.1 ст. 262 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ)[9]).

Стоит заметить, что современное усыновление нельзя считать сугубо семейно-правовым институтом, охватывающим лишь частные интересы. Общеизвестно, что нормы, касающиеся института усыновления, содержатся в нормативных правовых актах публичных отраслей права, таких как конституционное право, налоговое право, право социального обеспечения, международное публичное право. Конкретные нормы данных отраслей будут рассмотрены в следующих параграфах, однако уже сейчас можно сделать вывод, что государство является активным участником правоотношений не только по усыновлению, но и играет важную роль в период после усыновления. Необходимо указать, что в отношениях по усыновлению государство выступает через специально созданные полномочные органы – органы опеки и попечительства, после усыновления волю и интересы государства представляют и иные органы, такие как органы социальной защиты населения, налоговые органы. Институт усыновления является одним из способов реализации принципа семейного права – принципа сохранения и укрепления семьи. Под принципами семейного права понимаются те руководящие положения, которые обладают нормативным выражением, определяют правовую политику государства в обеспечении охраны и защиты семьи, материнства, отцовства, детства и отражают социально-экономическую направленность общества[10]. Государство заинтересовано в интеграции в общество своих граждан, а семья, как известно, важнейший институт социализации личности. Кроме того, семейное воспитание облегчает государству бремя содержания детей-сирот, так как при этом отсутствует необходимость создавать новые строительные объекты (помещения организаций для детей-сирот) и нести расходы по содержанию ребенка, кроме социальных гарантий и выплат в установленных законом случаях. Субъектами частных интересов в усыновлении выступают дети-сироты и граждане, желающие принять в семью ребенка.

Рассматривая усыновление как юридический факт, авторы обращают внимание прежде всего на возникновение правовых последствий, которые возможны лишь в случае утверждения усыновления судебными органами, т. е. санкционирования государством факта приема несовершеннолетнего в семью. Ряд авторов отмечали, что в результате усыновления между усыновленным, с одной стороны, и усыновителями (родственниками усыновителей) – с другой, образуются правовые связи, равные родственным[11]. Действительно, законодательное закрепление равенства содержания последствий усыновления и прав и обязанностей родителей и детей подтверждает обоснованность приведенных выше позиций.

Усыновление можно понимать и как длящуюся процедуру, для завершения которой необходимо выполнить предусмотренные законодательством требования. Такой подход основан на рассмотрении именно процессуальных аспектов усыновления, предшествующих передаче ребенка в семью и оканчивающихся вынесением судебного решения об усыновлении. В рамках процедурного подхода к природе усыновления возможно выделить следующие этапы:

  1. подготовительный этап: осуществляется кандидатами в усыновители и заключается в предоставлении необходимых документов, а также в прохождении специальной подготовки по программе обучения в усыновителей. Данное требование вступило в силу с 1 сентября 2012 года с введением в действие Федерального закона № 351-ФЗ «О внесении изменений в статьи 127 и 146 Семейного кодекса Российской Федерации и статью 271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» [12];
  2. верификационный: проверка предоставленных гражданами данных и утверждение кандидатуры усыновителя компетентными органами;
  3. правоустанавливающий: в порядке особого судопроизводства кандидаты в усыновители устанавливают свое право быть усыновителями ребенка.

На данных этапах активным субъектом выступает именно кандидат в усыновители, так как бремя предоставления необходимых документов возложено именно на него, возложение такой обязанности призвано выявить добросовестность намерений граждан. Органы опеки и попечительства, наделенные властными полномочиями, выступают посредником между тремя сторонами усыновления: несовершеннолетним, кандидатом в усыновители и государством. Государство также является полноценным участником отношений по усыновлению, так как через специальные органы заботится о ребенке не только до момента вынесения решения об усыновлении, но и сохраняет некоторые контролирующие и обеспечительные функции после передачи несовершеннолетнего в семью. Казалось бы, несовершеннолетний является наименее активным субъектом рассматриваемого процесса, однако именно от его согласия зависит успешное завершение правоустанавливающего этапа. Именно поэтому на этапе подготовки дела об усыновлении к судебному разбирательству судья наряду с иными документами проверяет наличие документа, свидетельствующего о согласии ребенка, достигшего возраста 10 лет, на усыновление (п. 4 ч. 1 ст. 272 ГПК РФ).

При комплексном подходе можно сделать вывод, что усыновление – это единое сложное правоотношение, включающее в себя различные этапы, или последовательная совокупность различных по природе правовых связей. Также усыновление – это фиксируемое в судебном порядке правовое состояние, возникающее на основе юридического акта, подлежащее государственной регистрации и основанное на добровольном волеизъявлении и взаимном согласии лиц, которые в соответствии с законодательством  могут быть усыновителями и усыновленными и между которыми устанавливается искусственная юридическая связь в виде взаимных имущественных и личных неимущественных прав и обязанностей, равных тем, которые существую т между родителями и детьми[13].

Думается, что установить баланс между данными подходами может следующая дефиниция: «усыновление – это не только форма устройства на воспитание детей, оставшихся без попечения родителей, но и юридический факт, т.е. обстоятельство, вызывающее определенные правовые последствия»[14].

Самой распространенной формой семейного устройства несовершеннолетних является усыновление, но усыновление это всего лишь одна из альтернативных частей системы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, поэтому наиболее полную оценку этому институту можно дать, если сравнить его с другими формами устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Начнем сравнение с института опеки и попечительства. Так, в 2010 году под опеку (попечительство) на безвозмездной основе были переданы 64,1 % от имеющегося на начальный период года количества неустроенных детей, в 2011 – 60,3 %, в 2012 году – 60,7 %[15].

Установление опеки и попечительства, как и усыновления, возможно в отношении несовершеннолетних детей, однако опека применима для детей в возрасте до 14 лет (аб. 1 п. 2 ст. 145 СК РФ), попечительство – от 14 до 18 лет (аб. 2 п. 2 ст. 145 СК РФ), в то время как усыновление охватывает весь возрастной период до совершеннолетия (п. 2 ст. 124 СК РФ). Важно отметить, что опека (попечительство) носят временный характер, определяемый возрастом ребенка, «усыновление же выступает единственной формой устройства ребенка (детей), обладающей пожизненным характером»[16]. Кроме того, передача братьев и сестер разным людям при рассматриваемых формах устройства невозможна, кроме как в случаях соблюдения интересов детей (п. 3 ст. 124, п. 5 ст. 145 СК РФ). Опека и попечительство не влекут за собой установления между несовершеннолетним и опекуном (попечителем) родственных отношений, тогда как при усыновлении между усыновителями и ребенком устанавливаются родительско-детские отношения, признаваемые законодателем равными родственным. Опекуны (попечители) не становятся алиментнообязанными в отношении несовершеннолетних, тогда как у усыновителя возникает такая обязанность. И опекуны, и усыновители проживают с несовершеннолетними совместно, однако для первых данное является обязанностью (аб. 1 п. 2 ст. 36 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)[17]), а для вторых это является следствием возникших семейных отношений. Так как опека (попечительство) устанавливается над несовершеннолетними детьми, то опека прекращается по достижению ребенком возраста 14 лет, а попечительство – по достижению возраста 18 лет, усыновление же не может быть прекращено по данным объективным причинам. Законодательно закреплены и иные основания прекращения правовых связей, возникающих на основании рассматриваемых форм устройства детей. При этом ненадлежащим исполнением обязанностей при усыновлении следует считать уклонение усыновителей от выполнения родительских обязанностей, злоупотребление родительскими правами, жестокое обращение с усыновленным (п. 1 ст. 141 СК РФ); при опеке (попечительстве) – уклонение от содержания и воспитания подопечных (п. 3 ст. 36 ГК РФ), случаи незаконного раздельного проживания с несовершеннолетним (п. 2 ст. 36 ГК РФ), случаи неразрешенного использования причитающихся опекаемому (подопечному) денежных выплат (п. 1 ст. 37 ГК РФ), использование опекуном (попечителем) предоставленных ему прав в отношении имущества несовершеннолетнего в своих корыстных целях (п. 2 ст. 37 ГК РФ). Очевидно, что при прекращении (отмене) опеки и усыновления используются различные процессуальные способы реализации данного, так, усыновление может быть отменено только в судебном порядке (ст. 275 ГПК РФ), тогда как опека прекращается по решению органов опеки и попечительства (п. 6 ст. 29 ФЗ «Об опеке»). После прекращения действия опеки и усыновления различны и схемы восстановления правового статуса несовершеннолетнего. При усыновлении и его отмене происходит трехэтапный процесс, при чем первый и последний при этом совпадают: 1) несовершеннолетний принадлежит к категории детей, оставшихся без попечения родителей, 2) ребенок приобретает статус члена семьи, 3) при отмене несовершеннолетний вновь восстанавливается в статусе оставшегося без родительской опеки. Необходимо заметить, что отмена усыновления возможна в отношении несовершеннолетнего ребенка (ст. 144 СК РФ). При прекращении опеки несовершеннолетний не изменяет своего общего правового статуса, так как и в период опеки он сохранял статус оставшегося без попечения родителей.

Различны предлагаемые формы и по наличию возмездности в пользу граждан, решивших стать опекунами (попечителями), усыновителями. Усыновление является безвозмездной формой устройства детей, так как вознаграждение усыновителю непосредственно за выполнение им родительских обязанностей законодательно не предусмотрено. Безусловно, государство предусмотрело ряд денежных выплат, которые могут получить граждане при усыновлении ребенка, так, на федеральном уровне установлено, что усыновив второго (и/или последующего) ребенка при наличии первого (предыдущих), женщина вправе получить материнский капитал. Кроме того в 2006 году Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.12.2006 № 865 «Об утверждении Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей» была введена норма о выплате единовременного пособия при усыновлении ребенка. Определять данные выплаты как вознаграждение усыновителям неправильно, так как средства материнского капитала могут быть потрачены на строго определенные цели (п. 3 ст. 7 Федерального закона от 29.12.2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей»[18]). Размер же единовременного пособия, выплачиваемого при помещении ребенка в семью не позволяет считать такие выплаты вознаграждением, так как их размер несопоставим с будущими затратами на ставшего родным ребенка. Так, у усыновителей нет и никаких льгот, предоставляемых государством, основанием для предоставления которых является «некровная связь» ребенка и родителя, потому что подразумевается, что ребенок становится родным, государство предусматривает денежные выплаты для семей, не проводя разницы по признаку кровного родства между членами семьи.

Опека (попечительство) может осуществляться на безвозмездной и возмездной основе (п. 1 ст. 16 ФЗ «Об опеке»). Патронатное воспитание и приемная семья являются формами устройства детей, оставшихся без попечения родителей, которые осуществляются на возмездной основе. В СК РФ закреплено понятие приемной семьи, которое не позволяет в полной мере раскрыть сущность данной формы устройства несовершеннолетних. Понятия патронатной семьи в данном нормативном правовом акте не содержится, лишь указано на регулирование данной формы семейного воспитания на уровне субъектов Российской Федерации (аб. 1 п. 1 ст. 123 СК РФ). Этот вид устройства детей сохраняет свою распространенность. Так, в 2010 году в приемные семьи было передано 6988 детей, под патронат – 206, в 2011 году – 6977 и 136 соответственно, в 2012 году – 6901 и 128 детей[19].

Стоит обратить внимание на то, что на рассмотрении в Государственной Думе Российской Федерации находится законопроект «О патронате в Российской Федерации»[20], в котором предпринята попытка дать определение патроната. По мнению авторов проекта, патронатом признается «форма воспитания и оказания социальной помощи детям, нуждающимся в государственной поддержке, а также лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте от 18 до 23 лет» (ст. 1). Обратимся к законодательству субъектов России, в которых данные формы развиваются достаточно продолжительный период времени. В предлагаемых законах не содержится единого подхода к названию рассматриваемой формы устройства детей (патронатной семье), так наряду с понятием, закрепленным в СК РФ, применяется понятие «патронатное воспитание»[21]. Определение, предложенное в законе Пермской области, представляется наиболее оптимальным: «патронатное воспитание – это форма устройства ребенка (детей), находящегося на попечении органа опеки и попечительства, на воспитание в семью патронатного воспитателя при сохранении обязанностей опекуна (попечителя) в отношении ребенка у органа опеки и попечительства» (ст. 2 закона Пермской области «О патронатном воспитании»[22]). В законе Ульяновской области «О патронатной семье в Ульяновской области»[23] предлагается определение патронатной семьи, основанное на отражении в основном процедурных моментов реализации данной формы, патронатной семьей признается «форма устройства детей, оставшихся без попечения родителей, на содержание и воспитание в семью в соответствии с договором о патронатной семье» (ст. 1). В законах некоторых субъектов исполнение обязанностей патронатных воспитателей признается трудом, а вознаграждение за выполнение возложенных обязанностей – заработной платой, например, в Пермской области труд патронатного воспитателя признается квалифицированным социально-педагогическим трудом (п. 1 ст. 20 закона Пермской области «О патронатном воспитании», ст. 14 закона Рязанской области «О патронатном воспитании»[24]). Однако оправдано ли такое приравнивание исполнения обязанностей патронатными воспитателями к квалифицированному труду? Оценивая труд патронатного воспитателя как квалифицированный, законодатель, тем не менее, не установил в требованиях, предъявляемых к таким воспитателям, обязательное наличие какого-либо профессионального образования. Патронатным воспитателем может стать полностью дееспособный совершеннолетний гражданин, не имеющий предусмотренных законом ограничений (п. 2 ст. 8 закона Пермской области «О патронатном воспитании»). Для оценки сложившейся ситуации следует обратиться к опыту Великобритании и Соединенных Штатов Америки, где существует система фостерных воспитателей. В России фостерному воспитанию противопоставляется две формы устройства детей – приемная семья и патронатная семья[25]. Однако, требования к лицам, осуществляющим столь схожие формы воспитания, в этих странах различаются. Необходимо заметить, что, прежде чем стать фостерными воспитателями, граждане Великобритании проходят годичные курсы подготовки, в период осуществления фостерного воспитания еженедельно посещают с ребенком психолога[26]. В США для осуществления фостерного воспитания граждане должны получить лицензию и ежегодно проходить курсы переподготовки[27]. В этой связи заслуживает положительной оценки предложение об обучении граждан – кандидатов в патронатные воспитатели, выраженное в ст. 4 законопроекта «О патронате в Российской Федерации».

Приемные родители также осуществляют свои обязанности на возмездной основе, оформляя свои услуги гражданско-правовым договором о приемной семье (аб. 2 п. 2 ст. 152 СК РФ, аб. 1 ст. 4 закона Пермского края «Об устройстве детей-сирот»[28]), тогда как с патронатным воспитателем может быть заключен трудовой договор (п. 3 ст. 13 закона Пермской области «О патронатном воспитании»). Основное различие между представленными возмездными формами опеки в том, что при патронате обязанности опекуна сохраняются у органов опеки и попечительства, а патронатный воспитатель выполняет лишь социально-адаптационные функции. Приемная же семья принимает на себя все опекунские функции, включая совместное проживание, а органы опеки и попечительства осуществляют лишь контрольные функции (п. 11 Правил создания приемной семьи и осуществления контроля за условиями жизни и воспитания ребенка (детей) в приемной семье[29]). «Патронатная семья – это семья, которая дружит с ребенком из детского дома, приглашает его в гости, берет с собой в театр, кино, на отдых»[30].

Таким образом, сравнительный анализ всех форм воспитания детей, оставшихся без попечения родителей, показывает, что усыновление выгодно отличается от иных форм устройства детей следующим:

  1. дает ребёнку возможность чувствовать себя полноценным членом семьи; сохраняются все отношения и права наследования, в том числе по выходу из несовершеннолетнего возраста (п.1 ст. 137 СК РФ), так как изначально усыновление допускается только в отношении несовершеннолетних детей (п. 2 ст. 124 СК РФ);
  2. возможностью присвоить ребёнку фамилию усыновителя, поменять имя, отчество (п.2 ст. 134 СК РФ);
  3. возможностью в некоторых случаях изменить  дату и место  рождения (п. 1 ст. 135 СК РФ), это позволяет устранить все различия между усыновленными детьми и усыновителями и (или) кровными детьми и,   создает благоприятный климат в семье, а также еще более защищает интересы ребенка.

Усыновление имеет и ряд негативных моментов для имущественного положения усыновляемого, которые важно учитывать усыновителям, но на практике последние не всегда о них знают. Этот вопрос будет проанализирован в параграфе 1.3.

Ряд авторов оценивает усыновление как юридическую фикцию, что не безосновательно. По общему правилу, ребенок становится сыном или дочерью в семье усыновителей, хотя и не был рожден ими[31]. Согласно действующему законодательству, по просьбе усыновителей ребенку могут быть присвоены новые фамилия, имя, отчество (п. 2 ст. 134 СК РФ), тем самым юридически закрепляется единство рода усыновителей и усыновленного. Кроме того, закрепленное требование о сохранении тайны усыновления (ст. 139 СК РФ) также направлено на установление и защиту новых родственных связей. Таким образом, законодательно предусмотрены способы трансформации неродственных отношений в родственные, не основываясь на кровной связи субъектов правоотношений. Данный вывод заставляет проанализировать сущность усыновления как юридическую фикцию.

Н.В. Летова отмечала, что «приравнивание» в правах и обязанностях усыновленного ребенка к правам родственников по происхождению основано на применении законодателем приема юридической фикции[32]. Обратимся к понятию юридической фикции. В.К. Бабаев определял фикцию как «прием, употребляемый в объективном праве и в юриспруденции и состоящий в признании несуществующего существующим и обратно»[33]. В свою очередь О.А. Курсова относит правовую фикцию к «средствам юридической техники, при помощи которого конструируется заведомо не существующее положение (отношение или состояние), признаваемое существующим и обладающее императивностью, выполняющее роль недостающего юридического факта в ситуации невосполнимой неизвестности, закрепленное нормой права»[34]. По мнению Р.К. Лотфуллина, «юридическая фикция – это средство юридической техники, условно признающее заведомо ложное положение истиной, возможность опровержения которой, как правило, не имеет никакого юридического значения»[35].

Анализируя вышеизложенное, можно сделать вывод, что усыновление по природе является юридической фикцией, так как признает существующими родственные отношения между людьми, родственные узы которых не имеют естественной природы. Следует согласиться и с мнением Р.К. Лотфуллина об отсутствии необходимости оспаривать фикцию. В сфере усыновления при необходимости оспаривается не сам факт создания «фиктивных» родственных отношений, в судебном порядке может быть оспорена возможность дальнейшего существования фикции ввиду уклонения усыновителей от выполнения ими родительских обязанностей или иных нарушений принципа добросовестности (ст. ст. 141, 142 СК РФ).

