Обязательная доля в наследстве: основания уменьшения и отказа в присуждении

Аннотация: В статье рассмотрены основания уменьшения размера обязательной доли, а также отказа в ее присуждении. Показано, что совокупность условий, установленная действующим законодательством, не в полной мере обеспечивает социальную справедливость. Внесены предложения, направленные на устранение выявленных недостатков и совершенствование практики применения законодательства.

Ключевые слова: завещание, имущественное положение наследника, обязательная доля, отказ в присуждении, уменьшение размера.

Annotation: The article considers reasons of decrease of natural portion size and also denial of its adjudgement. It is proved that the combination of circumstances formed by the existing legislation does not provide social justice in full. Suggestions aimed to eliminate the revealed defects and to improve the practice of legislation are made.

Key words: testament, heir’s property status, natural portion, denial of adjudgement, size decrease.

Действующее законодательство среди наследников по закону особым статусом наделяет несовершеннолетних и нетрудоспособных детей наследодателя, нетрудоспособных супруга и родителей, а также нетрудоспособных иждивенцев наследодателя.

В соответствии с законом указанные лица как обязательные наследники наследуют не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону. Одновременно установлено, что если осуществление права на обязательную долю в наследстве повлечет за собой невозможность передать наследнику по завещанию имущество, которым наследник, имеющий право на обязательную долю, при жизни наследодателя не пользовался, а наследник по завещанию пользовался для проживания (жилой дом, квартира, иное жилое помещение, дача и тому подобное) или использовал в качестве основного источника получения средств к существованию (орудия труда, творческая мастерская и тому подобное), суд может с учетом имущественного положения наследников, имеющих право на обязательную долю, уменьшить размер обязательной доли или отказать в ее присуждении (п.п. 1, 4 ст. 1149 ГК РФ).

Закрепление нормы о возможности уменьшения обязательной доли и отказа в ее присуждении в ГК РФ формально учитывало позицию Конституционного Суда РФ, который еще применительно к ст. 535 ГК РСФСР указывал, что праву нетрудоспособного супруга на обязательную долю в наследстве суды придают абсолютный, императивный характер без учета обстоятельств конкретного дела, в частности наличия у нетрудоспособного наследника по закону собственного имущества, его участия в образовании общей собственности, длительности совместного пользования ею. Предоставление наследнику обязательной наследственной доли в полном объеме во всех без исключения случаях, а также неправильное определение субъекта, имеющего право на обязательную долю в наследстве, могут приводить к нарушению принципа социальной справедливости и к отказу гражданам в их праве на судебную защиту.

В итоге Конституционный Суд РФ определил, что положение ст. 535 ГК РСФСР о праве нетрудоспособного супруга умершего на обязательную долю в наследстве не исключает права других наследников обращаться в суд с иском о проверке оснований для признания права этого лица на обязательную долю в наследстве и для изменения ее размера с учетом фактических обстоятельств конкретного дела (наличие у лица, имеющего право на обязательную долю в наследстве, собственного имущества, достаточного для проживания, и др.), исходя из принципа социальной справедливости и требования строго соразмерного конституционно признаваемым целям ограничения гарантированного гражданам права наследования[i].

В юридической литературе норма п. 4 ст. 1149 ГК РФ о возможности уменьшения обязательной доли и отказа в ее присуждении не получила однозначной оценки. Так, Н.Б. Демина полагает, что размер обязательной доли и так снижен введением в действие части 3 ГК РФ с 2/3 причитающейся по закону доли до 1/2. Применение указанного ограничения делает обеспечение прав нетрудоспособных родственников наследодателя еще более слабым. Для достижения баланса интересов обеих категорий наследополучателей ей представляется возможным использовать механизм соглашения о разделе наследства. Лица, нуждающиеся в получении прав на помещение, в котором они проживали с наследодателем, или на источники получения средств к существованию, будут получать требуемое им имущество. Но так как умаление права на обязательную долю представляется необоснованным, то разумным будет выделение обязательной доли иным имуществом из наследственной массы, например денежным эквивалентом, а не уменьшение обязательной доли за счет требуемого уполномоченным лицом имущества[ii].

Наоборот, С.П. Гришаев полагает, что на получение обязательной доли не всегда претендуют люди малоимущие и нуждающиеся в защите[iii].

