Наследование пасынками и падчерицами, отчимом и мачехой наследодателя

В соответствии с Гражданским кодексом РФ к наследникам по закону седьмой очереди относятся:

пасынки и падчерицы наследодателя – неусыновленные наследодателем дети его супруга независимо от их возраста;

отчим и мачеха наследодателя – не усыновивший наследодателя супруг его родителя (п. 3 ст. 1145).

Долгое время легальные дефиниции названных категорий наследников отсутствовали, что на практике приводило к многочисленным вопросам о том, кого можно отнести к пасынкам и падчерицам, отчиму и мачехе наследодателя.

Лишь в 2012 г. Верховный Суд РФ в п. 29 Постановления Пленума «О судебной практике по делам о наследовании» от 29.05.2012 г. № 9 разъяснил, что призвание названных в п. 3 ст. 1145 ГК РФ лиц к наследованию зависит от двух обстоятельств. Во-первых, от состояния отчима и мачехи в браке с родителем пасынка и падчерицы. Если брак не прекращен, пасынки и падчерицы призываются к наследованию после смерти отчима и мачехи, а отчим и мачеха – после смерти пасынка и падчерицы. Во-вторых, в случае прекращения брака родителя пасынка, падчерицы с наследодателем, а равно брака отчима, мачехи с родителем наследодателя имеет значение основание прекращения брака. Если брак был прекращен до дня открытия наследства вследствие смерти или объявления умершим одного из супругов указанные лица призываются к наследованию. В то же время в случаях, если брак прекращен путем его расторжения, а также признан недействительным, указанные лица к наследованию не призываются.

Исключая из числа наследников пасынков и падчериц, отчима и мачеху, если брак последних с родителем наследодателя прекращен путем его расторжения, а также признан недействительным, Верховный Суд РФ опирался на предложенные теоретические подходы.

Так, К.Б. Ярошенко отмечала, что за пределами юридической терминологии понятия «отчим», «пасынок» широко используются и их содержание четко определено: «отчим – муж матери по отношению к ее детям от прежнего брака», «пасынок – неродной сын одному из супругов, приходящийся родным другому» [1, с. 234]. В другом определении понятие «отчим» самостоятельно не выделено, а дано как разновидность определения «отец по матери», «пасынок – неродной одному из супругов сын» [2, с. 194]. Из этих определений она заключала, что между отчимом (мачехой) и пасынком (падчерицей) возникают семейные отношения, в основе которых лежит не кровное родство, а заключение брака, т.е. отношения свойства. Возникновение семейной связи не зависит ни от совместного проживания, ни от взаимного материального обеспечения сторон такой семейной связи. Вывод о том, что отношения между отчимом (мачехой) и пасынком (падчерицей) носят семейно-правовой характер, находит подтверждение и в законодательстве: ст. 97 СК РФ является частью главы, в которой идет речь об алиментных обязательствах других членов семьи. В этой статье предусмотрено, что обязанность по содержанию отчима и мачехи при определенных условиях возлагается на их совершеннолетних, трудоспособных пасынков и падчериц. Воспитание и содержание пасынков или падчериц в течение пяти лет является лишь условием возникновения такой обязанности, но не условием установления семейно-правовой связи [3, с. 105-107].

Действительно, в большинстве случаев при расторжении брака или признании его недействительным между отчимом (мачехой) и родителем пасынка (падчерицы) фактически прекращаются отношения и с самим пасынком (падчерицей). Или такие отношения даже не возникали. Так, нередки случаи, когда пасынок (падчерица) даже не сразу узнают о смерти мачехи (отчима), не знают их фамилии, отчества и то, что они были в официальном браке с их родителем. В таком случае с учетом разъяснений Верховного Суда РФ жизненная ситуация может быть разрешена справедливо.

В то же время строго формальный подход способен породить на практике и явно несправедливые результаты. Например, в Конституционный Суд РФ поступила жалоба от гражданина, из которой следовало, что решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения апелляционным определением, гражданину было отказано в удовлетворении заявления об установлении факта принятия наследства в связи с тем, что брак между его матерью и наследодателем расторгнут за 12 лет до открытия наследства; совместное же проживание его матери и наследодателя при отсутствии зарегистрированного брака между ними, а равно продолжение семейных отношений между заявителем и наследодателем после смерти матери заявителя, не порождает для него никаких правовых последствий (Определение Конституционного Суда РФ от 24.06.2014 № 1370-О).

В этом случае хотелось бы отметить принципиально иной характер отношений между наследодателем и наследником. У наследника были личные отношения с отчимом.