Предложенные выводы относительно природы усыновления как фикции, подтверждаются и мнением Н.Н.Тарусиной: «к числу фикций, выполняющих не только задачу необходимой формализации казуса, но и исключительно гуманные функции, относятся и так называемые фиктивные конструкции института усыновления»[36].

Учитывая отличия усыновления от иных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, а также доводы в пользу того или иного аспекта природы усыновления, можно определить усыновление (удочерение) как принятие в семью ребёнка на правах кровного родственника с соблюдением всех следующих из данного факта прав и обязанностей.

В главе 19 СК РФ раскрываются основные понятия, применяемые в сфере усыновления, и дается общая схема осуществления процедуры усыновления, во исполнение которой принимаются иные нормативные правовые акты. Однако до сих пор среди ученых-юристов существуют разногласия относительно понятия усыновления из-за неточности, которую допустил законодатель при разработке главы 19 СК РФ. Рассмотрим подробнее. Нормы об усыновлении расположены в разделе VI СК РФ, что указывает на применение к усыновлению понятия «форма воспитания детей, оставшихся без попечения родителей», тогда как п. 1 ст.124 относит усыновление к приоритетной форме устройства детей. Л.Ю. Михеева придерживается мнения, что такое расхождение не более чем «редакционная ошибка законодателя»[37]. Однако представляется, что системное толкование норм СК РФ указывает на то, что «законодатель рассматривает форму воспитания детей как родовое по отношению к форме устройства, т.е. форма устройства есть элемент формы воспитания»[38]. Думается все же, что понятие усыновления как формы устройства отражает процессуальный подход к природе усыновления, а форма воспитания отражает сущность усыновления как особых правоотношений между ребенком и усыновителем. В связи с этим, учитывая правовую природу усыновления, не представляется возможным считать данное расхождение редакционной ошибкой.

В законодательстве субъектов РФ также можно найти варианты определений усыновления. Так, ранее в законе Сахалинской области «О социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» усыновлением признавался «юридический акт, закрепляющий за усыновителем и усыновленным такие же права и обязанности, какие существуют между родителями и детьми»[39] (п.5 ст. 2). Ныне в законе Томской области предложено следующее определение, в котором устранена «редакционная ошибка»: «усыновление (удочерение) – форма устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на воспитание в семью, устанавливаемая в судебном порядке и обеспечивающая возникновение между усыновителями и усыновленными таких же прав и обязанностей, которые существуют между родителями и их родными детьми»[40]. Видно, что и на уровне субъектов существуют различные понятия усыновления, зависящие от применения того или иного подхода относительно природы усыновления. В большинстве законов такого уровня используется понятие, установленное в федеральном законодательстве[41]. В законах субъектов Российской Федерации содержится отсылка к федеральному законодательству в части применимых терминов, тогда как в федеральном законодательстве не предложено единого термина усыновления.

Предлагается рассмотреть усыновление как комплексное правоотношение. Г.Ф. Шершеневич указывал, что правовые отношения структурно различаются в зависимости от того, являются ли они частно-правовыми или публично-правовыми. При этом автор выделял два общих структурных элемента – субъект и объект правоотношения, а содержание правоотношения составляли субъективное право и обязанность лишь в частно-правовых отношениях, в публичных правоотношениях элемент «субъективное право» отсутствовал[42]. Как было отмечено, в отношениях по усыновлению участвуют публичные лица и частные. Именно поэтому структурный элемент «содержание правоотношения» должен содержать как права, так и обязанности лиц. Таким образом, правоотношениями можно назвать отношения, складывающиеся по поводу определенного объекта между лицами, выразившими свою волю на возникновение таковых, в результате которых все стороны приобретают новые права и обязанности, определяемые существом отношений. В этой связи представляется возможным предложить определение: усыновление – это комплексное отношение, возникающее между усыновителями и усыновленным при участии государственных органов по поводу обеспечения семейного воспитания ребенку, оставшемуся без попечения родителей, в результате которого усыновитель и усыновленный приобретают субъективные права и обязанности, а усыновители и государственные органы – несут дополнительные правовые обязанности, определяемые интересами общества и государства. Данные правоотношения также включают в себя процедурный элемент и элемент факта. Процедурный элемент: отношения между субъектами властных полномочий и гражданами по организации системы подбора кандидатов в усыновители и передаче детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи желающих граждан. Элемент факта: признание усыновления основанием прекращения правоотношений между ребенком и государственным учреждением в части обеспечения семейного воспитания, а также основанием возникновения семейных отношений между гражданами и ребенком[43].

 

 

1.2. Условия и порядок усыновления.

Усыновление, являясь сложным правоотношением, требует соблюдения ряда условий, определенных целями и значением рассматриваемого института. Некоторые авторы называли условия усыновления юридическими фактами, одни из которых по своей природе являются действиями, другие – событиями[44]. Действительно, такие условия как несовершеннолетие ребенка и принадлежность его к категории детей, оставшихся без попечения родителей, можно отнести к фактам-событиям; дачу согласия родителей ребенка на усыновление последнего, выражение воли гражданина стать усыновителем (предоставление необходимых документов, прохождение психолого-педагогической подготовки) следует отнести к фактам-действиям. Учитывая то обстоятельство, что усыновление прекращает все правовые связи несовершеннолетнего и его родителей и устанавливает права и обязанности между ребенком и усыновителем, последовательное соблюдение всех условий усыновления указывает на отнесение последних к правопрекращающим фактам и правоподготавливающим[45].

Видится, что условия усыновления можно определить как законодательно установленные требования, предъявляемые к лицам, непосредственно относящимся к отношениям по усыновлению, без выполнения которых невозможно принятие положительного решения об усыновлении. «Конечно, усыновление – сложное комплексное явление, и выявление наличия связей между потенциальным усыновителем и усыновленным следует признать необходимым, но далеко не достаточным условием»[46].

Условия усыновления предлагается классифицировать на общие и специальные. К общим условиям следует отнести те, которые всегда необходимы для положительного решения вопроса об усыновлении и определены природой усыновления, к специальным – те, наличие которых является обязательным в случаях, предусмотренных законом.

В СК РФ указано, что усыновление допускается в отношении детей, оставшихся без попечения родителей (п. 1 ст. 124 СК РФ). Такими лицами признаются «дети, оставшиеся без попечения родителей, – лица в возрасте до 18 лет, которые остались без попечения единственного или обоих родителей … с установлением данного в установленном законом порядке» (ст. 1 Федерального закона от 21.12.1996 № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (далее – ФЗ «О дополнительных гарантиях»)[47]). Причины отсутствия у детей родительского попечения различны, к числу которых относятся:

  • отсутствие родителей;
  • лишением родителей их родительских прав;
  • ограничение в родительских правах;
  • признание родителей безвестно отсутствующими, недееспособными (ограниченно дееспособными), находящимися в лечебных учреждениях, объявление их умершими;
  • отбывание родителями ребенка наказания в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, нахождение в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений;
  • уклонение родителей от воспитания детей или от защиты их прав и интересов;
  • отказ родителей взять своих детей из воспитательных, лечебных учреждений, учреждений социальной защиты населения и других аналогичных учреждений;
  • иные случаи признания ребенка оставшимся без попечения родителей в установленном законом порядке.

Органы опеки и попечительства выявляют несовершеннолетних, которые остались без родительского воспитания по указанным причинам, и подбирают наилучший вариант устройства ребенка в семью, однако часто такая возможность отсутствует и ребенок находится в стадии ожидания, проживая в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Усыновители могут узнать о ребенке, принадлежащем к категории оставшихся без родительского попечения в органах опеки и попечительства, в региональном банке данных о детях данной категории или в подобном банке данных федерального уровня. Изначально сведения об оставленном ребенке попадают в органы опеки и попечительства, которые в течение месяца обеспечивают ему устройство, при невозможности обеспечения семейного воспитания по истечению установленного срока органы опеки направляют информацию о ребенке в региональный банк данных; при невозможности устройства ребенка в течение месяца на территории данного субъекта сведения о нем поступают в федеральный банк данных, а ребенок остается в государственной организации (п. 3 ст. 122 СК РФ). Если сведения о ребенке находятся в федеральном банке данных, это значит, что органы опеки не нашли возможности устройства ребенка по месту его фактического проживания или на территории данного субъекта Российской Федерации . Первоначальный поиск ребенка в таких банках возможен по следующим критериям: пол ребенка, год рождения, цвет глаз, цвет волос, наличие братьев и сестер. В федеральном банке данных нет критерия поиска ребенка по состоянию (группе) здоровья, что является далеко не последней определяющей при принятии решения о выборе конкретного ребенка.

Итак, первым необходимым условием усыновления, которое указано еще в определении усыновления (п. 1 ст. 124 СК РФ), является отсутствие у ребенка родительского попечения.

Безусловно, вся процедура усыновления не может быть инициирована в отсутствии волеизъявления потенциальных усыновителей, которое выражается в подаче заявления с просьбой дать заключение о возможности быть заявителем (пп. 1 п. 6 Правил передачи детей на усыновление[48]). Основаниями положительного заключения органов опеки и попечительства являются прилагаемые к заявлению документы (п. 6 Правил передачи детей на усыновление):

1) краткая автобиография;

2) документ, подтверждающий доход лица за последние 12 месяцев (справка с места работы с указанием должности лица и размера средней заработной платы за последние 12 месяцев или иной документ);

3) копия финансового лицевого счета и выписка из домовой (поквартирной) книги с места жительства или документ, подтверждающий право собственности на жилое помещение;

4) справка органов внутренних дел, подтверждающая отсутствие судимости или наличие уголовного преследования за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности, половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, против общественной безопасности, а также отсутствие неснятой или непогашенной судимости за тяжкие или особо тяжкие преступления;

5) медицинское заключение медицинской организации о состоянии здоровья лица;

6) копия свидетельства о браке при усыновлении ребенка супружеской парой или одним из супругов;

7) копия свидетельства или иного документа о прохождении психолого-педагогической подготовки лица. Не требуется для близких родственников детей, а также лиц, которые являются или являлись усыновителями, и в отношении которых усыновление не было отменено. Стоит заметить, что необязательность подготовки для перечисленной категории лиц, на наш взгляд, не является обоснованной. Видится, что нераспространение обязанности прохождения подготовки следует предусмотреть только для близких родственников и усыновителей, которые уже проходили такую подготовку при усыновлении предыдущего ребенка. Для опекунов же следует сохранить обязанность прохождения такой подготовки, так как значение и последствия опеки и усыновления различны, следовательно, уровень подготовки граждан должен быть разным;

8) справки о соответствии жилых помещений санитарным и техническим правилам и нормам, выданные соответствующими уполномоченными органами (выдаются по запросу органа опеки и попечительства на безвозмездной основе.

9) копия пенсионного удостоверения, справка из территориального органа Пенсионного фонда Российской Федерации или иного органа, осуществляющего пенсионное обеспечение.

Вторым общим условием является выражение воли гражданина стать усыновителем, произведенное в установленной законом форме.

К специальным условиям усыновления относятся законодательные требования, предъявляемые к самим усыновителям, и согласие иных лиц, кого непосредственно будут касаться последствия усыновления. Стоит отметить, что они будут различаться в зависимости от вида усыновления (например, необходимо прохождение кандидатом в усыновители специальной подготовки, однако для кровных родственников ребенка данное условие не обязательно).

Рассмотрим требования, установленные законодателем для потенциальных усыновителей.

Усыновителями могут быть: совершеннолетние лица обоего пола, способные по состоянию здоровья осуществлять уход за ребенком дееспособные лица, имеющие постоянное место жительства, не бывшие судимыми за преступления против жизни и свободы граждан, прошедшие подготовку по программе обучения усыновителей и имеющие на момент усыновления доход, позволяющий обеспечить ребенку прожиточный минимум, установленный в субъекте Российской Федерации, где проживает усыновитель (п. 1 ст. 127 СК РФ).

Однако в 2014 году Конституционным Судом Российской Федерации было вынесено решение, уточняющее изложенный перечень требований. Конституционный Суд в своем решении указал, что аб. 10 п. 1 ст. 127 СК РФ не соответствует ст. 7 ч. 2, ст. 19 ч. 1, ст. 38 ч. 1, 2 ст. 46 ч. 1, ст. 55 ч. 3 Конституции РФ «в той мере, в какой предусмотренный им запрет на усыновление детей распространяется на лиц, имевших судимость за указанные в данном законоположении преступления (за исключением относящихся к категориям тяжких и особо тяжких преступлений, а также преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности независимо от степени тяжести), либо лиц, уголовное преследование в отношении которых в связи с преступлениями, не относящимися к категориям тяжких и особо тяжких, а также преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности, было прекращено по нереабилитирующим основаниям, – постольку, поскольку в силу безусловного характера данного запрета суд при рассмотрении дел об установлении усыновления, в том числе в случаях, когда потенциальный усыновитель (при наличии фактически сложившихся между ним и ребенком отношений и с учетом характера совершенного им или вменявшегося ему деяния) способен обеспечить полноценное физическое, духовное и нравственное развитие усыновляемого ребенка без риска подвергнуть опасности его психику и здоровье, не правомочен принимать во внимание обстоятельства совершенного преступления, срок, прошедший с момента его совершения, форму вины, обстоятельства, характеризующие личность, в том числе поведение лица после совершения преступления, а также иные существенные для дела обстоятельства.»[49]. Иначе говоря, Конституционный Суд указал судам на необходимость оценки личности кандидата в усыновители с уголовным прошлым (за исключением лиц, привлекавшихся за преступления, относящиеся к категории тяжких и особо тяжких, а также преступления против половой неприкосновенности и свободы личности) в каждом конкретном случае с учетом интересов и безопасности ребенка.

При усыновлении ребенка требуется также согласие родителей несовершеннолетнего (иных законных представителей) (ст. 129, 131 СК РФ), в отношении которого может быть потенциально установлено усыновление. При этом должно быть получено согласие только тех родителей, которые известны и имеют правовую связь с ребенком, т.е. не лишены родительских прав, не уклоняются от содержания и воспитания ребенка, не признаны судом безвестно отсутствующими или недееспособными (ст. 130 СК РФ). Согласие родителей может быть выражено в пользу конкретных лиц или в пользу неопределенного круга лиц (часто согласие именно такого содержания выражают женщины при отказе забирать ребенка из родильных домов). Данное условие выполняет подготовительную функцию (является основанием прекращения правовых связей родителей и ребенка, которое завершается при вынесении решения об усыновлении). В законе сказано, что родители вправе отозвать свое согласие до вынесения решения суда об усыновлении ребенка (п. 2 ст. 129 СК РФ), тем самым поставив точку в уже завершающемся многоэтапном процессе усыновления.  Указанная норма, направленная на сохранение семейных связей, в руках недобросовестных родителей может стать способом спекуляции на чувствах кандидатов в усыновители принять ребенка в семью. В связи с этим предлагается установить срок – шесть месяцев, в течение которого родитель вправе изменить свое мнение, и внести следующие изменения в п. 2 ст. 129 СК РФ. Стоит отметить, что отсутствие согласия родителей лишает граждан возможности усыновить ребенка.

Если в отношении ребенка уже установлены иные формы семейного воспитания (опека, попечительство, приемная семья), то в таких случаях требуется согласие опекунов, попечителей или приемных родителей. При передаче на усыновление ребенка, находящегося на воспитании в государственных учреждениях, свое согласие должен дать руководитель такой организации. При этом суд вправе вынести положительное решение об усыновлении и в отсутствии такого согласия, если это согласуется с интересами несовершеннолетнего (п. 2 ст. 131 СК РФ).

Соблюдая принцип наилучшего обеспечения прав ребенка при передаче их на усыновление, российский законодатель предусмотрел необходимость согласия самого ребенка на усыновление. Если несовершеннолетний, достигший десятилетнего возраста, не знал потенциальных усыновителей (они не являлись его опекунами, приемными родителями), то он обязан выразить свое согласие на передачу его именно в эту семью. Интересен и заслуживает внимания российского законодателя опыт Германии, где предусмотрен испытательный срок, который определяется из критериев разумности (§ 1744 Германского Гражданского Уложения) и помогает установить эмоциональную привязанность между ребенком и усыновителем. В период испытательного срока гражданам не выплачивается пособие по усыновлению, пособие установлено только для тех пар, которые усыновили ребенка. Так, Судом земли Северный Рейн-Вестфалия было вынесено решение об отказе гражданам выплаты такого пособия в период осуществления родительских обязанностей в рамках испытательного срока[50], обосновывая тем, что действия граждан в период испытательного срока являются показателем для властей о добросовестном желании принять ребенка; истец же считал, что данные обязанности равны по своей природы родительским, и пособие в таких случаях может быть выплачено (законодательством земли была предусмотрена возможность выплаты социального пособия, однако это не являлось обязанностью властей). Действительно, при помещении ребенка в семью необходимо учитывать фактор эмоциональной расположенности усыновляемого во избежание негативных последствий. Следует предусмотреть такой срок и в российском законодательстве: разрешение предварительного проживания ребенка в семье граждан в течение 6 месяцев. При этом кандидаты в усыновители не будут получать вознаграждение от государства, а на содержание ребенка стоит предусмотреть государственные выплаты в том размере, который положен на содержание ребенка в государственном учреждении за аналогичный период.

В целях обеспечения интересов детей (с учетом этнической принадлежности, принадлежности к определенной культуре, религии, родного языка) закреплен приоритет усыновления несовершеннолетних в стране места проживания, а усыновление иностранными гражданами считается исключительной мерой. Следуя данной логике, справедливо  закрепить приоритет усыновления несовершеннолетних их родственниками (братьями, сестрами, дядями, тетями, бабушками) на внутригосударственном уровне, что также обусловлено соблюдением интересов детей – изъявившие желание усыновить ребенка родственники в силу кровной связи могут создать более крепкие родственные связи. Такая идея уже поддержана украинским законодателем, который установил, что «при наличии нескольких лиц, желающих усыновить одного и того же ребенка, преимущественное право на его усыновление имеет гражданин Украины, … который является родственником ребенка» (пп. 4 п. 1 ст. 213 Семейного кодекса Украины[51]). В связи с этим возможно дополнение п. 1 ст. 127 СК РФ абзацем следующего содержания: «При наличии нескольких лиц, желающих усыновить одного и того же ребенка, преимущественное право на его усыновление имеет гражданин Российской Федерации, являющийся биологическим родственником ребенка. В случае если такие родственники известны и знают о возможности усыновления ребенка, но не изъявили желания принять его, могут быть рассмотрены кандидатуры иных лиц».