Последняя позиция представляется обоснованной. Адвокатская практика показывает, что зачастую на обязательную долю претендуют переживший супруг (при фактическом прекращении брачных отношений до открытия наследства, непродолжительности состояния в браке), бывший супруг (после прекращения брака некоторое время продолжавший пользоваться жилым помещением) либо сожитель(-ница) наследодателя. В таких случаях необходимость обеспечения принципа социальной справедливости требует обсудить вопрос об уменьшении их доли или отказе в ее присуждении.

Из смысла п. 4 ст. 1149 ГК РФ следует, что удовлетворение иска об отказе в присуждении обязательной доли либо ее уменьшении обусловлено следующим:

1. Наследник по завещанию пользовался спорным имуществом для проживания или использовал в качестве основного источника получения средств к существованию.

Ю.П. Свит отмечает, что в отношении помещения, где наследник по завещанию проживает, должно быть установлено, что такое помещение использовалось наследником для проживания при жизни наследодателя. При этом не обязательно, чтобы помещение имело формальный статус жилого, т.е. было отнесено к жилищному фонду. В качестве места проживания, исходя из положений п. 4 ст. 1149 ГК РФ, может рассматриваться и дачный дом. Также не требуется, чтобы у наследника отсутствовало иное помещение, пригодное для проживания.

В ст. 1149 ГК РФ не указывается на то, что помещение должно использоваться наследником для постоянного проживания, следовательно, он может проживать в таком помещении в определенные периоды (например, летом на даче).

Объектами, используемыми в качестве основного источника средств к существованию, могут быть как орудия труда, так и другие объекты, необходимые для осуществления наследником его профессиональной деятельности (например, транспортное средство). Доказывать соответствующие обстоятельства должен наследник, добивающийся передачи вещи ему[iv].

Так, Л. обратилась в суд с иском к Г., в котором просила отказать ему в присуждении обязательной доли в наследстве.

В обоснование требований указала, что 19 марта 2009 года умер ее отец, который завещал ей все свое имущество и в том числе квартиру в г. Миассе и автомобиль марки ВАЗ. Ответчик, являясь сыном умершего, претендует на обязательную долю в наследстве как нетрудоспособный. Истица считает, что поскольку ответчик при жизни наследодателя наследственным имуществом не пользовался и не нуждается в нем, имеет свое жилье и автомобиль, Г. следует отказать в присуждении обязательной доли в наследстве.

Ответчик Г. в судебном заседании исковые требования не признал.

Суд постановил решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

В кассационной жалобе Л. просила об отмене решения суда, ссылаясь на доводы, положенные в обоснование иска.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав пояснения Л., судебная коллегия не нашла оснований к отмене решения суда.

Так, судом установлено, что Л. не пользовалась спорным жилым помещением, принадлежавшим наследодателю, для постоянного проживания. Местом ее проживания является жилой дом в г. Миассе, собственником которого является ее сын.

Не представлено и доказательств того, что автомобиль наследодателя был основным источником получения истицей средств к существованию, т.к. дохода от предпринимательской деятельности в 2009 году она не имела, хотя использовала автомобиль для перевозки выращенных растений.

Таким образом, осуществление ответчиком права на обязательную долю не повлечет за собой невозможности передать истице как наследнику по завещанию наследственное имущество.

В кассационной жалобе Л.Т.П., не соглашаясь с решением суда, ссылается на то, что доходы ответчика в пять раз выше ее дохода; он помимо пенсии получает заработную плату, имеет на праве собственности однокомнатную квартиру и автомобиль.

Данные доводы не могут быть приняты во внимание, т.к. суду предоставлено право отступить от приоритета права на обязательную долю только при наличии обстоятельств, указанных в п. 4 ст. 1149 ГК РФ, то есть при невозможности передать наследнику по завещанию имущество, которым он пользовался при жизни наследодателя для проживания или использовал в качестве основного источника получения средств к существованию.

Поскольку судом таких обстоятельств не установлено, истице обоснованно отказано в удовлетворении иска.

В кассационной жалобе истица указывает, что несмотря на то, что отца перевезли в дом к ее сыну, она продолжала пользоваться спорной квартирой: стирала вещи, делала ремонт, оплачивала коммунальные услуги. Кроме того, в квартире постоянно проживала ее дочь. Автомобиль отца она использовала в его интересах: ездила за продуктами, лекарствами.

Однако по смыслу п. 4 ст. 1149 ГК РФ наследник по завещанию, а не член его семьи, должен пользоваться квартирой для проживания, а не для иных целей, или использовать имущество в качестве основного источника получения средств к существованию[v].