М.С. Абраменков, говоря о наследниках седьмой очереди – пасынках, падчерицах, отчиме и мачехе наследодателя, отмечал, что состояние в браке отчима (мачехи) с родителем пасынка (падчерицы) само по себе еще не свидетельствует о наличии семейной связи между указанными лицами, которая должна устанавливаться на основе выяснения всех обстоятельств дела [4, с. 8].

Авторы настоящей статьи в этой связи считают целесообразным отойти от строго формального подхода к определению пасынков, падчериц, отчимов и мачехи как участников наследственных отношений и руководствоваться ситуационным методом.

Понятие ситуационных норм было предложено С.С. Алексеевым. Он выделил абсолютно определенные нормы, не предусматривающие возможность индивидуального усмотрения, и относительно определенные нормы, которые предоставляют право судьям рассмотреть дело с учетом индивидуальных обстоятельств, из-за которых возник спор [5, с. 73-74].

Применение ситуационного метода в рассматриваемом случае означает, что судья будет обладать определенным усмотрением при решении вопроса о призвании к наследованию пасынков и падчериц, мачехи и отчима наследодателя, в зависимости от характера отношений между пасынком или падчерицей, с одной стороны, и отчимом или мачехой, с другой. И в этой связи можно сказать, что «неопределенность – благо» для интересов семьи [6, с. 73].

Обоснование применения ситуационного метода видится в том, что отечественное законодательство не содержит легального определения семьи. Соответственно, ее определение невозможно иначе как в порядке судебного усмотрения. Такая ситуация характерна для семейного права. Во многих нормах семейного права содержатся понятия, которые не определены и не могут быть четко определены в законе: нуждаемость, наличие необходимых средств, недостойное поведение, непродолжительность брака, крайне неблагоприятное положение и т.д.

При определении понятия «семья» следует учитывать, что главное место в семейных отношениях занимают личные связи членов семьи. Эти связи не прекращаются только из-за расторжения брака между родителями, если ребенок проживает с матерью; ребенок, рожденный в недействительном браке, сохраняет все свои права, в том числе право наследовать имущество после смерти родителей (п. 3 ст. 30 СК РФ). Точно также на отношения привязанности между пасынком и падчерицей, с одной стороны, и отчимом и мачехой, с другой стороны, расторжение брака или признание его недействительным не может влиять априори.

Кроме того, представляется необоснованной позиция К.Б. Ярошенко, проводящая аналогию со ст. 97 СК РФ, в которой предусмотрено, что обязанность по содержанию отчима и мачехи при определенных условиях возлагается на их совершеннолетних, трудоспособных пасынков и падчериц. По ее мнению, условием установления семейно-правовой связи в этом случае будет наличие брака между наследодателем и отцом ребенка. Как сказано в п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9 «О применении судами семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов», при рассмотрении исков фактических воспитателей о предоставлении содержания их воспитанниками, а также исков отчима (мачехи) о предоставлении содержания пасынками (падчерицами) необходимо иметь в виду, что в силу ст. ст. 96, 97 СК РФ суд вправе удовлетворить заявленные требования при условии, что истцы являются нетрудоспособными, нуждаются в материальной помощи, которую они не могут получить от своих совершеннолетних трудоспособных детей или от супругов (бывших супругов), надлежащим образом содержали и воспитывали ответчиков не менее пяти лет, а последние достигли совершеннолетия и являются трудоспособными.

Таким образом, разъяснение Верховного Суда РФ не ставит в прямую зависимость взыскание отчимом, мачехой алиментов с пасынка, падчерицы от состояния в браке отчима и мачехи с родителем пасынка, падчерицы. Поскольку расторжение брака не лишает отчима (мачеху) возможности реализовать право на алименты, то и в наследственных правоотношениях должен применяться аналогичный подход. Статус мачеха, отчим, падчерица, пасынок  возникает при заключении брака, если есть ребенок  у кого-то из супругов. После расторжения брака или его признания недействительным семейные отношения между выросшим ребенком и отчимом или мачехой прекращаются не всегда.

Также следует учесть, что прекращение брака путем его расторжения или признания недействительным может не зависеть от воли отчима или мачехи, тем более пасынка или падчерицы. Например, лицо, вступившее в брак с недобросовестным супругом, уже состоящим в браке, как правило, не предполагает этого. А в отдельных случаях бывает, что у падчерицы или пасынка сохраняются более близкие и доверительные отношения с мачехой или отчимом, нежели с родителем, к примеру, если родитель злоупотребляет спиртными напитками.

Наконец, следует принять во внимание, что если не признавать отчимом или мачехой, пасынком или падчерицей лиц во всех случаях, когда брак прекращен путем его расторжения или признания недействительным, увеличивается риск перехода имущества в качестве выморочного к публичным образованиям. Пасынки, падчерицы, отчим и мачеха отнесены законодателем к последней очереди, предшествующей наследованию публичными образованиями. Представляется, что государство должно обеспечивать переход имущества при наследовании, прежде всего, к частным лицам.