Далее целесообразно рассмотреть требования усыновления в зависимости от условно выделенных видов усыновления. На основании такого критерия как субъект активных действий (усыновителя) усыновление может быть разделено на: 1. усыновление одного и того же ребенка семейной парой, 2. усыновление ребенка супруга другим супругом, 3. единоличное усыновление лицом, состоящим в браке, 4. усыновление ребенка лицом, не состоящим в браке

Заметим, что в действующем законодательстве не содержится требования о продолжительности брака лиц, желающих усыновить ребенка. Во многих иностранных правопорядках такое требование установлено. Так, в Турции усыновители должны быть женаты в течение пяти лет до момента подачи заявления об усыновлении (ст. 306 Гражданского Кодекса Турции[52]), в Италии усыновители должны состоять в браке не менее трех лет (ст. 6 Закона Италии № 184 «О порядке усыновления и установления опеки над несовершеннолетними» [53] (далее – Закон Италии № 184)), во Франции – проживать в браке не менее двух лет (ст. 343 Гражданского Кодекса Франции[54] (далее – ФГК)). Данные требования являются определенным гарантом стабильности отношений между супругами и серьезности намерений взять в свою семью ребенка и заслуживают внимания российского законодателя. Кроме того, целесообразность закрепления данного требования подтверждается статистикой расторгнутых браков. Так, в соотношении с заключенными браками в 2012 году было расторгнуто 53 % браков, в 2011 – 50 % в таком же соотношении, в 2010 году – 52, 6 %[55].

В последнее время остро обсуждается вопрос возможности усыновления детей однополыми парами, некоторые правопорядки уже установили такую возможность. Так, во Франции однополым союзам разрешили усыновлять детей путем легализации однополых союзов (ст. 143 ФГК[56]).

Право на усыновление однополыми партнерами рассматривается в трех аспектах: 1. усыновление однополой парой чужого ребенка, 2. усыновление человеком гомосексуальной ориентации чужого ребенка индивидуально, 3. усыновление гомосексуальным партнером ребенка партнера – биологического родителя усыновляемого. В большинстве стран отказывают в официальном усыновлении детей в описанных ситуациях[57]. Отказы в таких юрисдикциях могут быть выражены в косвенной форме (предоставление права усыновлять только супружеским парам) или негласной форме (при проверке личности усыновителя). В России же с принятием закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам устройства» реализована прямая форма запрета усыновления детей однополыми союзами иностранных граждан (аб. 14 ст. 127 СК РФ). Вопросы международного усыновления будут рассмотрены в главе 3.

Решение вопроса о возможности усыновления детей союзом однополых лиц основано на совокупности двух факторов: установлении требований к усыновителям (например, усыновителями могут быть супружеские пары) и определении условий заключения брака, так как именно лица, состоящие в официальном браке, могут считаться супружеской парой. Невозможность усыновления в России ребенка однополой парой обусловлена законодательными реалиями. На это верно обратила внимание Л.А. Смолина, указав, что СК РФ определяет следующие условия заключения брака: 1) добровольное согласие, 2) разнополость, 3) достижение брачного возраста (п. 1 ст. 12 СК РФ)[58]. Следовательно, усыновление ребенка однополым брачным союзом запрещено. В России, однако, воспринята идея единоличного усыновления (ст. 127, 128 СК РФ), при реализации которой сложно будет отследить попадание ребенка в однополую пару. Законодательно не предусмотрены, и не могут быть предусмотрены по причине запрета на вмешательство в частную жизнь граждан, механизмы проверки сексуальной ориентации граждан, что дает возможность усыновить ребенка одному партнеру, а в дальнейшем воспитывать его совместно с другим партнером. Ужесточив нормы об усыновлении российских детей однополыми союзами и одинокими гражданами из стран, где такие союзы признаются браками, российский законодатель обошел данный вопрос стороной в собственной стране.

Усыновление супругом ребенка второго супруга возможно лишь при наличии согласия второго супруга (родителя ребенка) на усыновление его ребенка (п. 1 ст. 129 СК РФ). Такой вид усыновления весьма распространен, чаще всего именно мужчины при вступлении в брак с женщиной с ребенком усыновляют несовершеннолетнего. Такие усыновления осуществляется по упрощенной форме, так как при этом желающему усыновить супругу не нужно проходить обучение по программе подготовки лиц, желающих стать усыновителями. Презюмируется, что совместное семейное проживание и выполнение супругом родительских обязанностей указывает на способность последнего быть добросовестным родителем. Заявитель (супруг (а) родителя ребенка) не должен подавать заявление в органы опеки и попечительства с просьбой дать заключение о возможности быть усыновителем. Органы опеки и попечительства выражают свое мнение непосредственно в судебном заседании, участвуя в процессе в качестве государственных органов, привлекаемых для дачи заключения в целях осуществления возложенных на них обязанностей – защиты прав и интересов несовершеннолетних. Проиллюстрируем примером судебной практики. Так, Новоуренгойским судом городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа было вынесено решение об установлении усыновления в отношении несовершеннолетнего ребенка в пользу супруга матери ребенка, с которой они состояли в браке на момент подачи заявления около трех лет, при этом суд принимал во внимание заключение психологического исследования о возможности заявителя быть усыновителем, а также акт обследования жилищных условий, выполненного органами опеки и попечительства[59].

На единоличное усыновление ребенка лицом, состоящим в браке, требуется согласие второго супруга (п. 1 ст. 133 СК РФ). Наличие такого согласия обусловлено тем, что хотя правоотношения у ребенка будут установлены только с одним из супругов, но совместно проживать с ребенком, а, значит, выполнять действия по его воспитанию и обслуживанию будет и второй супруг. В случае если семейные отношения супругов прекратились, место жительства второго супруга неизвестно или по иным причинам супруги не проживают совместно более года, но при этом супруги состоят в зарегистрированном браке, то согласие второго супруга не требуется. Следует учитывать, что наличие брака рассматривает на момент судебного заседания, если брак расторгнут, то, согласно ч. 2 ст. 127 СК РФ лица, не состоящие между собой в браке, не могут совместно усыновить одного и того же ребенка. Так, например, в суде Республики Татарстан рассматривалось следующее дело об усыновлении. А. и Л. обратились в суд с заявлением об удочерении несовершеннолетней С., находящейся под их опекой, указав, что они имеют все необходимые условия для ее надлежащего содержания и воспитания. Решением суда заявление удовлетворено. Удовлетворяя заявление А. и Л. об удочерении несовершеннолетней С., суд первой инстанции исходил из того, что заявители являются мужем и женой. Между тем суд второй инстанции отменил решение об усыновлении по следующим основаниям. Обстоятельства, свидетельствующие о состоянии заявителей в совместном браке, на момент рассмотрения заявления не соответствовали действительности. Как следует из материалов дела, ранее заочным решением мирового судьи брак между А. и Л. был расторгнут[60].

Как уже было упомянуто, в СК РФ предусмотрена возможность усыновления ребенка лицом, не состоящим в браке. В данном случае специальным условием является необходимая разница в возрасте между потенциальным усыновителем и ребенком, которая по действующему законодательству составляет 16 лет (п. 1 ст. 128 СК РФ), тогда как усыновителем может быть только совершеннолетний гражданин. Однако суд в интересах ребенка может снизить данный возраст, в то же время императивное закрепление требований, предъявляемых к усыновителям, не позволяет суду снизить разницу до такой степени, чтобы усыновителем был несовершеннолетний гражданин. В то же время в отношении способности лиц своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их законодатель установил восемнадцатилетний возраст, в то же время семейное законодательство допускает способность к несению семейных прав и обязанностей (в т.ч. осознание родительских обязанностей) в более раннем возрасте (п. 1 ст. 128 СК РФ).

В литературе высказывается мнение об установлении предельного возраста усыновителя, в частности Н.В. Летова предлагает законодательно обеспечить возможность усыновления гражданами не старше 50 лет[61]. Введение такой меры автор объясняет назначением усыновления: созданием семейного воспитания и направленностью на социализацию ребенка, что предполагает способность граждан не просто вырастить ребенка до восемнадцатилетнего возраста, но и дать образование, показать ему пример родительской заботы (при отсутствии предельного возраста усыновителя родительская забота может быть заменена воспитанием, подобным заботе бабушек, дедушек). По данным Государственного комитета статистики, ожидаемая средняя продолжительность жизни мужчин и женщин в период с 2012 года по 2030 год будет находиться в пределах от 69,7 лет до 73, 9 лет[62], поэтому ограничение возраста усыновителя порогом в пятьдесят лет является устаревшим. Любое законодательное изменение должно порождаться общественными потребностями, тогда как средний возраст усыновителей составляет 35-40 лет[63], усыновителями после пятидесяти лет становятся только материально обеспеченные граждане, находящиеся в расцвете сил. Общеизвестно, что такими усыновителями стали М.Ю. Барщевский (полномочный представитель Правительства Российской Федерации в высших судебных инстанциях, доктор юридических наук, заслуженный юрист Российской Федерации), Н.Н. Белохвостикова (народная артистка РСФСР) и многие другие менее известные личности, усыновляющие не новорожденных. Родительство после пятидесяти лет возможно не только с  помощью  вспомогательных репродуктивных технологий, применение которых также не ограничено возрастом родителей. Законодатель верно не ограничил возраст усыновителей, определив лишь перечень заболеваний, при которых человек не может стать усыновителем[64].

Выяснив, каким требованиям должно соответствовать лицо, желающее усыновить ребенка, для успешного прохождения и завершения процедуры усыновления, обратимся к процедурным моментам усыновления.

Как уже было сказано в § 1 настоящей главы, процедура усыновления включает в себя следующие этапы: подготовительный этап, верификационный и правоустанавливающий.

На подготовительном этапе граждане выступают в статусе лиц, желающих усыновить ребенка (желающих принять ребенка на воспитание в семью). В связи с этим у них возникает определенный объем прав и обязанностей. Граждане, желающие усыновить ребенка, обращаются к специалисту уполномоченных государственных органов, которые занимаются вопросами усыновления, имея при себе паспорта и свидетельство о браке (в случае обращения лица, не состоящего в браке, данное свидетельство не требуется). Специалист, осуществляющий приём, проверяет представленные гражданами документы и проводит обзорную беседу, касающуюся вопроса усыновления, из которой выясняет жилищные условия, состояние здоровья, среднемесячный доход семьи, имеют ли граждане судимость, состав семьи, есть ли свои дети, мотивы усыновления. В случае положительной предварительной оценки граждан специалист органов опеки и попечительства разъясняет о возможностях пройти подготовку лиц, желающих стать усыновителем (указывает, куда обратиться). После чего граждане обращаются в организацию, осуществляющую подготовку потенциальных усыновителей, с заявлением о зачислении их на курсы[65]. Подготовка граждан, как правило, осуществляется на базе государственных бюджетных учреждений в сфере образования. В Курской области таким учреждением является государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Курский институт непрерывного профессионального образования (повышения квалификации и профессиональной переподготовки) специалистов отрасли образования» (п. 1.3 Порядка подготовки граждан, выразивших желание стать усыновителями, опекунами или попечителями детей, оставшихся без попечения родителей).

«Установлено, что общая трудоемкость программы должна составлять не менее 30 и не более 80 академических часов (из них не менее 70% академических часов практических занятий (тренинга), включая итоговую аттестацию (собеседование)).

В целях реализации вышеуказанного требования Минобрнауки России подготовило письмо от 24.08.2012 № ИР-713/07 «О подготовке лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей» (вместе с Рекомендациями по организации и осуществлению деятельности по подготовке лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей). Вышеуказанное касается всех лиц, в том числе и иностранцев, если они не прошли такую подготовку в стране, в которой они постоянно проживают»[66].

Итак, пройдя обучение по указанной программе и собрав необходимые документы (п. 6 Правил передачи детей на усыновление), лицам, желающим усыновить ребенка, следует обратиться в орган опеки и попечительства по месту своего жительства (лично или посредством сети «Интернет») с заявлением с просьбой дать заключение о возможности быть усыновителем.

Заявители вправе рассчитывать на содействие органов опеки в получении необходимых справок из органов внутренних дел, органов пенсионного обеспечения, жилищных органов (аб. 3 п. 6.1 Правил передачи детей на усыновление). После получения всех необходимых документов органы опеки и попечительства производят предусмотренные проверочные мероприятия (обследование условий жизни лиц заявителей (аб. 5 п. 8 Правил передачи детей на усыновление). На основании совокупности всех документов и заключений орган опеки и попечительства дает заключение о возможности граждан быть усыновителями. В случае получения положительного заключения гражданин пишет заявление с просьбой зарегистрировать его в банке данных лиц, желающих принять на усыновление детей в свои семьи (ст. 7 ФЗ «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей»). С этого момента гражданин приобретает статус «кандидата в усыновители», а значит и новые права и обязанности. Основным правом является возможность получить информацию о детях, которых можно усыновить, а также возможность личного знакомства с несовершеннолетними (п. 10 Правил передачи детей на усыновление). Кроме того, граждане могут получить информацию о наличии родственников у ребенка (видится, что такое условие обусловлено и запретом на усыновление братьев и сестре разными людьми, кроме как в исключительных случаях), а также по своей инициативе провести медицинское освидетельствование ребенка. Вместе с тем у кандидата в усыновители возникают обязанности, выполнение которых будет свидетельствовать о желании принять ребенка. Так, лицо обязано лично познакомиться с несовершеннолетним в целях установления контакта. Заметим, что данное требование согласуется с таким условием усыновления как согласие 10-летнего ребенка на его усыновление конкретным лицом, ознакомиться лично с документами ребенка, письменно подтвердить свое ознакомление с медицинским заключением о состоянии здоровья ребенка.

Кандидаты в усыновители решают для себя вопрос о необходимости усыновить определенного ребенка, в процессе общения они понимают, хотят ли и могут они принять ребенка как члена своей семьи. При положительном разрешении данного вопроса, граждане подают заявление об установлении усыновления (удочерения) в суд (ч. 1 ст. 269 ГПК РФ), от уплаты государственной пошлины за обращение в суд они освобождаются (пп. 14 п. 1 ст. 333.36 Налогового кодекса РФ).

Усыновление в соответствии с нормами гражданского процессуального законодательства производится в порядке судебного (особого) производства (ч. 2 ст. 262 ГПК РФ).

К заявлению об усыновлении должны быть приложены следующие документы, являющиеся необходимыми условиями для положительного решения вопроса об усыновлении (ч. 1 ст. 271 ГПК РФ):

1) копия свидетельства о рождении усыновителя – при усыновлении ребенка лицом, не состоящим в браке;

2) копия свидетельства о браке усыновителей (усыновителя) – при усыновлении ребенка лицами (лицом), состоящими в браке;

3) при усыновлении ребенка одним из супругов – доказательства согласия другого супруга (письменное согласие или доказательства, подтверждающие факт согласия) или документ, подтверждающий, что супруги прекратили семейные отношения и не проживают совместно более года;

4) медицинское заключение о состоянии здоровья усыновителей (усыновителя);

5) справка с места работы о занимаемой должности и заработной плате либо копия декларации о доходах или иной документ о доходах;

6) документ, подтверждающий право пользования жилым помещением или право собственности на жилое помещение;

7) документ о постановке на учет гражданина в качестве кандидата в усыновители;

8) документ о прохождении подготовки лиц, желающих принять на воспитание в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей (не требуется в случаях усыновления ребенка отчимом или мачехой, близкими родственниками ребенка, лицами, которые являются или являлись усыновителями и в отношении которых усыновление не было отменено, и лицами, которые являются или являлись опекунами, попечителями детей и которые не были отстранены от исполнения возложенных на них обязанностей).

В случаях подачи заявления об усыновлении ребенка отчимом или мачехой к заявлению должны быть приложены только копия свидетельства о браке лица с родителем ребенка, документ, подтверждающий согласие родителя ребенка на усыновление, медицинское заключение о состоянии здоровья усыновителя, документ, подтверждающий право собственности или пользования жилым помещением. В некоторых случаях в суды предоставляются дополнительные документы для рассмотрения дел об усыновлении ребенка отчимом (мачехой). Так, при рассмотрении дела в Новоуренгойском суде Ямало-Ненецкого автономного округа была принята во внимание справка с места работы заявителя, сообщающая о занимаемой должности и доходе лица[67].

На этапе подготовки дела к судебному разбирательству судья проверяет факты, подтверждающие соблюдение условий усыновления. О возможности заявителя быть усыновителем свидетельствует предоставляемое заключение органов опеки и попечительства, а также акт обследования жилищных условий заявителя. Кроме этого, вывод о соблюдении иных специальных условий судья делает исходя из предоставленных документов, в которых выражено согласие самого усыновляемого в случае достижения им установленного возраста, родителей ребенка или иных законных представителей.

Дела об усыновлении рассматриваются судьей единолично (ч. 1 ст. 14 ГПК РФ) с обязательным участием заявителей (усыновителей), представителя органа опеки и попечительства, прокурора, ребенка, достигшего возраста 14 лет (ст. 273 ГПК РФ). В необходимых случаях в судебном заседании могут присутствовать родители, иные заинтересованные лица и ребенок в возрасте от 10 до 14 лет. Такая необходимость обусловлена отсутствием письменного согласия родителя ребенка на усыновление, а также соблюдением права граждан отозвать согласие на усыновление ребенка.

Согласно требованиям законодательства, на всех этапах усыновления должна соблюдаться тайна усыновления (ст. 139 СК РФ). Исходя из значения тайны усыновления, законодатель закрепил положения о ней в нормах процессуального и материального характера. Положения СК РФ говорят о том, что тайну усыновления должны сохранять судьи, вынесшие решение об усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным образом осведомленные об усыновлении. Ответственность за раскрытие тайны усыновления наступает только в случае совершения данного против воли усыновителей (п. 2 ст. 139 СК РФ). Уголовный кодекс РФ[68] указывает, что раскрытие тайны может быть выражено в виде нарушения лицом обязанности хранить такие сведения как служебную или профессиональную тайну, иные же осведомленные лица нарушают тайну усыновления из корыстных или иных низменных побуждений (например, с целью разрушить семейные связи между ребенком и усыновителем) (ст. 155). Таким образом, тайна усыновления в России охраняет прежде всего усыновителей, которые сами вправе решать, возможно ли открытие факта усыновления. Тайна усыновления – способ ограничения доступа к информации, содержащей данные о характере и содержании сведений об усыновлении, порядке и способах их сокрытия, а также основаниях предоставления информации об усыновлении и ответственности за ее незаконное раскрытие[69]. Представляется, что толкование тайны усыновления как способа защиты усыновителя и средства обеспечения стабильности родственной связи между усыновителем и ребенком (незнание об усыновлении позволяет ребенку испытывать более тесную эмоциональную связь с родителями) предполагает возможность раскрытия тайны усыновления с согласия усыновителя, следовательно, если усыновитель рассказал ребенку о его происхождении, то данная информация уже не тайна, а ее раскрытие не способно нанести вред интересам усыновителя и ребенка. Более подробно вопрос необходимости сохранения тайны усыновления будет рассмотрен в параграфе 2 главы 2, а также будут представлены результаты компаративистского исследования российского и зарубежного подходов к тайне усыновления.