Анализ данного судебного постановления позволяет заключить, что если наследник по завещанию не пользовался спорным имуществом (например, завещанное жилое помещение находится в другом городе), либо пользовался, но в целях иных, чем указаны в п. 4 ст. 1149 ГК РФ (сдавал жилое помещение для проживания иным лицам), в удовлетворении иска об уменьшении обязательной доли или отказе в ее присуждении должно быть отказано вне зависимости от уровня обеспеченности наследника по завещанию и обязательного наследника.

2. Наследник, имеющий право на обязательную долю, при жизни наследодателя не пользовался спорным имуществом.

Приведенное условие не устанавливает продолжительность пользования имуществом, что создает правовую неопределенность. Например, обязательный наследник мог пользоваться квартирой (проживать в ней) в течение нескольких лет, но за год до открытия наследства пользование прекратилось в связи с приобретением собственного жилья. Формально пользование имуществом при жизни наследодателя имело место, а значит, иск об уменьшении обязательной доли или отказе в ее присуждении не должен быть удовлетворен. То же самое касается объектов, используемых в профессиональной деятельности. Их систематическое использование, прекратившееся до открытия наследства, по смыслу закона, не должно лишать обязательного наследника права на его долю. Однако такой результат правоприменения представляется не вполне справедливым, поскольку прекращение пользования спорным имуществом может свидетельствовать о том, что у обязательного наследника отпала надобность в указанном имуществе.

3. Осуществление права на обязательную долю в наследстве повлечет за собой невозможность передать наследнику по завещанию спорное имущество.

О невозможности передачи наследнику по завещанию спорного имущества, как отмечается в литературе, может свидетельствовать неделимость указанного имущества – имущества, раздел в натуре которого нельзя произвести без изменения его назначения (ст. 133 ГК)[vi].

К числу неделимых вещей судебная практика относит жилой дом и пристроенное нежилое помещение магазина, имеющие общий вход и коммуникации, совместно обслуживаемые помещения, общие фундамент, наружные ограждающие стены и кровлю;  самолеты, самоходные судна и т.п. вещи.

Нет оснований для отказа в присуждении обязательной доли или уменьшении ее размера в тех случаях, когда право на обязательную долю удовлетворяется за счет не завещанной части имущества, что представляется спорным. Дело в том, что обязательный наследник имеет приоритет в получении не завещанной части имущества по сравнению с иными наследниками по закону. Поэтому при наличии одновременно обязательного наследника, право которого на долю в наследственном имуществе удовлетворяется из его незавещанной части, и иных наследников по закону, в том числе первой очереди, последние могут не получить имущество при том, что обязательный наследник не пользовался спорным имуществом, а наследники по закону пользовались, в том числе для проживания. В целях обеспечения социальной справедливости следует признать за наследниками по закону право обратиться с иском об уменьшении обязательной доли или отказа в ее присуждении.

4. Имущественное положение наследника, имеющего право на обязательную долю, позволяет уменьшить ее размер или отказать в присуждении.

М.В. Телюкина, комментируя данное условие, исходит из того, что суд не имеет права изменить обязательную долю, если обязательный наследник обеспечен менее остальных. Изложенное не вытекает безусловно из буквального толкования п. 4 ст. 1149 ГК РФ, поэтому возможно и другое мнение, в соответствии с которым суд не должен сравнивать имущественное положение обязательных и иных наследников, а должен проводить сравнение положения обязательного наследника с минимальным уровнем жизни. С учетом того, каковы сейчас официальный и реальный минимальные прожиточные уровни, данная позиция представляется несправедливой, способной на практике значительно ущемить права обязательных наследников.[vii]

Ю.П. Свит дополняет высказанную позицию, отмечая, что сопоставление имущественного положения предполагает учет не только уровня дохода и стоимости принадлежащего каждому из наследников имущества, но и наличия иждивенцев, необходимости несения дополнительных расходов по состоянию здоровья. По ее мнению, основанием для отказа в присуждении или уменьшения обязательной доли должно быть не просто имущественное неравенство наследника по завещанию и обязательного наследника, а ситуации, когда наследник имеет существенную заинтересованность в получении наследственного имущества в полном объеме. В частности, например, когда у него отсутствуют достаточные средства к существованию или он испытывает какие-либо иные трудности, разрешению которых будет способствовать передача наследственного имущества в полном объеме. И наоборот, для обязательного наследника стоит установить отсутствие существенного интереса в наследуемом имуществе[viii].