В этой связи интересен опыт правового регулирования наследования отчимом и мачехой, пасынком и падчерицами наследодателя в странах СНГ. О.Е. Блинков отмечал, что легально самостоятельный наследственно-правовой статус свойственники имеют помимо России только в Республике Казахстан. Гражданский кодекс Республики Казахстан от 1 июля 1999 г. в качестве наследников пятой очереди в равных долях назвал сводных братьев и сестер, отчима и мачеху, если они совместно проживали с наследодателем одной семьей не менее 10 лет (ст. 1065). Здесь нет требования, чтобы 10-летний срок имел место в последние 10 лет жизни наследодателя, т.е. этот факт может иметь место задолго до смерти [7, с. 39-40].

Как видно, в законодательстве Казахстана отсутствует строго формальный подход к определению в качестве наследников пасынков и падчериц, отчима и мачехи. Значение имеет, прежде всего, установление реальной семейной связи между умершим и его наследниками.

В качестве критериев установления такой связи, ограничивающих судебное усмотрение, следует считать воспитание и содержание отчимом или мачехой своих пасынков и падчериц в течение пяти лет, они закреплены в семейном и пенсионном законодательстве. Так, в соответствии со ст. 97 СК РФ суд вправе освободить пасынков и падчериц от обязанностей содержать отчима или мачеху, если последние воспитывали и содержали их менее пяти лет, а также если они выполняли свои обязанности по воспитанию и содержанию пасынков и падчериц ненадлежащим образом. Также в соответствии с п. 9 ст. 9 Федерального закона «О трудовых пенсиях», отчим и мачеха имеют право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца наравне с отцом и матерью при условии, что они воспитывали и содержали умершего пасынка или падчерицу не менее пяти лет. Пасынок и падчерица имеют право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца наравне с родными детьми, если они находились на воспитании и содержании умершего отчима или мачехи, которые подтверждаются в порядке, определяемом Правительством РФ.

В случае восприятия Верховным Судом РФ предложенного подхода изменится предмет доказывания по делам данной категории. Его составят  следующие обстоятельства: 1) факт состояния в браке (вступления в него) с родителем пасынка или падчерицы, 2) факт воспитания и содержания истца наследодателем, если речь идет о пасынке или падчерице, или факт воспитания и содержания истцом пасынка или падчерицы, если речь идет об отчиме или мачехе, не менее пяти лет.

На основе изложенного материала можно сделать следующие выводы:

  1. Практика применения норм наследственного законодательства, в соответствии с которой пасынки и падчерицы, с одной стороны, и отчим и мачеха, с другой стороны, призываются к наследованию друг после друга только при условии состояния в браке отчима, мачехи с родителем пасынка, падчерицы либо прекращения такого брака вследствие смерти одного из супругов, не учитывает ситуационный метод регулирования и вполне может привести к несправедливым правовым последствиям.
  2. Следует допустить судебное усмотрение в вопросе призвания к наследованию пасынков, падчериц, отчима и мачехи, и призывать к наследованию названных лиц также в тех случаях, когда брак отчима, мачехи с родителем пасынка, падчерицы расторгнут или признан недействительным, но между отчимом, мачехой, с одной стороны, и пасынком, падчерицей, с другой стороны, семейные отношения сохранились. Такой подход обосновывается не только необходимостью призвания к наследованию «близких» лиц, но и тем, что в противном случае имущество как выморочное перейдет публично-правовому образованию, у которого личной связи с наследодателем нет вообще, что идет вразрез с принципом справедливости в наследственных отношениях.

Библиографический список

  1. Толковый словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. Б.М. Волина и Д.Н. Ушакова. М., 1939. Т. 2, 3.
  2. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1978. Т. 3.
  3. Ярошенко К.Б. Вопросы, возникающие в судебной практике при применении отдельных норм законодательства о наследовании // Комментарий судебной практики / Под ред. К.Б. Ярошенко. М.: Юридическая литература, 2012. Вып. 17. С. 95 – 109.
  4. Абраменков М.С. Высшее судебное толкование отечественного наследственного закона: не обошлось без ошибок // Наследственное право. 2013. № 1. С. 4 – 9.
  5. Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. Т. II. М.: Юрид. лит., 1982. 360 с.
  6. Тарусина Н.Н. Семейное право: в «оркестровке» суверенности и судебного усмотрения. – М.: проспект, 2014. 288 с.
  7. Блинков О.Е. Свойственники как наследники по закону в странах СНГ и Балтии // Адвокатская практика. 2006. № 4. С. 39-40.