В то же время обеспечение неразглашения сведений об усыновлении не менее важно и в процессуальном смысле. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей»[70] (далее – Постановление Пленума Верховного Суда РФ «Об усыновлении») сказано, что «в целях обеспечения охраняемой законом тайны усыновления … суд … рассматривает все дела данной категории в закрытом судебном заседании, включая объявление решения. В этих же целях участвующие в рассмотрении дела лица должны быть предупреждены о необходимости сохранения в тайне ставших им известными сведений об усыновлении, а также о возможности привлечения к уголовной ответственности за разглашение тайны усыновления вопреки воле усыновителя» (п. 6). Однако однозначного разрешения не получил вопрос обеспечения тайны усыновления на этапе возбуждения дела. Как верно отметил А. П. Немежиков, «сведения, являющиеся предметом тайны усыновления, становятся таковыми только с момента судебного разбирательства дела об установлении усыновления и действующее процессуальное законодательство не гарантирует и не обеспечивает охрану тайны усыновления до разбирательства дела в суде, в частности на этапе подачи заявления в суд…»[71]. Это обусловлено тем, что «сведения, подлежащие обязательному указанию в заявлении, составляют семейную тайну, но при его подаче становятся доступными широкому кругу лиц (помощник судьи, принимающий заявления, работники канцелярии, регистрирующие эти заявления и дела по ним, проверяющие ведение делопроизводства в суде»[72]. Для решения данного вопроса Е.В Буянова, считает необходимым вносить изменения в инструкции по делопроизводству в судах, а не решать проблему на законодательном уровне. Для этого следует обратить внимание на положительный опыт российских судов по обеспечению тайны усыновления. В частности, автор обращает внимание на опыт судов Липецкой области, где после принятия судьей заявления об усыновлении оформлением дела, заполнением статистической карточки занимается начальник отдела по гражданским делам, который вносит сведения о поступившем заявлении в отдельный журнал учета входящей корреспонденции – заявлений об усыновлении. После рассмотрения дела и оформления его секретарем судебного заседания оно сдается лично начальнику отдела и хранится у него в сейфе. Из суда дела на изучение поступают в опечатанной коробке для того, чтобы информация не стала доступной посторонним.

Завершающим этапом процедуры усыновления является вынесение судом решения об усыновлении ребенка, взаимные права и обязанности у ребенка и усыновителей возникают с момента вступления решения суда в законную силу. Однако передача ребенка в семью может состояться до вступления решения суда в законную силу, такая возможность устанавливается судом с учетом обстоятельств, доказанных в судебном заседании (ч. 1 ст. 212 ГПК РФ). Так, 14 июня 2011 года судьей Рудничного районного суда г. Прокопьевска было вынесено судебное решение с указанием на его немедленное исполнение. В суд с заявлением об установлении усыновления обратилась семейная пара, которая в своем заявлении выразила просьбу о немедленной передаче им ребенка в связи с возрастом и состоянием здоровья ребенка. Несовершеннолетний родился недоношенным и недавно переболел вирусным коньюктевитом, именно поэтому ему необходимо скорейший уход[73]. Законодатель в целях ускорения передачи ребенка в семью внес дополнения в ст. 274 ГПК РФ, предусмотрев возможность обжалования решения суда первой инстанции в апелляционном порядке в течение десяти дней со дня принятия решения суда в окончательной форме. Такая мера положительно отразится на психо-эмоциональном состоянии ребенка и будет способствовать скорейшей адаптации ребенка в семье.

Вышесказанное позволяет сделать следующие выводы:

  1. Условия усыновления – законодательно установленные требования, предъявляемые к лицам, непосредственно относящимся к отношениям по усыновлению, без выполнения которых невозможно принятие положительного решения об усыновлении.
  2. Необходимо законодательно закрепить приоритет усыновления несовершеннолетних их родственниками. В связи с этим считаем возможным дополнение п. 1 ст. 127 СК РФ абзацем следующего содержания: «При наличии нескольких лиц, желающих усыновить одного и того же ребенка, преимущественное право на его усыновление имеет гражданин Российской Федерации, являющийся биологическим родственником ребенка. В случае если такие родственники известны и знают о возможности усыновления ребенка, но не изъявили желания принять его, могут быть рассмотрены кандидатуры иных лиц».
  3. Принимая во внимание опыт европейских государств, предлагается дополнить СК РФ статьей 127.1 следующего содержания: «Статья 127.1. Усыновление ребенка супружеской парой.
  4. При усыновлении ребенка, находящегося без попечения родителей, совместно лицами, состоящими в зарегистрированном браке, требуется наличие продолжительности брака в течение 3 лет на момент подачи заявления в орган опеки и попечительства с просьбой дать заключение о возможности быть усыновителями.
  5. Судами в интересах детей может учитываться непрерывное совместное проживание лиц до заключения брака, но не менее чем в течение 3 лет».
  6. В целях реализации на практике предложения, выраженного в пункте третьем, предлагается дополнить пункт 2 части 1 статьи 271 ГПК РФ после слов «состоящими в браке» положением следующего содержания: «в случае, если брак лиц был зарегистрирован менее чем 3 года назад, заявители должны предоставить доказательства, подтверждающие факт совместного проживания общей продолжительностью 3 года».

 

1.3. Правовые последствия и отмена усыновления.

Назначение правовых последствий усыновления предлагается связывать с основной целью усыновления, т.е. созданием между усыновителем и усыновленным отношений, равных родственным. Однако некоторые правовые отношения распространимы и на родственников усыновителей.

Н.В. Летова верно заметила, что последствия могут быть правопрекращающими и правообразующими[74]. В основе такой классификации последствий лежит выделение тех или иных результатов усыновления, которые устанавливают новый статус участников усыновления и иных лиц, которых усыновление касается. Безусловно, правообразующим последствием является установление новых семейных отношений с участием ребенка и его будущего потомства с одной стороны и усыновителем и его родственниками – с другой (п. 1 ст. 137 СК РФ). Правопрекращающим последствием является утрата семейных правоотношений ребенка с кровными родителями и их родственниками. В зависимости от содержания последствия можно разделить на личные, имущественные и лично-имущественные. К первому виду последствий можно отнести принятие усыновленным фамилии усыновителя, изменение имени усыновленного, возникновение родительских прав и обязанностей между сторонами усыновления. К имущественным можно отнести получение усыновителем социальных выплат, а также включение усыновленного в число наследников, что дает усыновленному право на приобретение имущественных выгод. К лично-имущественным последствиям следует отнести право на алименты, так как данные правоотношения основаны на включении ребенка в круг родственников, но имеют последствия в виде имущественных приобретений (денежное содержание). Кроме этого представляется возможным отнести к данному виду последствий возникновение у ребенка права на алименты в случае отмены усыновления.

  1. Усыновленный утрачивает все права и обязанности по отношению к прежним родственникам (п. 2 ст. 137 СК РФ).

Безусловно, права и обязанности могут существовать только между субъектами существующих правоотношений, а в силу прекращения таковых лица утрачивают и права и обязанности, возникающие на основании отношений. При этом следует заметить, что при усыновлении ребенка отчимом или мачехой правоотношения ребенка с прежними родственниками (отцом или матерью и их родными) не прекращаются, т.к. при этом устанавливаются дополнительные родственные связи со стороны недостающего родителя. Ребенок при этом остается в семье родителя, который состоит в браке с усыновителем.

Исключение из данного правила может быть установлено на основании решения суда. При усыновлении ребенка одним лицом родитель ребенка противоположного с усыновителем пола вправе обратиться в суд с просьбой о сохранении между ним и ребенком личных неимущественных и имущественных правоотношений. При этом указанный родитель не обязан принимать непосредственного участия в воспитании ребенка, проживать с ним (зачастую дети, в отношении которых устанавливается усыновление, не проживают совместно с таким родителем). Относительно толкования данной нормы среди ученых существуют разногласия. Некоторые авторы считают, что указанные правоотношения сохраняются у ребенка только с родителем, выразившем просьбу. Другие придерживаются расширительного толкования – ребенок сохраняет права и обязанности по отношению ко всем родственниками со стороны родителя. Так, П.В. Крашенинников считает, что при сохранении прав и обязанностей в отношении одного родителя, права и обязанности сохраняются и в отношении родственников данного родителя[75]. Видится, что отсутствие в п. 3 ст. 137 СК РФ уточнения круга лиц, в отношении которых сохраняются права и обязанности усыновляемого по просьбе родителя ребенка, и упоминание законодателем в п. 2 ст. 137 СК РФ родственников несовершеннолетнего наравне с родителями дает основание разделять точку зрения П.В.Крашенинникова.

Так, бабушки и дедушки ребенка могут сохранить с ним правовую связь, если их ребенок (родитель усыновленного) умер, а интересы несовершеннолетнего предполагают сохранение прав и обязанностей с родственниками второй степени по прямой восходящей линии (п. 4, 5 ст. 137 СК РФ). Помимо самих заявителей данной просьбы в круг лиц, с которыми ребенок сохранит правоотношения, могут быть включены иные родственники умершего родителя. Однако по данному вопросу в литературе существуют противоположные мнения. Одни авторы высказываются за буквальное толкование данной нормы, при котором у ребенка сохраняются правоотношения со всеми родственниками умершего родителя, а дедушка, бабушка выступают заявителями от имени лиц, с которыми они связаны родственными узами. Иные авторы считают, что данную норму следует понимать в том смысле, в каком она сохраняет права и обязанности лишь в отношении заинтересованных лиц, т.е. бабушки, дедушки.

  1. Усыновленный и усыновитель, а также родственники сторон по нисходящей линии приравнивается в правах и обязанностях к родственникам по происхождению (п. 1 ст. 137 СК РФ).

Очевидно, что такое приравнивание направлено на установление правоотношений, содержание которых совпадает с правами и обязанностями, основанными на родстве. Однако, по мнению В.Н. Забродиной, «усыновление есть искусственная правовая связь»[76], в то время как «родство – прежде всего кровная связь лиц, которая не может быть создана законодательно», поэтому об установлении родственных отношений не представляется возможным говорить, по мнению автора, следует употреблять термин «отношений, подобных родственным».

На основании приравнивания усыновленного к ребенку по происхождению в Федеральном законе от 05.04.2003 № 44-ФЗ «О порядке учета доходов и расчета среднедушевого дохода семьи и дохода одиноко проживающего гражданина для признания их малоимущими и оказания им государственной социальной помощи»[77] установлено следующее: «в состав малоимущей семьи при расчете среднедушевого дохода включаются лица, связанные родством и (или) свойством» (ст. 13). К ним относятся совместно проживающие и ведущие совместное хозяйство супруги, их дети и родители, усыновители и усыновленные, братья и сестры, пасынки и падчерицы». В целях предотвращения злоупотреблений со стороны граждан, желающих усыновить ребенка, необходимо предусмотреть следующее дополнение в СК РФ: «если при усыновлении семья может быть признана малоимущей, а усыновляемый ребенок не является родственником, также члены семьи не была знакомы раньше с этим ребенком, поэтому усыновляемый не привязан эмоционально к усыновителям, то считать усыновление не целесообразным».

  1. Усыновители вправе изменить ребенку фамилию, имя и отчество (п. 2 ст. 134 СК РФ).

Данное право может быть осуществлено только на основании судебного решения, при вынесении которого судья обязан учитывать согласие несовершеннолетнего, достигшего возраста 10 лет (п. 4 ст. 134 СК РФ). Если же ребенок до усыновления проживал в семье усыновителя и считает того своим родителем, то презюмируется согласие ребенка на изменение его данных, и согласие ребенка не требуется (п. 4 ст. 134 СК РФ). Стоит отметить, что законодательное закрепление необходимости согласия ребенка согласуется с положением Конвенции ООН о правах ребенка, в которой сказано, что государства-участники обязаны «уважать право ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство, имя и семейные связи, как предусматривается законом, не допуская противозаконного вмешательства», а при утрате ребенком элементов индивидуальности должны содействовать в ее восстановлении (ст. 8). Согласие ребенка в данном случае составляет элемент законности изменения имени.

  1. В силу приравнивания усыновленного к статусу родного ребенка усыновителя, законодателем устанавливается запрет на вступление в брак усыновителем и усыновленным (аб. 4 ст. 14 СК РФ).

Норма о запретах на вступление в брак между данными лицами императивна и не допускает заключения брака между ними в период существования родительско-детских отношений. Необходимо обратить внимание на тот факт, что после отмены усыновления бывшие ребенок и родитель могут заключить брак, такая возможность подчеркивает искусственность родственных отношений. Думается, что заключение брака лицами, между которыми существовали родительско-детские отношения, в данном случае лежит в плоскости норм морали. Безусловно, в таких случаях невольно возникает вопрос о том, существовали ли между данными лицами отношения, выходящие за рамки родительских. Законодательно урегулировать данный вопрос не представляется возможным, так как запрет на вступление совершеннолетним лицом в брак с его бывшим родителем будет нарушать право граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну.

  1. Усыновитель, являясь законным представителем усыновленного в суде, защищает права, свободы и законные интересы несовершеннолетних без специального оформления полномочий представителя (ч. 1 ст. 52, ч. 4 ст. 53 ГПК РФ).
  2. По причине создания усыновлением родственных отношений, усыновитель и усыновленный включаются в число наследников друг после друга, также данное устанавливается в отношении потомков усыновителя (ст. 1142 ГК РФ).

Усыновленный и его потомство вправе наследовать и после тех родственников, с которыми у него по решению сохранились правоотношения, последние также вправе быть наследниками усыновленного. Таким образом, если усыновленный сохраняет по решению суда правоотношения с одним из родителей или другими родственниками по происхождению, то усыновленный и его потомство наследуют по закону после смерти этих родственников, а последние наследуют по закону после смерти усыновленного и его потомства. Видится, что при принятии буквального толкования норм, позволяющих сохранить такие правоотношения, наследовать друг после друга могут только те лица, между которыми по решению суда сохранились отношения, иные лица (потомки усыновленного и его родственников) не должны быть участниками наследственных правоотношений при наследовании по закону. Однако допустимо наследование по праву представления потомками со стороны указанных лиц только в том случае, если лица, призываемые к наследованию, умерли после открытия наследства, т.е. у них возникло право принятия наследственной массы. В случае если усыновленный и лица, с которым у него сохранились родственные отношения, являются коммориентами, наследование по праву представления их потомками не представляется возможным. Данная точка зрения обоснована тем, что усыновленный сохраняет связь с конкретным лицом, и при смерти одного из участников данных отношений такая связь прекращается.

Усыновленный не вправе наследовать после смерти биологического родителя, правоотношения с которым не сохранились на основании решения суда (п. 2 ст. 1147 СК РФ). Однако на практике граждане обращаются в суды с заявлением о включении их в число наследников биологического родителя. Так, в производстве Волжского городского суда Волгоградской области находилось дело по иску Иванова с требованиями о признании его сыном по происхождению Петрова, не утратившим с ним родственных отношений, признании права наследования за Петровым в качестве наследника первой очереди. В заявлении истец указывал на то, что был усыновлен супругом матери и проживал с ними, однако фактически родственные отношения его с отцом прекращены не были (продолжалось общение). Суд отказал в удовлетворении исковых требований, указав, что согласие Петрова на усыновление Иванова новым супругом его бывшей жены было выражено добровольно, а наличие фактических родственных отношений не порождает у Иванова право на наследование после Петрова, кроме того, при усыновлении решением суда не были сохранены правоотношения между Петровым и Ивановым на основании п. 3 ст. 137 СК РФ[78].

  1. В силу приравнивания положения усыновленного к положению родного ребенка, усыновленный имеет право на алиментное содержание со стороны родителей (п. 1 ст. 80 СК РФ). В силу приравнивания статуса усыновленного к положению родного ребенка на отношения между усыновителем и усыновленным распространяется действие статьи 80 СК РФ, которой закреплена обязанность родителей содержать своих детей. Содержание ребенка может быть выражено в различных формах, одной из которых является выплата алиментов на ребенка, при этом родитель может проживать совместно с ребенком и заниматься его воспитанием.
  2. Усыновитель, который занимает жилое помещение по договору социального найма, вправе вселить туда усыновленного ребенка без наличия согласия остальных членов семьи и наймодателя (ч. 1 ст. 70 Жилищного кодекса РФ[79]). Данная норма обусловлена и тем, что местом жительства несовершеннолетнего гражданина (не достигшего возраста 14 лет) является место жительства его родителей (п. 2 ст. 20 ГК РФ). Безусловно, обязательное совместное проживание родителей и ребенка необходимо для создания семейных отношений.
  3. В случае если у ребенка до момента усыновления возникло право на получение пенсии и пособия по причине смерти родителей, то он осуществляет данное право и после усыновления. Очевидно, что если родитель несовершеннолетнего умер после того, как последний был усыновлен, право на социальные выплаты у ребенка не возникает. Например, ребенок воспитывался с одним родителем, который находился на военной службе, однако погиб при выполнении служебных обязанностей, из-за чего несовершеннолетний остался без родительской опеки и попал в категорию детей, в отношении которых возможно усыновление. В таком случае у несовершеннолетнего возникает право на пенсию по случаю потери кормильца, которое сохраняется и при усыновлении (ст. 33 Закона «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу»[80]).

Законодателем установлены последствия, которые наступают после усыновления. Следует сравнить меры государственной поддержки, полагаемые несовершеннолетнему, когда он находится в статусе ребенка, оставшегося без попечения родителей, и усыновленного. Так ли очевидны выгоды, приобретаемый ребенком с того момента, как он попадет в новую семью?

Социальные льготы, предназначенные для ребенка до момента его усыновления[81].

Льготы при осуществлении права на образование (ст. 6 ФЗ «О дополнительных гарантиях»):

А) После получения основного или среднего (полного) общего образования несовершеннолетний может бесплатно пройти обучение на подготовительных курсах для поступления в ССУЗ, ВУЗ.

Б) При желании несовершеннолетний может получить второе начальное профессиональное образование на безвозмездной основе.

В) Рассматриваемая категория несовершеннолетних имеет право на бесплатное обучение в государственных образовательных учреждениях начального профессионального образования и имеющих государственную аккредитацию образовательных учреждениях среднего профессионального и высшего профессионального образования.

Г) Во время обучения в ССУЗах, ВУЗах несовершеннолетнему предоставляется полное государственное обеспечение, стипендия, размер которой увеличивается не менее чем на пятьдесят процентов по сравнению с размером стипендии, установленной для обучающихся в данном образовательном учреждении, ежегодное пособие на приобретение учебной литературы и письменных принадлежностей в размере трехмесячной стипендии; а также сто процентов заработной платы, начисленной в период производственного обучения и производственной практики.

Д) В случае ухода обучающегося в академический отпуск по медицинским показаниям за ними сохраняется на весь период полное государственное обеспечение, выплачивается стипендия.

  1. Право на социальные выплаты и иные компенсации.

А) По окончании содержания в образовательных учреждениях, выпускник, приехав туда в каникулярное время, выходные и праздничные дни, может рассчитывать на бесплатное питании и проживание в этом учреждении на период пребывания. Такое решение принимает  Совет образовательного учреждения (п. 7 ст. 6 ФЗ «О дополнительных гарантиях»).

Б) Выпускник образовательного учреждения, в котором он воспитывался, не обучающийся по очной форме в учебном заведении, имеет право на получение за счет средств образовательных учреждений, в которых они обучались и (или) содержались, воспитывались, одежды, обуви, мягкого инвентаря и оборудования, единовременного денежного пособия в размере не менее чем пятьсот рублей. По желанию выпускника образовательного учреждения ему может быть выдана денежная компенсация в размере, необходимом для приобретения указанных одежды, обуви, мягкого инвентаря и оборудования (п. 8 ст. 6 ФЗ «О дополнительных гарантиях»).

В) На период обучения данная категория детей обеспечивается бесплатным проездом на городском, пригородном, в сельской местности на внутрирайонном транспорте (кроме такси), а также бесплатным проездом один раз в год к месту жительства и обратно к месту учебы (п. 10 ст. 6 ФЗ «О дополнительных гарантиях»).

  1. Дополнительные гарантии при осуществлении права на медицинское обслуживание (ст. 7 ФЗ «О дополнительных гарантиях»).

А) Данной категории лиц предоставляется бесплатное медицинское обслуживание и оперативное лечение в государственном и муниципальном лечебно-профилактическом учреждении, в том числе проведение диспансеризации, оздоровления, регулярных медицинских осмотров.

Б) Несовершеннолетним могут предоставляться путевки в школьные и студенческие спортивно-оздоровительные лагеря (базы) труда и отдыха, в санаторно-курортные учреждения при наличии медицинских показаний, а также оплачивается проезд к месту лечения и обратно.

Г) В случае предоставления  академического отпуска по медицинским показателям, учебное заведение содействует студенту в получении  лечения (п. 9 ст. 6 ФЗ «О дополнительных гарантиях»).

  1. Льготы при осуществлении права на имущество и жилое помещение (ст. 8 ФЗ «О дополнительных гарантиях»).

А) Лица, оставшиеся без попечения родителей, имевшие закрепленное жилое помещение, сохраняют на него право на весь период пребывания в образовательном учреждении, учреждениях всех видов профессионального образования независимо от форм собственности, на период службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, на период нахождения в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Б) В случае если у несовершеннолетних не было закрепленного за ними жилья, они обеспечиваются органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм.

  1. Льготы при осуществлении права на труд (ст. 9 ФЗ «О дополнительных гарантиях»).

А) Работникам, высвобождаемым из организаций в связи с их ликвидацией, сокращением численности или штата, работодатели (их правопреемники) обязаны обеспечить за счет собственных средств необходимое профессиональное обучение с последующим их трудоустройством в данной или другой организациях.

Б) Ищущим работу впервые и зарегистрированным в органах государственной службы занятости в статусе безработного детям выплачивается пособие по безработице в течение 6 месяцев в размере уровня средней заработной платы, установленной в том субъекте, в котором они зарегистрированы.

Таким образом, государство предусмотрело достаточные меры для обеспечения прав детей, оставшихся без опеки родителей. При усыновлении ребенок теряет все перечисленные льготы, поэтому важно, чтобы усыновители знали, что утрачивает ребенок при усыновлении.

Анализируя приведенные положения, можно сделать вывод, что в нашем государстве функционирует достаточно отлаженный механизм реализации прав детей, оставшихся без попечения родителей. Кроме того, что данная категория граждан находится на полном государственном обеспечении, Россия принимает участие в судьбе этих детей посредством предоставления дополнительных гарантий в различных сферах[82].

Как было указано в параграфе первом, усыновление лежит в плоскости как частных, так и публичных интересов, именно поэтому государство, являясь основным участником публичных отношений по усыновлению должно предусматривать должный уровень гарантий для усыновленных и семей, принявших детей. Действительно, в направлении обеспечения гарантий для семей с усыновленными детьми было сделано достаточно много, что нельзя не отметить. Так, в декабре 2012 года в Налоговый кодекс РФ[83] были внесены изменения, касающиеся доходов физических лиц, освобождающихся от налогообложения. Новая редакция ст. 217 гласит, что на подлежат налогообложению «суммы, уплаченные работодателями за лечение и медицинское обслуживание своих работников, их супругов, родителей, детей (в том числе усыновленных)…» Данное изменение пришлось на пору запрета усыновления российских детей гражданами Соединенных Штатов Америки, в результате чего потребовались меры, стимулирующие российских граждан к усыновлению детей. Также в июле 2013 года в ст. 2 ФЗ № 167-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» была закреплена мера стимулирующего характера, гарантирующая единовременную выплату усыновителям в размере 100 000 рублей на каждого усыновленного в случае, если усыновления ребенка-инвалида, ребенка в возрасте старше семи лет, а также детей, являющихся братьями и (или) сестрами.

После усыновления ребенок утрачивает правовую связь с родственниками и с учреждением, в котором он воспитывался, а, следовательно, с государством в той части, которой было предусмотрено предоставление социальных гарантий в связи с нахождением ребенка без попечения. Ребенок приобретает семью, родственные узы, но теряет многие «бонусы», которые помогли бы ему успешно адаптироваться в обществе.

Усыновленному остаются лишь некоторые гарантии, которыми он может воспользоваться и после обретения семьи. Если несовершеннолетний остался без попечения родителей в связи с их смертью, то он сохраняет право на получение пенсии и причитающихся пособий и после приобретения приемных родителей. Кроме того, государство предусмотрело систему социальных поощрений, которые должны идти на содержание ребенка, для семей, желающих усыновить ребенка. Таким образом, ребенок имеет право и на получение денежных выплат на его содержание. Материальные выплаты в разных регионах зависят от величины бюджета субъектов, попытаемся сравнить предусмотренные гарантии, предназначенные для детей, в разных субъектах Российской Федерации. [Приложение № 1].

Для сравнения были выбраны три субъекта и четыре критерия, по которым, как нам представляется, можно наиболее объективно проанализировать эффективность мер по обеспечению благополучия детей, оставшихся без попечения родителей. Краснодарский край в качестве субъекта сравнения был выбран не случайно. Известно, что Краснодарский край занимает одну из ведущих позиций по усыновлению среди регионов, несомненным достижением этого субъекта является закрытие 22 детских домов по причине устройства детей в семьи граждан[84]. Однако помимо мер материальной поддержки в данном регионе законодатель обратил внимание на возрождение традиций, предусмотрев в школьной программе уроки исторического воспитания, а также пропаганду среди населения модели традиционной кубанской семьи. Вот как объясняет данную меру губернатор Краснодарского края А.Н. Ткачев: «Наши … деды имели большие семьи. Настоящая кубанская семья — большая семья! В ней должно быть как минимум три ребенка». Именно под таким лозунгом проходит пропаганда усыновления в семьи жителей Краснодарского края.

На федеральном уровне норма о выплате единовременного пособия при усыновлении ребенка была введена в 2006 году Постановлением Правительства Российской Федерации от 30.12.2006 № 865 «Об утверждении Положения о назначении и выплате государственных пособий гражданам, имеющим детей». Следовательно, можно предположить, что количество усыновлений после 2006 года должно возрасти. Подкрепим наше предположение статистическими данными. [Приложение № 2].

Уделим внимание количественным показателям усыновленных детей российскими гражданами.

На графике отражены процессы, подтверждающие наше предположение, а именно, в течение двух следующих друг за другом лет после введения нормы о единовременной выплате наблюдается рост числа усыновлений.

Применяя математические и статистические разработки, попытаемся определить эффективность данной правовой нормы. Для этого мы введем показатель «коэффициент эффективности правовой нормы» и зададим формулу:

К э.п.н.=  А-А1

А1         

 

где А – количество усыновленных детей в году, принятому за базовую ставку, А1 – количество усыновленных детей в предшествующем году.

Действие в числителе показывает нам количественное изменение (прирост) в усыновлении детей, оставшихся без попечения родителей. Действие в знаменателе позволяет нам определить количественное изменение во времени (отражает динамику изменений), так как  изменение количества определяется исходя из количественного показателя предшествующего периода.

Показатель К э.п.н. должен быть положительным, именно в этом случае отражается эффективность правовой нормы в последовательном линейном временном измерении. Чем больше показатель, тем эффективнее действие правовой нормы.

Применим формулу на практике.

Кэ.п.н. = 9530-7742 =0,23

7742

Следовательно, правовая норма в период с 2006 по 2007 год была эффективна, что подтверждается статистикой.

Кэ.п.н. = 7802-8938 = -0,13

8938

Следовательно, действие данной нормы в общероссийском масштабе в период с 2009 по 2010 годы было неэффективно.

Оценивая эффективность действия нормы о единовременной выплате за период с 2006 года по 2012 год с помощью данной формулы, можно сделать вывод, что эффективность нормы прослеживается только в течение года, следующим за годом введения выплаты, в остальные же периоды норма не оправдывает себя. Безусловно, на сокращение количества усыновлений детей российскими гражданами влияют и другие факторы, но, видится, что меры, направленные на стимулирование граждан к усыновлению должны носить не единовременный характер, а длящийся (например, налоговые льготы).

Последствия усыновления в виде обязанности по уходу за ребенком одинаковы как для усыновителей, принявших здорового ребенка, так и для принявших ребенка с инвалидностью. Кроме единовременной меры, направленной на стимулирование граждан к усыновлению детей-инвалидов, установленной в размере 100 000 рублей и общих мер, направленных на адаптацию граждан с инвалидностью, для успешного обеспечения таких детей требуются иные меры. Предлагается рассмотреть возможность поощрения страховых организаций, предусматривающих страхование детей-инвалидов по договорам о страховании от несчастных случаев и болезней. Данное предложение обосновано тем, что страхование данной категории граждан по таким договорам является редким исключением, либо вовсе не предусмотрено правилами страхования некоторых организаций. Так, в правилах страхования ВТБ Страхования указано, что «не подлежат страхованию и не являются застрахованными лица, являющиеся инвалидами I или II группы, относящиеся к категории «ребенок-инвалид»» (пп. 3.2 п. 3 Правил страхования от несчастных случаев и болезней[85]), организация Альфастрахование и Альянс-Страхование оказывают услуги страхования указанным категориям граждан только в исключительных случаях, на что должно быть указано непосредственно в конкретном договоре (пп. 1.3 п. 1 Правил страхования от несчастного случая[86]). Такие меры могут быть также выражены в послаблениях в сфере налогообложения. Известно, что страховые организации уплачивают налог на прибыль по ставке 20 %, при этом 2% налогов идет в федеральный бюджет, оставшиеся – в бюджет субъекта федерации. Видится, что уменьшение налоговой ставки для организаций, предусматривающих страхование детей-инвалидов на общих основаниях, на 2% (сумма, идущая в федеральный бюджет) может стать мерой косвенной поддержки семей, усыновивших ребенка, относящегося к такой проблемной категории[87].

По мнению граждан, допускающих для себя возможность усыновления ребенка, государству стоит обратить более пристальное внимание на материальное благополучие граждан, на жилищные проблемы, на упрощение процедуры усыновления, а также на меры государственной поддержки усыновителей[88]. Представляется, что повышению материального благополучия граждан способствуют не только выплаты семьям усыновителей, но и меры государственной поддержки, выраженные в налоговых льготах и стимулировании иных субъектов, от деятельности которых зависит социальная адаптация усыновленных.

Успешно завершенная процедура усыновления не всегда является гарантией постоянного семейного воспитания. Действующее законодательство предусматривает только один способ прекращения отношений по усыновлению – его отмену. Так, в 2010 году судами было вынесено 503 решения об отмене усыновлений, в 2011 году – 545 решений, в 2012 году – 515 решений, за 6 месяцев 2013 года – 191 решение[89]. В то время как число усыновленных детей в 2010 году – 7802, 2011 – 7416, 2012 – 6565. Конечно, усыновления отменяются не только в отношении детей, усыновленных в тот же период, однако приведенные цифры наглядно показывают процентное соотношение количества детей, устроенных в семью, и детей, которые вновь попадают в категорию оставшихся без попечения родителей на основании условий отмены усыновления.

Основания отмены усыновлений – это обстоятельства, в силу которых сохранение в дальнейшем родственных отношений ребенка и усыновителей не соответствует интересам ребенка.

Такие основания закреплены в ст. 140 СК РФ. Законом установлено, что усыновление может быть отменено в следующих случаях:

  • уклонения усыновителей от возложенных на них обязанностей родителей;
  • злоупотребления указанными лицами родительскими правами;
  • жестокого обращения родителя с усыновленным ребенком;
  • наличия заболевания у усыновителя хроническим алкоголизмом или наркоманией.

Каждое основание заключает в себе объективную сторону, выраженную в противоправных действиях родителей. Права, предоставляемые усыновителю в отношении несовершеннолетнего, являются субъективным правами, гарантированные государством. Как отмечает А. А. Малиновский, «пределы осуществления субъективного права выражаются в относительно-определенных предписаниях, предоставляющих возможность управомоченному лицу осуществлять право по своему усмотрению»[90]. В отношении пределов субъективных родительских прав усыновителей как родителей российский законодатель выбрал не прямой способ их установления, а способ «от обратного», указав, какие случаи являются злоупотреблением права, тем самым указав на ожидаемое правомерное поведение усыновителей.

Одним из оснований лишения родительских прав является уклонение от выполнения обязанностей родителя. Хотя в законе дается лишь общий перечень родительских обязанностей, уклонение от выполнения одной из них уже может свидетельствовать о наличии основания для отмены усыновления. Воспитание – это постоянный во времени совершаемый родителем (и другими) процесс, состоящий из комплекса регламентированных и контролируемых государством в лице его компетентных органов обязанностей, направленных на физическое, умственное и психо-эмоциональное развитие ребенка, а также его социализацию, неисполнение которых влечёт санкции, предусмотренные законом. В связи с комплексным характером данного процесса нарушение одной обязанности влечет нарушение общей обязанности по воспитанию ребенка.

Данное основание по объективному составу совпадает с основанием лишения родительских прав, поэтому допустимо раскрытие данного основания на примере дел о лишении родительских прав. Так, Моздокским районным судом РСО-Алания было рассмотрено дело по иску прокурора к К. о лишении родительских прав. Судом было установлено, что К. самоустранился от воспитания детей, несовершеннолетние проживают с матерью М., находятся на ее полном иждивении. Алименты на содержание детей ответчик также не платит. Судом были изучены и характеристики ответчика, выраженные в справках из УВД о неоднократном привлечении К. к административной ответственности и показаниях свидетеля – соседки М. Исковые требования были удовлетворены полностью[91]. В данном деле ответчиком был неисполнен ряд родительских обязанностей: по содержанию несовершеннолетних детей (п. 1 ст. 80 СК РФ), воспитанию детей (п. 1 ст. 63 СК РФ), видится, что воспитание и забота о детях не могут быть осуществлены надлежащим образом в отсутствии совместного проживания родителя и ребенка. Обязанность родителей по воспитанию своих детей может заключаться в заботе о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей, содействии в обучении, подготовке к общественно полезному труду.

Отрицательные характеристики родителя указывают на то, что дальнейшее сохранение родственных отношений родителя и ребенка не отвечает интересам ребенка – родитель (усыновитель) в первую очередь прививает жизненные ценности несовершеннолетнему на собственном примере. Отрицательный пример свидетельствует об отсутствии в будущем у ребенка социально верных ориентиров.

Уклонение выражается в форме бездействия: родители не выполняют то, что должны не только в силу существования родственных отношений, но и в силу закона. Думается, что говорить о злонамеренном уклонении не всегда верно, бездействие может быть вызвано иными причинами.

Злоупотребление родительскими правами направлено на ущемление интересов ребенка, гарантированных ему государством. При этом действия родителей характеризуются как противоправные, выраженные в активных действиях с умышленной формой вины. Его суть в использовании существующего права во зло ребенку, его воспитанию. Иными словами, это использование родительских прав, противоречащее их цели, определенной в ст. 63 СК РФ как обязанность родителей воспитывать детей, заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии и обеспечить их основные образовательные потребности.

Злоупотребление выражается в разных формах. Воспрепятствование в получении образования, приучение своих детей к употреблению спиртных напитков, наркосодержащих средств, применение антипедагогических мер наказания[92] — все это разновидность злоупотребления родительским правом. Опасность злоупотребления родительскими правами заключается в том, что используя родительский авторитет и зависимое положение несовершеннолетнего, усыновитель оказывает на ребенка психологическое (а в некоторых случаях и физическое) давление, связанное с грубым нарушением прав последнего. Как правило, такие действия носят систематический характер, что указывает на длительность времени, в течение которого ухудшается психо-эмоциональное и физическое состояние ребенка.

Перечень возможных неблагоприятных последствий злоупотребления родительскими правами не является закрытым, поскольку такие последствия могут быть различными. Именно поэтому злоупотреблением родительскими правами может быть отказ усыновителей дать согласие на госпитализацию ребенка при наличии к тому медицинских показаний, такое основание отражено в деле «Куимов против России»[93]. Первомайский районный суд г. Киров пришел к выводу об умышленном уклонении от помощи ребенку (А.) в угрожающей жизни ситуации, учитывая историю усыновителей, двое усыновленных детей которых умерли от заболеваний, на лечение одного из которых родители не давали разрешения, т.е. вынес решение на основании не только материалов рассматриваемого дела, но приняв во внимание поведение усыновителей, предшествующего усыновлению А.

Жестокое обращение с детьми может проявляться не только в осуществлении родителями физического или психического насилия над детьми либо в покушении на их половую неприкосновенность[94], но и в применении недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей)[95]. Зачастую объективная сторона таких действий указывает на наличие состава преступления, предусмотренного УК РФ, в таком случае усыновителей ожидает не только отмены усыновления и прекращение родительских прав и обязанностей, но и уголовная ответственность. Жестокое обращение с детьми также чаще всего совершается в виде активных действий, однако возможно жестокое обращение и в форме бездействия, которое выражается в оставлении ребенка в беспомощном состоянии (например, в течение долгого времени без пищи или в условиях, в которых ребенок не может самостоятельно позаботиться о себе должным образом).

Необходимо отметить, что обстоятельства, составляющие объективную сторону данного основания отмены, должны быть установлены судом в случае возбуждения по данному факту уголовного дела. Только в таком случае факт жестокого обращения с детьми может быть основанием для отмены усыновления. Данную позицию также высказал Европейский суд по правам человека в деле Агеевы против Российской Федерации[96]. В отношении заявителей суды отменили усыновление в том числе на основании факта возбуждения против заявителей уголовного дела. Обвинения с усыновителя позднее были сняты, но усыновительница была осуждена по факту получения усыновленным ожогов из-за недостаточной внимательности матери. Именно поэтому Европейский Суд посчитал решения судов об отмене недостаточно обоснованными, что явилось нарушением п. 2 ст. 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Наличие у усыновителей заболевания хроническим алкоголизмом или наркоманией, безусловно, препятствует исполнению родительских обязанностей должным образом. Хронический алкоголизм, наркомания – эти заболевания опасны тем, что на уровне центральной нервной системы нарушает функцию нейромедиаторных систем, главным образом опиатной и катехоламиновой (эти системы управляют эмоциональными и поведенческими реакциями человека). Неспособность усыновителя адекватно воспринимать окружающие обстоятельства и отдавать отчет своим действиям могут нанести ребенку вред. К сожалению, в России довольно велико количество граждан, страдающих указанными заболеваниями. Так, число граждан на 100 000 человек населения, состоящих на учете в лечебных заведениях с диагнозом наркомания в 2009 году было 238, 2, в 2010 и 2011 годах – 231, 6 и 223, 8 соответственно. Картина больных алкоголизмом является более пессимистичной. В 2009 году на 100 000 человек приходилось 1411, 8 граждан, болеющих алкоголизмом, в 2010 и 2011 годах – 1367, 1 и 1304, 3 соответственно. Указанные данные не содержат количество граждан, которым такие диагнозы были поставлены впервые в отчетном периоде (году). Представляется, что попадание детей в семьи граждан, которые потом, как оказывается, больны данными хроническими заболеваниями, указывает на упущение органов опеки и попечительства на первоначальных этапах усыновления. Данный вывод основан на том, что хроническое заболевание алкоголизмом развивается в течение 10-15 лет, и уже на начальных этапах проявляется, что, вероятно, не может остаться незамеченным при проверке личности граждан, изъявивших желание стать усыновителями.

Очевидно, что большая часть оснований отмены усыновления совпадает с основаниями лишения граждан родительских прав. Данные институты имеют сходства, так нельзя ли допустить замену норм отмены усыновления нормами о лишении родительских прав? Видится, что осуществить данное не позволяет сущность данных процедур, а также содержание правоотношений, прекращаемых ими.

«Одна из примечательных особенностей прав родителей на воспитание – их не отчуждаемость. Сам родитель не может отказаться быть их обладателем. Это обстоятельство имеет два объяснения. Во-первых, налицо так называемое естественное право, возникшее в силу самого факта рождения, неотъемлемая часть человеческой сущности. С другой стороны, давший жизнь ребенку связан с ним навсегда, а необходимостью его воспитывать до совершеннолетия. Утрата родительских прав может быть следствием лишь лишения этих прав в судебном порядке»[97]. В силу того, что родственные отношения при усыновлении устанавливаются посредством применения юридической фикции, а родительские – в силу биологического происхождения ребенка, и способы прекращения таких правоотношений должны быть разными. При отмене усыновления прекращается действие юридической фикции, влекущее за собой возвращение ребенка в статус оставшегося без попечения родителей; в случае лишения родительских прав юридически прекращаются родственные отношения, однако биологическая связь сохраняется. Кроме того, лишение родительских прав в отношении ребенка может быть предпосылкой попадания несовершеннолетнего в категорию детей, оставшихся без попечения родителей. В силу того, что семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи (а кровные узы являются одни из самых крепких условий сохранения семьи), СК РФ предусматривает возможность восстановления родительских прав, тогда как восстановление прав усыновителя не предусмотрено (за исключением случаев обжалования в вышестоящих инстанциях судебного решения об отмене усыновления). Это обусловлено тем, что граждане, родившие ребенка, способны испытывать большую привязанность к нему, что может послужить причиной исправления родителей, лишенных родительских прав. Усыновление же является созданным государством институтом по защите и воспитанию детей, и граждане, решившие принять ребенка в семью, проходят комплекс процессуальных мер, чтобы государство убедилось в благонадежности последних, отчего в последующем будет зависеть благополучие ребенка, уже попавшего в психотравмирующую ситуацию. Следовательно, неспособность усыновителя создать с ребенком полноценную семью не может быть преодолена в силу кровного родства.

Практика высших судов дополняет перечень оснований отмены усыновления. Так, Конституционным судом признана возможность отмены усыновления в отношении совершеннолетнего усыновленного в случае совершения усыновителем преступления против половой неприкосновенности в отношении усыновленного. При этом согласие усыновителя и родителей ребенка в подобных случаях не требуется[98]. Видится, что установленное судом совершение преступления усыновителем против жизни, здоровья и половой неприкосновенности граждан в отношении усыновленного должно быть закреплено в СК РФ как безусловное основание отмены усыновления.

Отсутствие взаимопонимания сторон в силу личных качеств сторон, выявление после усыновления умственной неполноценности или наследственных отклонений в состоянии здоровья ребенка, затрудняющие или делающие невозможным воспитание ребенка, о которых усыновитель не знал при усыновлении также являются основанием отмены усыновления (п. 19 Постановление Пленума Верховного Суда РФ «Об усыновлении»).

На практике граждане обращаются с заявлениями об отмене усыновления по основанию расторжения брака с родителем усыновленного. Обычно заявителями являются мужчины, которые, вступая в брак с матерью ребенка, усыновляют и ее ребенка. Видится, что такая причина не может признаваться основанием отмены усыновления, так как заявитель ранее вступил в правоотношения с самим ребенком, усыновление ребенка в данном случае не может рассматриваться как принятие обязанностей супругом перед родителем ребенка. Так, в производстве Арзамасского городского суда Нижегородской области находилось дело по иску Ш.М.И. к Ш.М.А. об отмене усыновления. Истец указал, что в 1994 году вступил в брак с Ш.М.А., по прошествии времени он усыновил ее ребенка (В.), однако в 2002 году брак был расторгнут. Заявитель указывал, что после развода он не проживал совместно с бывшей женой и ребенком. В п. 1 ст. 141 СК РФ не предусмотрено такого основания отмены усыновления как расторжение брака с родителем усыновленного, однако суд вправе отменить усыновление по иным причинам из интересов и с учетом мнения ребенка (п. 2 ст. 141 СК РФ). В данном случае суд учел несогласие усыновленного В. с отменой усыновления, которым подтверждалось противоречие прекращения родительских отношений интересам ребенка. В удовлетворении исковых требований заявителю было отказано, судом кассационной инстанции решение было оставлено без изменения[99]. В другом случае в Центральный районный суд г. Новосибирск обратился истец с требованиями об отмене усыновления в отношении дочери его бывшей супруги. Истец указал, что находясь в браке с К., он усыновил ее несовершеннолетнюю дочь П., однако отношения с супругой и ребенком не сложились. В 2008 году брак был расторгнут, отношения с дочерью он не поддерживает и не принимает участия в ее воспитании. Кроме того, установлено, что с 2009 году К. состоит в новом браке, К. признает исковые требования истца и желает прекращения правоотношений своей дочери и заявителя, усыновленная П. также выразила свое согласие на отмену усыновления. В данном случае суд удовлетворил исковые требования истца и взыскал с Истца в пользу П. алименты до наступления совершеннолетия П[100]. Видится, что в данном случае взыскание алиментов не оправдано, так как отмена усыновления была произведена с согласия всех сторон правоотношения, кроме того, новый супруг К. проживает совместно с ней, следовательно, принимает участие в жизни П. Более того, Летова Н.В. верно заметила, что «алименты взыскиваются с бывших усыновителей только тогда, когда имеется настоятельная необходимость обеспечить ребенка содержанием ввиду того, что родители не осуществляют эту обязанность»[101]. М.В. Антокольская также считает, что присуждение алиментов не должно производиться, если «ребенок возвращается к родителям, которые должны содержать его сами»[102].

Из вышеизложенного следует вывод, что законодательство не содержит четких формулировок оснований отмены, на что обратил и Европейский суд по правам человека в деле Агеевы против России, указав, что закрепление конкретных формулировок отмены усыновления невозможно, «поскольку обстоятельства, при которых возникает необходимость в отмене усыновления, слишком разнообразны, чтобы было возможно сформулировать закон, охватывающий все возможные случаи, и национальная практика содержит дополнительные указания по этому вопросу».

Отмену усыновления можно рассматривать не только как способ защиты прав усыновленного, но и как меру ответственности усыновителя за недобросовестное исполнение родительских обязанностей. Более того, отмена усыновления травмирует ребенка, поэтому меру ответственности усыновителя следует расширить[103]. Так, федеральным законодательством установлено, что в случае отмены усыновления по вине лица, такое лицо в будущем не сможет принять ребенка в семью на условиях усыновления, опеки или приемной семьи (п. 1 ст. 127, п. 3 ст. 146 СК РФ), что является негативным последствием для самого гражданина.

Указанный федеральный перечень ограничений можно дополнить следующим: бывшие усыновители, если усыновление отменено по их вине, также не могут быть постинтернатными воспитателями. Данное установление уже нашло отражение в законодательстве субъектов Российской Федерации. Так, в г. Москве постинтернатными воспитателями не могут быть бывшие усыновители, если усыновление отменено по их вине (аб. «д» п. 1.6 Постановления Правительства Москвы «О мерах по обеспечению реализации Закона города Москвы от 14 апреля 2010 г. № 12 «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве»»[104]). Представляется, что данный вид санкции должен быть принят во внимание всеми законодателями тех субъектов, где предусмотрено создание патронатных семей.

Еще одной санкцией для усыновителей за недобросовестное исполнение родительских обязанностей может стать обязанность бывших усыновителей возвратить в бюджет сумму единовременной выплаты, полученной при усыновлении ребенка[105]. Законодатели субъектов России предусматривают такую обязанность бывших усыновителей. Так, в Краснодарском крае и Республике Бурятии лица, в отношении которых было вынесено вступившее в законную силу решение суда об отмене усыновления, обязаны вернуть выплаченное единовременное пособие в полном размере (п. 5 ст. 3 Закона Краснодарского края «О единовременном денежном пособии гражданам, усыновившим детей в Краснодарском крае»[106], п. 10 Постановления правительства Республики Бурятия «Об утверждении порядка назначения и выплаты единовременного пособия гражданам, усыновившим на территории Республики Бурятия детей»[107]). Кроме случаев отмены усыновления, согласно законодательству Республики Бурятия, единовременное пособие должно быть возвращено и в случаях, если судом установлен факт смерти усыновленного ребенка, произошедшей по вине усыновителя, или же когда усыновленный помещен усыновителем в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (п. 10 Постановления правительства Республики Бурятия «Об утверждении порядка назначения и выплаты единовременного пособия гражданам, усыновившим на территории Республики Бурятия детей»). Такой подход законодателя объясним и правовой природой института усыновления, который является правоустанавливающим фактом, а именно, устанавливает родительско-детские отношения между лицами, чье родство не имеет естественного происхождения. Следовательно, при отмене такого правоустанавливающего факта, незамедлительно следует прекращение возникших на его основании правоотношений, в том числе отношения в сфере государственной поддержки лиц, усыновивших ребенка.

На основании вышеизложенного возможно предложить следующие дополнение в Порядок и условия назначения выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей[108]:

«38.4. Выплаченное единовременное пособие подлежит возврату получателем в федеральный бюджет, если:

а) в отношении усыновителя вынесено решение об отмене усыновления (удочерения), вступившее в законную силу;

б) решением суда установлен факт смерти усыновленного (удочеренного) ребенка (детей), произошедшей по вине усыновителя (усыновителей);

в) усыновленный (удочеренный) ребенок (дети) помещен усыновителем (усыновителями) в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Принимая во внимание негативные последствия для усыновителя в случае отмены усыновления по его вине, можно сделать вывод, что отмена усыновления в подобных случаях является особой мерой семейно-правовой ответственности, которая вместе с тем направлена на защиту интересов ребенка. По мнению Е. В. Рузановой, «понятия вины родителей (лиц, их заменяющих) в качестве субъектов обязательства вследствие причинения вреда – это психическое отношение указанных лиц к своему противоправному поведению, состоящему в неисполнении или ненадлежащем исполнении ими обязанностей по воспитанию и (или) содержанию несовершеннолетних детей, в неосуществлении должного надзора за ними, а также к возможным последствиям такого поведения …»[109].

Основываясь на данном выводе, О.С. Турусова предлагает дополнить ст. 143 СК РФ п. 5: «Суд исходя из интересов ребенка вправе обязать бывшего усыновителя возместить вред здоровью ребенка в том случае, когда противоправные действия родителей, усыновителей выражаются в жестоком обращении с детьми, злоупотреблении родительскими правами, уклонении от выполнения родительских обязанностей и совершении преступления против жизни и здоровья детей»[110].

Следует отметить, что на законодательном уровне следует уделять внимание не только повышению привлекательности института усыновления путем предусмотрения мер стимулирующего характера, но и обеспечению стабильности данного института, закрепляя новые формы ответственности недобросовестных усыновителей.

В отличие от дел об усыновлении, которые рассматриваются в особом производстве, дела об отмене усыновления рассматриваются в судебном порядке по правилам искового производства (ст. 275 ГПК РФ). Такой порядок обоснован необходимостью доказывания обстоятельств, составляющих основание отмены усыновления. Суд должен всесторонне изучить представленные доказательства, выслушать мнения заинтересованных лиц и несовершеннолетнего и вынести обоснованное решение. Исковое производство предоставляет большую возможность сторонам по защите своих интересов, при соблюдении принципов состязательности и равноправия сторон (ст. 12 ГПК РФ) они могут предоставлять доказательства, которые будут обосновывать их позицию. При решении вопроса об обязании бывшего усыновителя выплачивать алименты на содержание ребенка, возникает спор интересов разных сторон, который суд может правильно оценить только в условиях искового производства.

Стать инициатором отмены усыновления могут строго определенные лица. Семейное законодательство устанавливает, что обратиться в суд с требованием об отмене усыновления могут следующие лица:

  • усыновленный ребенок, достигший возраста четырнадцати лет;
  • биологические родители усыновленного ребенка;
  • усыновители;
  • представители органа опеки и попечительства;
  • прокурор.

Родители ребенка, прокурор и специалисты органов опеки и попечительства обращаются с заявлением с целью защиты не собственных интересов, а интересов несовершеннолетних усыновленных.

Родитель ребенка вправе обратиться в суд с иском об отмене произведенного усыновления, если ему известно о нарушениях родительских прав со стороны усыновителей. Однако такие ситуации случаются редко в силу распространения тайны усыновления на данные об усыновителях, вероятно, родителю может быть известна информация об усыновителях в тех случаях, когда он давал согласие на усыновление ребенка конкретным лицом. Закон предусматривает неконкретизированное основание отмены усыновления, по которому родитель усыновленного может обратиться в суд, – иное основание, согласующееся с интересами ребенка. Так, данные лица вправе требовать отмены усыновления, если усыновление было произведено без их согласия или согласие было получено при помощи давления со стороны других лиц. Усыновление, основанное на таких фактах, не может отвечать интересам детей, так как при этом ребенок был лишен семейного воспитания не по вине родителя.

Усыновитель также является носителем спорного и может обратиться в суд с требованием об отмене усыновления. Видится, что в данном случае закон исходит из принципа добровольности принятия родительских прав и обязанностей при усыновлении ребенка. Сущность отношений по усыновлению предполагает принятие обязанностей усыновителем в силу закона, а не естественных условий, тем самым допуская и прекращение данных правоотношений по инициативе сторон. Причинами обращения усыновителем с такими требованиями может быть отсутствие взаимопонимания в созданной семье, отсутствие возможности наладить отношения, открытие информации о состоянии здоровья ребенка, по причине чего дальнейшие родственные отношения не могут быть сохранены. Конечно, неспособность граждан преодолеть подобные причины говорит об их неспособности испытывать истинно родительские чувства к неродному ребенку.

Как отмечает О.И. Шолгина, «семейно-правовые споры, затрагивающие права и интересы ребенка, могут возникать не только между родителями, но и между иными субъектами семейных правоотношений… Наделение родителей преимущественным правом на воспитание ребенка перед всеми третьими лицами не исключает спора об осуществлении соответствующих правомочий, объектом которого выступают интересы ребенка»[111]. Государство, являясь участником отношений по усыновлению, имеет право вмешиваться в семейные отношения усыновителя и усыновленного в пределах, которых требуют интересы ребенка. Данную функцию государство реализует через уполномоченные на то должностные лица и органы, такие как прокуратура и органы опеки и попечительства.

Прокурор, выступая с требованием об отмене усыновления, реализует одну из форм участия в гражданском процессе, предусмотренную ч. 1 ст. 45 ГПК РФ. В литературе высказывается ряд мнений относительно процессуального положения прокурора, обратившегося с иском в суд. Наиболее предпочтительной является точка зрения тех авторов, которые относят прокурора к процессуальному истцу[112]. Так, прокурор, подавший заявление, пользуется всеми правами и несет все процессуальные обязанности истца, за некоторым исключением (ч. 2 ст. 45 ГПК РФ). Однако он не является лично заинтересованным в исходе дела (не является носителем спорного права или интереса), а осуществляет лишь свои должностные обязанности.

Органы опеки и попечительства, как и прокурор, обращаются в суд с целью защиты интересов несовершеннолетних. По мнению В.В. Яркова, по общему правилу предъявление иска в защиту прав других лиц возможно только при одновременном наличии двух условий: при наличии просьбы заинтересованного лица, при прямом указании на возможность обращения в федеральном законе[113]. Так, СК РФ наделяет органы опеки и попечительства полномочиями по возбуждению дел об отмене усыновления (ст. 142), а в ГПК РФ содержится указание на то, что заявления в защиту интересов несовершеннолетнего может быть подано независимо от наличия его согласия (ч. 1 ст. 46). И.В. Ростовская отмечает, что органы опеки и попечительства и другие публично-правовые институты не только осуществляют свои полномочия при нарушении имущественных прав несовершеннолетних, но и всей своей деятельностью (изданием подзаконных нормативно-правовых актов, реализацией контрольных полномочий) создают юридические и фактические условия для применения гражданско-правовых средств защиты родителями (лицами, их заменяющими)[114].

«Органам опеки и попечительства отводится особая роль – не допустить ухудшения положения ребенка в связи с предстоящим усыновлением. К сожалению, в современной действительности не редки случаи злоупотребления должностных лиц указанных органов своими полномочиями, а также формальный подход к составлению заключения. Так, например, Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 12 июля 2011 г. отменено решение Камчатского краевого суда от 11 апреля 2011 г., которым было удовлетворено заявление граждан Испании об удочерении несовершеннолетней. Как установлено судом кассационной инстанции, в официальном заключении органов опеки и попечительства отсутствовали сведения как о родственниках усыновляемого ребенка, так и о мерах, принятых уполномоченными должностными лицами для их установления с целью передачи ребенка в семью родственников. В ходе судебного заседания представители отдела опеки и попечительства администрации Петропавловск-Камчатского городского округа, Министерства образования и науки Камчатского края не сообщили суду о каких-либо принятых мерах для установления родственников ребенка с целью его передачи в их семью, сославшись на отсутствие сведений о родственниках, за исключением бабушки ребенка. В ходе рассмотрения дела судом первой инстанции прокурор заявлял ходатайство об истребовании дополнительных сведений о родственниках ребенка ввиду бездействия уполномоченных должностных лиц, однако оно судом было оставлено без удовлетворения. Между тем в результате прокурорской проверки были получены сведения о том, что у несовершеннолетней девочки имеются родственники по отцовской линии – тетя и бабушка, которые проживают на территории Камчатского края, и они возражают против удочерения девочки иностранными гражданами. При этом согласно заключению главного врача МКУЗ «Городской Дом ребенка – лечебное учреждение охраны материнства и детства» г. Петропавловска-Камчатского тетя согласна забрать девочку на воспитание в свою семью. Кроме того, суд оставил без внимания и то обстоятельство, что два брата несовершеннолетней находятся под опекой граждан Российской Федерации»[115].

В законодательстве не установлены требования, предъявляемые к кандидатам на должность специалистов органов опеки и попечительства.

В соответствии с положениями ГК РФ, «органами опеки и попечительства являются органы исполнительной власти субъекта РФ» (ст. 34). В свою очередь в СК РФ говорится, что вопросы организации и деятельности органов опеки и попечительства по осуществлению опеки и попечительства над детьми, оставшимися без попечения родителей, определяются СК РФ, ГК РФ, Федеральным законом от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», Федеральным законом от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», другими федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации (п. 2 ст. 121). В связи с этим следует обратиться к законам субъектов РФ, чтобы установить, какие требования предъявляются к специалистам органов опеки и попечительства.

В законе г. Москвы «О наделении органов местного самоуправления внутригородских муниципальных образований в городе Москве отдельными полномочиями города Москвы в сфере опеки, попечительства и патронажа»[116] говорится лишь о численности работников муниципалитета, осуществляющих работу по защите прав и интересов детей, который определяется из расчета не менее одного работника муниципалитета на 2000 детей, проживающих на территории муниципального образования, но не менее трех работников. Однако в законе не закреплены требования, предъявляемые к специалисту при приеме на работу в орган опеки.

Рассмотрим положения закона Ненецкого Автономного Округа[117], в котором также устанавливаются лишь количественные требования к составу органов опеки и попечительства: «количество работников органа опеки и попечительства определяется исходя из расчета не менее одного работника на 1 500 человек детского населения (в возрасте до 18 лет) в Ненецком автономном округе». В подобном законе Орловской области также нет перечня установленных требований к кандидатам на должность специалиста органов опеки и попечительства.

Таким образом, можно заключить, что ни на федеральном, ни на уровне субъектов не определены требования, которым должен соответствовать соискатель на должность специалиста органов опеки.

Однако следует попытаться определить статус специалиста органа опеки и попечительства. Принимая во внимание законодательное делегирование полномочий по осуществлению опеки и попечительства органам местного самоуправления, разумным будет обратиться к Федеральному закону 02.03.2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в РФ»[118], в котором говорится, что «должность муниципальной службы – должность в органе местного самоуправления … с установленным кругом обязанностей по обеспечению исполнения полномочий органа местного самоуправления …» Исходя из того, что органам местного самоуправления переданы полномочия в сфере опеки и попечительства, специалисты, работающие в данных органах, осуществляют данные полномочия, следовательно, они занимают должность муниципальной службы.

В Федеральном законе от 27.07.2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»[119] говорится, что «взаимосвязь гражданской службы и муниципальной службы обеспечивается посредством единства основных квалификационных требований к должностям гражданской службы и должностям муниципальной службы, единства требований к профессиональной подготовке, переподготовке и повышению квалификации гражданских служащих и муниципальных служащих» (ст. 7).

Учитывая вышесказанное, представляется, что и к специалистам органов опеки и попечительства должны быть установлены основные квалификационные требования на федеральном уровне, в соответствии с которыми будут предъявляться требования и на уровне субъектов России. Данное предложение можно обосновать и тем, что специалисты органов опеки и попечительства выполняют важные социальные функции, устраивая детей, нуждающихся в государственной защите, в приемные, патронатные семьи, отдавая их под опеку (попечительство) и, наконец, помогая детям попадать в полноценную семью при передаче последних на усыновление[120].

Проведенный анализ состава нескольких органов опеки и попечительства Архангельской области подтверждают вывод о необходимости закрепления требований к специалистам органов опеки и попечительства [Приложение № 3]. Рассмотрим подробнее. В силу специфики своих полномочий представители органов опеки и попечительства тесно взаимодействуют с семьями и родителями в ходе профилактических и непосредственных работ, также они обязаны представлять интересы детей в суде, и, что самое главное, дают заключение о возможности граждан быть усыновителями. Для предотвращения предвзятости в действиях работников данных органов необходимо предъявлять к ним установленные требования. Безусловно, предпочтительнее было бы, чтобы специалисты органов опеки и попечительства имели положительный опыт семейной жизни, например, наличие зарегистрированного брака, дабы личным примером формировать в подрастающем поколении семейные ценности. Кроме того, на практике бывают ситуации, когда специалисты органов опеки, находящиеся в разводе (женщины) негативно относятся к мужчинам-отцам, которые пытаются в судебном порядке определить местожительство ребенка с собой. Видится, что наличие детей также является более предпочтительным критерием, хотя относительно этого требования может быть два варианта развития: лица, имеющие опыт в воспитании детей, будут справляться со своими полномочиями с наибольшим знанием дела, с другой стороны – лица, не имеющие детей, будут реализовывать отцовские и материнские чувства в работе с детьми, отдавая им всю ласку и заботу. Конечно, данные предпочтения могут носить лишь рекомендательный характер, так как законодательное закрепление данных требований может быть расценено как дискриминация, что запрещается пп. «d» п. 2 преамбулы Декларации МОТ «Об основополагающих принципах и правах в сфере труда»[121].

Законодатель уже сделал некоторые шаги в регулировании статуса специалистов органов опеки и попечительства. Так, с 1 января 2015 года работодателями при формировании кадровой политики и в управлении персоналом, при организации обучения и аттестации работников, заключении трудовых договоров, разработке должностных инструкций и установлении систем оплаты труда должны применяться стандарты «Специалист по работе с семьей»[122] и «Специалист органа опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних»[123]. Данные акты позволяют установить общие требования, предъявляемые к специалистам органов опеки и попечительства. Лица, претендующие на занятие должности в органах опеки и попечительства должны иметь высшее образование по профилю профессиональной деятельности, а также не должны быть судимы в настоящем или прошлом за преступления, состав и виды которых установлены в законодательстве Российской Федерации (ст. 3.1 стандарта «Специалист по работе с семьей», стандарта «Специалист органа опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних»). В связи с разнородностью выполняемых трудовых функций специалистами органов опеки и попечительства перечень возможных специальностей включает в себя следующие специальности: «юриспруденция», «педагогика», «педагогика и психология», «социальная педагогика», «социальная психология», «социальная работа» (ст. 3.1 стандарта «Специалист по работе с семьей», стандарта «Специалист органа опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних»). Данное требование обусловлено тем, что каждая специальность представляет собой совокупность знаний, умений и навыков, приобретенных в результате образования и обеспечивающих постановку и решение определенных профессиональных задач (Общероссийский классификатор специальностей по образованию)[124]. К специалистам, чья деятельность непосредственно связана с общением с несовершеннолетними, предъявляется дополнительное требование: данные лица должны иметь стаж работы не менее одного года в организациях социального обслуживания.

В основном законодательном акте, регулирующем организацию деятельности органов опеки и попечительства, данные требования не отражены. В связи с этим предлагается установить некоторые требования для работников органов опеки и попечительства.

Закрепляя требования на федеральном уровне, необходимо внести изменения в ФЗ «Об опеке и попечительстве» – статью 6.1 в следующей редакции:

«Требования, предъявляемые к кандидату на должность специалиста органа опеки и попечительства.

Специалистом органа опеки и попечительства может быть дееспособный гражданин Российской Федерации:

  1. Не имеющий гражданства иностранного государства.
  2. Имеющий высшее профессиональное образование по профилю профессиональной деятельности.
  3. Не имеющие или не имевшие судимость, не подвергающиеся или не подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, а также против общественной безопасности.
  4. Не имеющие неснятую или непогашенную судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления;
  5. Не состоящий на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств.»

Перейдем к последствиям отмены правоотношений, возникших в результате усыновления между усыновителем и ребенком. Последствием отмены усыновления является не только создание для несовершеннолетнего неблагоприятной ситуации, но и изменение социального статуса несовершеннолетнего, возвращение его в ту среду, в которой невозможна благополучная социализация. Кроме того, ребенок по решению суда может быть передан биологическим родителям, если это не противоречит его интересам (п. 2 ст. 143 СК РФ). Так, например, такая передача может быть обоснованной, если отмена усыновления произошла в отношении бывшего супруга родителя ребенка, в случаях, когда при усыновлении личные неимущественные и имущественные правоотношения с родителем были сохранены по решению суда, или в тех случаях, когда усыновление было произведено без согласия родителей ребенка, т.е. не было выражено согласия родителей на прекращение правоотношений с ребенком. Думается, что ребенок не может быть передан родителям, если по их вине несовершеннолетний попал в категорию детей, оставшихся без попечения родителей.

Общеизвестно, что при отмене усыновления взаимные права и обязанности родителей и несовершеннолетнего прекращаются, и восстанавливаются правоотношения ребенка и его родителей, если последнего требуют интересы ребенка (п. 1 ст. 143 СК РФ). Однако некоторые обязанности за усыновителем могут быть сохранены. Так, суд вправе признать бывшего усыновителя обязанным выплачивать алименты на содержание ребенка (п. 4 ст. 143 СК РФ). Данная мера не является санкцией для усыновителей, а имеет целевое назначение – обеспечение содержания ребенка при установлении судом такой необходимости. Думается, что возмещение родителями государству единовременной выплаты, предоставленной им при усыновлении ребенка можно предусмотреть в качестве института ответственности материальной направленности при отмене усыновления по вине родителей.

Как уже было отмечено, в соответствии с принципом, закрепленным в Конвенции о правах ребенка, ребенок имеет право на сохранение своего имени, что составляет его индивидуальность. Именно поэтому вопрос об изменении имени, фамилии и отчества ребенка, достигшего возраста десяти лет, может решаться положительно только с его согласия (пп. 2 п. 3 ст. 143 СК РФ). В иных случаях имя ребенка, полученное при усыновлении, сохраняется за ним.

Таким образом, можно сделать ряд выводов:

  1. Правовые последствия могут быть правопрекращающими и правообразующими.
  2. Ребенок, несмотря на прекращение всех прав и обязанностей с родителями и их родственниками, может сохранить правоотношения с данными лицами, если суд установит, что данное согласуется с интересами ребенка, и вынесет соответствующее решение.
  3. Фактическое сохранение родственных отношений усыновленного ребенка с родителем не является основанием возникновения у ребенка права наследовать после данного родителя.
  4. Меры государственной поддержки длящегося характера более эффективны единовременных мер. На основании этого предлагается развивать косвенные меры поддержки усыновителей, например, льготное налогообложение.
  5. В целях поддержки семей усыновителей, принявших ребенка-инвалида возможно установление налоговых послаблений для организаций, осуществляющих страховую деятельность, в размере 2% при оплате налога на прибыль. Предлагается предусмотреть данную меру для тех организаций, которые будут предоставлять услуги по страхованию указанным категориям несовершеннолетних по договорам о страховании от несчастных случаев и болезней на общих основаниях, а не в качестве исключения.

 

 

[1] Статистика // Усыновление в России. Интернет-проект Министерства образования и науки РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.usynovite.ru/statistics. Дата обращения: 25.12.2013.

[2] Конвенция о правах ребенка (Нью-Йорк 20.11.1989). Ратифицирована Постановлением ВС СССР от 13.06.1990 г. №1559-I «О ратификации Конвенции о правах ребенка». Вступила в силу для СССР 15.09.1990 // Сборник международных договоров СССР. – 1993. – Вып. XLVI; Конвенция «О защите детей и сотрудничестве в отношении иностранного усыновления (Гаага 29.05.1993 г.) // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

[3] Федеральный закон от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ «Семейный кодекс Российской Федерации» (ред. от 02.07.2013) // СЗ РФ. – 1996. – № 1 – Ст. 16.

[4] Гришаев С.П. Формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

[5] Жириновский В.В. Стенограмма заседания Государственной Думы Федерального Собрания РФ пятого созыва от 21.10.2009 // Стенограмма заседаний (бюллетень). – № 118 (1091). – Ч. 1. – С. 24-34, 39.

[6] Теория государства и права / Под ред. А.И. Денисова. – М.: Изд. МГУ, 1967. – С. 311—312.

[7] Пчелинцева Л.М. Семейное право России: учеб. для вузов. – 3-е изд. – М.:Норма, 2004. – С. 1.

[8] Договор между Российской Федерацией и Итальянской Республикой о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей. (Москва, 6.11.2008 г.) Ратифицирован Федеральным законом «О ратификации Договора между Российской Федерацией и Итальянской Республикой о сотрудничестве в области усыновления (удочерения) детей» от 09.11.2009 г. № 258-ФЗ. Вступил в силу 24.11.2009 г. // Бюллетень международных договоров. – 2010. – № 5. – С.27.

[9] Федеральный закон от 14.11.2002 г. № 138-ФЗ «Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2002. – № 46. – Ст. 4532.

[10] Шерстнева Н.С. Принципы российского семейного права. Автореф. дис. … доктора юрид. наук. – М., 2007. – С. 12.

[11] Иоффе О.С. Советское гражданское право: курс лекций. – Том 3. – Ленинград: Изд-е ЛГУ, 1965. – С. 252; Богуславский М.М. Международное частное право. Элементарный курс. – М.: Юристь, 2002. – С. 216; Козлов С.С., Митчина Л.А. Формы и методы устройства детей, оставшихся без попечения родителей. // Семейное и жилищное право. – 2011. – №3. – С.15.

[12] Федеральный закон от 30.11.2011 № 351-ФЗ «О внесении изменений в статьи 127 и 146 Семейного кодекса Российской Федерации и статью 271 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. – 2011. – № 272.

[13] Прудникова Л.Б. Усыновление (удочерение) детей гражданами Российской Федерации, иностранными лицами, лицами без гражданства. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Ростов-на-Дону, 2004. – С. 7.

[14] Козлов С.С., Митчина Л.А. Указ. соч. С.16.

[15] Статистика // Усыновление в России. Интернет-проект Министерства образования и науки РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.usynovite.ru/statistics. Дата обращения: 25.12.2012.

[16] Ахметьянова З.А., Ковалькова Е.Ю., Низамиева О.Н. и др. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. О.Н. Низамиева. – М.: Проспект, 2010. – С. 19.

[17] Федеральный закон от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» (ред. от 23.07.2013) // СЗ РФ. – 1994. -№ 32. – Ст. 3301.

[18] Федеральный закон от 29.12.2006 г. № 256-ФЗ «О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей» (ред. от 07.06.2013) // СЗ РФ. – 2007. – № 1. – Ст. 19.

[19] Статистика // Усыновление в России. Интернет-проект Министерства образования и науки РФ [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.usynovite.ru/statistics. Дата обращения: 25.12.2012.

[20] Проект федерального закона № 217944-6 «О патронате в Российской Федерации». Внесен 07.02.2013 года депутатами Государственной Думы С.М. Мироновым, А.А. Агеевым, М.В. Емельяновым, Е.Б. Мизулиной,

О.А. Оганяном // Официальный сайт Государственной Думы Российской Федерации. URL:http:www.duma.gov.ru. Дата обращения: 14.12.2013.

[21] Закон Республики Башкортостан от 11.07.2006 г. № 342-з «О патронатном воспитании в Республике Башкортостан» (ред. от 03.07.2012) // Ведомости Государственного Собрания – Курултая, Президента и Правительства Республики Башкортостан. – 2006. – № 17(239). – Ст. 1051; Закон Пермской области от 06.10.2000 № 1129-164 «О патронатном воспитании» (ред. от 06.05.2004) // Бюллетень Законодательного Собрания и администрации Пермской области. – 2000. – № 9.

[22] Закон Пермской области от 06.10.2000 г. № 1129-164 «О патронатном воспитании» // Бюллетень Законодательного собрания и администрации Пермской области. – 2000. – № 9.

[23] Закон Ульяновской области от 04.02.2009 г. № 07-ЗО «О патронатной семье в Ульяновской области» (ред. от 04.02.2013) // Ульяновская правда. – 2009. – № 10.

[24] Закон Рязанской области от 3.04.2006 г. № 46-ОЗ «О патронатном воспитании» (ред. от 30.07.2009) // Рязанские ведомости. – 2006. – № 76-77.

[25] Михайлова А.В. Современные формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей, в России и Великобритании: опыт сравнительно-правового исследования // Сборник статей по материалам XI Международной научно-практической конференции молодых ученых «Традиции и новации в системе современного российского права» МГЮА им О.Е. Кутафина. – М., 2013. – С. 194.

[26] Официальный сайт Британской ассоциации фостерной помощи (FCA) // URL: http://www.coreassets.com/fostering. Дата обращения: 13.10.2013.

[27] Официальный сайт Национальной ассоциации фостерных родителей Соединенных Штатов Америки (NFPA) // URL: http://www.nfpaonline.org. Дата обращения: 13.10.2013.

[28] Закон Пермского края от 10.12.2008 г. № 353-ПК «Об устройстве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Пермском крае» // Российская газета. – 2008. – № 260.

[29] Правила создания приемной семьи и осуществления контроля за условиями жизни и воспитания ребенка (детей) в приемной семье (утв. Постановлением Правительства РФ от 18.05.2009 № 423) // Российская газета. – 2009. – № 94.

[30] Поспелова Н. Патронатная семья // URL:http://detdom2.org/adoption-patronat.html

[31] Ильина Е.В. Юридическая фикция в семейном законодательстве Республики Беларусь // Современные научные исследования и инновации. – Сентябрь, 2011 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2011/09/2350

[32] Летова Н.В. Усыновление в Российской Федерации: правовые проблемы. – М.: Волтерс Клувер, 2006. – С. 58.

[33] Бабаев В.К. Презумпции в советском праве: учебное пособие / В.К. Бабаев. – Горький: Изд-во ГВШ МВД СССР, 1974. – С. 32.

[34] Марохин Е.Ю. Юридическая фикция в современном российском законодательстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ставрополь, 2004. С.12.

[35] Лотфуллин Р.К. Юридические фикции в гражданском праве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2008. – С. 13.

[36] Тарусина Н.Н. Семейное право: учебное пособие / Н.Н. Тарусина. – М.: Проспект, 2001. – С. 133.

[37] Михеева Л.Ю. Опека и попечительство: теория и практика. – М.: Волтерс Клувер, 2008. – С. 34.

[38] Левушкин А.Н. Усыновление в России, государствах – участниках содружества независимых государств и Балтии. – Ульяновск: УлГУ, 2010. – С. 21.

[39] Закон Сахалинской области от 15.06. 2005 г. № 40-ЗО «О социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (Признан утратившим силу в связи с введением в действие Закона Сахалинской области от 08.12.2010 № 115-ЗО «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Сахалинской области») // Губернские ведомости. – 2005. – 21 июня.

[40] Закон Томской области от 19.08.1999 г. № 28-ОЗ «О социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Томской области» // Официальные ведомости Государственной Думы Томской области. – 1999. – № 16.

[41] См. например: Закон Пермского края от 10.12.2008 г. № 353-ПК «Об устройстве детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Пермском крае» (ред. от 07.11.2012) // Российская газета. 2008. № 260.; Областной закон Ленинградской области от 28.07.2005 г. № 65-оз «О дополнительных гарантиях социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Ленинградской области» (ред. от 15.03.2013) // Вестник Законодательного собрания Ленинградской области. – 2005. – Вып. 10.

[42] См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. – Вып. 3. – М.: изд-во бр. Башмаковых, 1912. – С. 571-572.

[43] Задесенская Я.В. Усыновление в Российской Федерации: перспективы использования опыта иностранных государств // Тезисы межрегионального конкурса научно-исследовательских работ молодых ученых, аспирантов, соискателей и студентов «Фемида». – Чебоксары, 2013. – С. 166.

[44] Рясенцев В.А. Семейное право. – М.: Юрид. лит., 1971. – С. 255.

[45] Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. – М.: Юрид. лит., 1974. – С. 300.

[46] Гюрджан О.М. Правовая природа усыновления // Lex Russica. – 2013. – № 9. – С. 995.

[47] Федеральный закон от 21.12.1996 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // СЗ РФ. – 1996. – № 52. – Ст. 5880.

[48] Правила передачи детей на усыновление (удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и воспитания в семьях усыновителей на территории Российской Федерации (утв. Постановлением Правительства РФ от 29.03.2000 № 275) // Российская газета. – 2000. – № 72.

[49] Постановление Конституционного Суда РФ от 31.01.2014 № 1-П «По делу о проверке конституционности абзаца десятого пункта 1 статьи 127 Семейного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина С.А. Аникиева» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс». Дата обращения: 10.02.2014.

[50] Постановление суда земли Северный Рейн-Вестфалия от 09.03.2012 г. № L 13 EG 37/11 // URL: https://sozialgerichtsbarkeit.de/sgb/esgb/show.php?modul=esgb&id=150805. Дата обращения: 14.10.2013.

[51] Сімейний кодекс України от 10.01.2002 p. № 2947-III // Відомості Верховної Ради. – 2002. – № 21-22. – Ст.135.

[52] Tьrk medeni kanunu № 4721 itibaren 22.11.2001 // T.C. Resmi gazete. – 2001. – Sayi 24607.

[53] Legge «Diritto del minore ad una famaglia» del 4.05.1983 г. № 184. // Gazzetta Ufficiale della Repubblica Italiana. – 1983. – № 133.

[54] Code civil // Journal Officiel de la République Française. – 2006. – № 103.

[55] Количество браков и разводов // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/demography. Дата обращения: 06.02.2014.

[56] LOI № 2013-404 du 17.05.2013 Ouvrant le marriage aux couples de personnes de meme sexe. // Journal Officiel de la République Française. – 2013. – № 114.

[57] Цит. по Алексеев Н.А. Гей-брак: семейный статус однополых пар в международном, национальном и местном праве. – М.: изд-во БЕК, 2002. – С. 210-211.

[58] Смолина Л.А. Правовое регулирование отношений супругов и бывших супругов. – М.: Изд-во СГУ, 2006. – С.32.

[59] Решение Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа об установлении усыновления в отношении Дробышева Алексея Владиславовича от 27.09.2011 г. // РосПравосудие. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rospravosudie.com/court-novourengojskij-gorodskoj-sud-yamalo-neneckij-avtonomnyj-okrug-s/act-100838479. Дата обращения: 28.10.2013.

[60] Обзор судебной практики Верховного суда Республики Татарстан по гражданским делам за I квартал 2008 года // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

[61] Летова Н.В. Усыновление в Российской Федерации: правовые проблемы. С. 77.

[62] Ожидаемая Продолжительность жизни при рождении // Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/population/demo/progn7.htm. Дата обращения: 16.12.2013.

[63] URL: http:// www. forum.materinstvo.ru / index.php showtopic = 255250

[64] Постановление Правительства РФ от 14.02.2013 № 117 «Об утверждении перечня заболеваний, при наличии которых лицо не может усыновить (удочерить) ребенка, принять его под опеку (попечительство), взять в приемную или патронатную семью» // СЗ РФ. – 2013. – № 36. – Ст. 4577.

[65] См.: Постановление администрации Курской области от 31.07.2012 г. № 678-па «Об организации подготовки граждан, выразивших желание стать усыновителями, опекунами или попечителями детей, оставшихся без попечения родителей» // Курская правда. – 2012. – № 98.

[66] Вешкурцева З. Проблемы международного усыновления российских детей иностранцами // Административное право. – 2013. – № 2. – С. 8.

[67] Решение Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа об установлении усыновления от 04.10.2011 г. // РосПравосудие [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://rospravosudie.com/court-novourengojskij-gorodskoj-sud-yamalo-neneckij-avtonomnyj-okrug-s/act-100838429. Дата обращения: 16.12.2013.

[68] Федеральный закон от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ «Уголовный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

[69] Прудникова Л.Б. Указ. соч. С. 21.

[70] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.04.2006 г. № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. – № 6.

[71] Тайна усыновления. Обеспечивается ли она при принятии заявления в суде? // СПС «Гарант» [Электронный ресурс].

[72] Буянова Е.В. Проблемы обеспечения тайны усыновления на стадии возбуждения дела об усыновлении (удочерении) // Семейное и жилищное право. – 2010. – № 5.

[73] Решение Рудничного районного суда г. Прокопьевска по делу № 2-2277-2010 г. Об установлении усыновления от 14.06.2011 г. // РосПравосудие [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://rospravosudie.com/court-rudnichnyj-rajonnyj-sud-g-prokopevska-kemerovskaya-oblast-s/act-102894804. Дата обращения: 19.10.2013.

[74] См.: Летова Н.В. Указ. соч. С. 128.

[75] Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под. ред. П.В. Крашенинникова, П.И. Седугина. – М.: Норма – Инфра М, 1997. – С. 259-260.

[76] Забродина В.Н. О понятии усыновления. // Вестник ЛГУ: серия экономика, философия, право. – 1980. – № 11. (Вып. 2). – С . 83.

[77] Федеральный закон от 05.04.2003 № 44-ФЗ (ред. от 02.07.2013) «О порядке учета доходов и расчета среднедушевого дохода семьи и дохода одиноко проживающего гражданина для признания их малоимущими и оказания им государственной социальной помощи» // СЗ РФ. – 2003. – № 14. – Ст. 1257.

[78] Решение Волжского городского суда Волгоградской области от 07.07. 2011 г. // РосПравосудие [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rospravosudie.com/court-volgogradskij-oblastnoj-sud-volgogradskaya-oblast-s/act-105501535. Дата обращения: 25.10.2013.

[79] Федеральный закон от 29.12.2004 г. № 188-ФЗ «Жилищный кодекс Российской Федерации» // Российская газета. – 2005. – № 1.

[80] Закон РФ от 12.02.1993 г. № 4468-1 «О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, Государственной противопожарной службе, органах по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей» // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. – 1993. – № 9. – Ст. 328.

[81]Федеральный закон от 21.12.1996 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // Российская газета. – 2012. – № 48 (5721).

[82] Задесенская Я.В. Правовые гарантии, направленные на защиту прав детей до и после усыновления. // URL:http://cgpartner.ru/2012/11/pravovye-garantii-napravlennye-na-zashhitu-prav-detej-do-i-posle-usynovleniya/

[83] Налоговый кодекс Российской Федерации от 05.08.2000 г. № 117-ФЗ (часть вторая) (ред. от 23.07.2013) // СЗ РФ. – 2000. – № 32. – Ст. 3340.

[84] На Кубани растет число усыновленных детей // Официальный сайт партии «Единая Россия» [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://er.ru/news/2013/9/16/na-kubani-rastet-chislo-usynovlennyh-detej. Дата обращения: 20.12.2013.

[85] Правила страхования от несчастных случаев и болезней ВТБ Страхование (утв. Приказом от 08.2010 № 121-од) // URL: http://www.vtbins.ru

[86] URL:http://www.alfastrah.ru/corporate/personal/accident/; Общие правила страхования от несчастных случаев и болезней (утв. Приказом Президента ОАО СК «Альянс» от 24 января 2012 г. № 28) / URL: http://www.allianz.ru

[87] Задесенская Я.В. Проблемы усыновления детей-инвалидов гражданами Российской Федерации: возможные пути решения // Сборник статей по материалам XI Международной научно-практической конференции молодых ученых «Традиции и новации в системе современного российского права» МГЮА им О.Е. Кутафина. – М.: 2013. – С. 178.

[88] Страсти по усыновлению. Результаты опроса граждан в апреле 2013 года. // URL:http://www.subscribe.ru/group/subsnews/4255127.  Дата обращения: 10.11.2013.

[89]. Статистика / Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации. URL:http://www.cdep.ru. Дата обращения: 26.10.2013.

[90] Малиновский А.А. Злоупотребление субъективным правом как юридический феномен. Автореф. дис. … доктора юрид. наук. – М., 2008. – С. 10.

[91] Решение Моздокского районного суда республики Северная Осетия о лишении родительских прав от 31.05.2011 г. по делу № 2-382/10 // РосПравосудие [Электронный ресурс]. Режим доступа: тhttp://rospravosudie.com/court-mozdokskij-rajonnyj-sud-respublika-severnaya-osetiya-alaniya-s/act-100069438. Дата обращения: 10.11.2013.

[92] Беспалов Ю.Ф. Особенности судебного разбирательства по делам о защите прав ребенка: учебное пособие / Ю.Ф. Беспалов. – Владимир: изд-во ВГПУ, 2001. – С. 67.

[93] Постановление Европейского суда по правам человека от 08.01.2009 г. по делу «Куимов против России» // Бюллетень европейского суда по правам человека. – 2009. – № 12. – С. 97 – 102.

[94] Ветров Н.И. Охрана интересов семьи уголовно-правовыми средствами. – М.: Знание, 1990. – С. 6.

[95] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 г. № 6 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» // Бюллетень Верховного Суда РФ.- 1998.- № 7.

[96] Постановление Европейского суда по правам человека от 18.04.2013 г. По делу «Агеевы против России» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

[97] Нечаева. А.М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений / А.М. Нечаева. – М.: Наука, 1991.-С.40.

[98] Определение Конституционного суда Российской Федерации от 17.12.2008 г. № 1055-О-П «По жалобе гражданки Ф. на нарушение ее конституционных прав статьей 144 Семейного кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного суда Российской Федерации. – 2009. – № 3.

[99] Определение Нижегородского областного суда от 8.04.2008 г. № 33-1609 // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

[100] Решение Центрального районного суда г. Новосибирск об отмене усыновления от 01.12.2011 г. по делу №2-5163\2011 // РосПравосудие [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://rospravosudie.com/court-centralnyj-rajonnyj-sud-g-novosibirska-novosibirskaya-oblast-s/act-100858731. Дата обращения: 03.11.2013.

[101]Летова Н.В. Указ. соч. С. 139.

[102] Антокольская М.В. Семейное право. – М.: Норма, 2013. – С. 394.

[103] Смолина Л.А. Проблемы правового регулирования отмены усыновления // Сборник статей по материалам Всероссийской научно-практической конференции «Правосудие по гражданским делам: проблемы и перспективы развития» 28 сентября 2012 года / Под общ. ред. Л.В. Войтович, К.Г. Сварчевского, В.П. Очередько. – Спб: Северо-Западный филиал ФГБОУВПО «Российская академия правосудия», 2012. – С. 171-179.

[104] Постановление Правительства Москвы от 20 сентября 2011 года № 433-ПП «О мерах по обеспечению реализации Закона города Москвы от 14 апреля 2010 г. № 12 «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

[105] Смолина Л.А., Задесенская Я.В. Отмена усыновления как санкция за неисполнение родительских обязанностей: опыт России и зарубежных стран // Труды СГА. – 2013. № 11. – С. 52.

[106] Закон Краснодарского края от 29.12.2008 г. № 1662-КЗ «О единовременном денежном пособии гражданам, усыновившим (удочерившим) ребенка (детей) в Краснодарском крае» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

[107] Постановление Правительства Республики Бурятия от 31.07.2013 № 413 «Об утверждении Порядка назначения и выплаты единовременного пособия гражданам, усыновившим (удочерившим) на территории Республики Бурятия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // Бурятия. – 2013. – № 90.

[108] Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23.12.2009 г. № 1012н «Об утверждении Порядка и условий назначения выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей» // Российская газета. – 2010. – № 15.

[109] Рузанова Е.В. Обязательства вследствие причинения вреда с участием несовершеннолетних граждан. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Саратов, 2013. – С. 8.

[110] Турусова О.С. Отмена усыновления как мера семейно-правовой ответственности // Семейное право на рубеже XX – XXI веков: к 20-летию Конвенции ООН о правах ребенка: материалы Международной научно-практической конференции / отв. ред. О.Н. Низамиева. – М.: Статут, 2011. – С. 375.

[111] Шолгина О. И. Интересы ребенка как объект семейно-правового спора. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2011. – С. 10.

[112] Осокина Г.Л. Курс гражданского судопроизводства. – Томск: изд. Том. ун-та, 2002. – С. 207.

[113] Ярков В.В. Гражданский процесс: учебник. – М.: Инфотропик Медиа, 2012. – С. 101.

[114] Ростовская И. В. Гражданско-правовая защита имущественных интересов несовершеннолетних. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2013. – С. 14.

[115] Чекмарева А.В. Некоторые особенности подготовки к судебному разбирательству дел о международном усыновлении (удочерении) ребенка // Арбитражный и гражданский процесс. – 2013. – № 4. – С. 46.

[116] Закон г. Москвы от 26.12.2007 г. № 51 «О наделении органов местного самоуправления внутригородских муниципальных образований в городе Москве отдельными полномочиями города Москвы в сфере опеки, попечительства и патронажа» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

[117] Закон Ненецкого Автономного округа от 27.02.2009 г. № 9-ОЗ «Об организации и осуществлении деятельности по опеке и попечительству в Ненецком автономном округе и о наделении органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями в сфере опеки и попечительства» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

[118] Федеральный закон от 02.03.2007 г. № 25-ФЗ «О муниципальной службе в Российской Федерации» // Российская газета. – 2007. – № 4310.

[119] Федеральный закон от 27.07.2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2004. – № 31. – Ст. 3215.

[120] Задесенская Я.В. «Эпидемия» отмены усыновлений несовершеннолетних российскими гражданами // Сборник научных статей студентов, обучающихся по направлению «Юриспруденция» «Студенты и наука» Санкт-Петербургского Государственного Университета. – Белгород: Изд-во БУКЭП, 2013. – С. 182.

[121]Декларация Международной организации труда «Об основополагающих принципах и правах в сфере труда» (Женева, 18.06.1998 г.) // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».

[122] Приказ Минтруда России от 18.11.2013 № 683н «Об утверждении профессионального стандарта «Специалист по работе с семьей»» (зарегистрировано в Минюсте России 26.12.2013 № 30849) // Российская газета. – 2014. – № 6.

[123] Приказ Минтруда России от 18.11.2013 № 680н «Об утверждении профессионального стандарта «Специалист органа опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних»» (Зарегистрировано в Минюсте России 26.12.2013 N 30850) // Российская газета. – 2014. – № 9.

[124] ОК 009-2003. Общероссийский классификатор специальностей по образованию (утв. Постановлением Госстандарта РФ от 30.09.2003 № 276-ст). // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».