Анализ судебной практики позволил найти пример, когда суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении иска об отказе в присуждении обязательной доли, указал в обоснование принятого решения, в частности, на то, что материальное положение ответчика не свидетельствует о более высоком достатке, чем у истицы. Кассационное инстанция оставила в силе указанное решение[ix].

Однако предложенный подход представляется не основанным на законе. ГК РФ говорит об учете имущественного положения не всех наследников, а именно обязательных наследников. Поэтому если доходы обязательного наследника соответствуют или превышают размер установленного прожиточного минимума, у него отсутствуют иждивенцы, нет необходимости несения дополнительных расходов по состоянию здоровья, иск об уменьшении обязательной доли или об отказе в ее предоставлении вполне может быть удовлетворен. Аналогичный критерий (обеспеченность на уровне прожиточного минимума) используется судами при отказе в удовлетворении требований об установлении факта нахождения на иждивении[x].

В литературе специально обсуждается вопрос о возможности уменьшения обязательной доли или отказа в ее присуждении несовершеннолетним детям. По мнению М.В. Самойловой, размер обязательной доли в наследстве, на которую имеют право несовершеннолетние дети наследодателя, должен оставаться неизменным при любых обстоятельствах. Поэтому целесообразно внести изменения в п. 1 ст. 1149 ГК РФ, указав, что «суд может с учетом имущественного положения наследников, имеющих право на обязательную долю, за исключением несовершеннолетних детей, уменьшить…»[xi].

Представляется, что имущественное положение несовершеннолетних обязательных наследников может позволять уменьшить размер причитающейся доли или отказать в ее присуждении. Так, отец из одного миллиарда рублей завещал одному сыну девятьсот миллионов, а второму – сто. Не будь завещания, каждый бы получил, очевидно, по пятьсот миллионов (при отсутствии других наследников). Законный представитель второго сына, если он несовершеннолетний, может оспорить завещание в суде, чтобы получить свою обязательную долю – двести пятьдесят миллионов. Суд может отказать в удовлетворении иска о признании недействительным завещания в части и уменьшить размер обязательной доли или вовсе отказать в ее присуждении в зависимости от конкретных фактических обстоятельств (наличие в собственности жилого помещения, дохода от открытого на его имя вклада в банке и т.п.). Поэтому несовершеннолетних лиц не следует исключать из сферы действия правил об уменьшении обязательной доли и отказе в ее присуждении.

Анализ условий уменьшения размера обязательной доли и отказа в ее присуждении показал, что законодатель сформулировал их практически без учета позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в определении от 09.12.1999 г. Так, ни одно из условий не предполагает учет наличия у обязательного наследника собственного имущества, его участия в образовании общей собственности, длительности совместного пользования ею. Более того, действующая редакция п. 4 ст. 1149 ГК РФ формулирует закрытый перечень оснований, в результате чего, например, не может быть уменьшена обязательная доля или отказано в ее присуждении пережившему супругу по тому основанию, что брак был непродолжительным или фактически прекратился еще до открытия наследства.

Вместе с тем использование критерия непродолжительности состояния в браке в целях устранения лица от получения имущественных выгод известно отечественному законодателю. Так, ст. 92 СК РФ предусматривает возможность освобождения супруга от обязанности содержать другого нетрудоспособного нуждающегося в помощи супруга или ограничить эту обязанность определенным сроком, как в период брака, так и после его расторжения в случае непродолжительности пребывания супругов в браке. Однако закон не конкретизирует понятие  «непродолжительности пребывания супругов в браке». В литературе предлагалось считать непродолжительным брак, длящейся не более пяти лет[xii].

Интересно, что в США размер обязательной доли пережившего супруга поставлен Единообразным наследственным кодексом в прямую зависимость от продолжительности его брака с наследодателем. Так, при продолжительности брака менее двух лет переживший супруг получит только 3 % от всего наследственного имущества, в то время как супруг, состоявший в браке 15 лет и более, – 50 % (§ 2-202 (b) ЕНК)[xiii].

Не вполне учитывает отечественный законодатель и характер отношений между обязательным наследником и наследодателем. Если обязательный наследник своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовал либо пытался способствовать призванию его самого или других лиц к наследованию либо способствовал или пытался способствовать увеличению причитающейся ему или другим лицам доли наследства такой наследник отстраняется от наследования, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке (п.п. 1, 4 ст. 1117 ГК РФ). Однако во многих случаях действия обязательного наследника в отношении наследодателя не «дотягивают» до признания их недостойными. Например, обязательный наследник мог систематически оскорблять наследодателя, отказывать ему в помощи. Вполне очевидно, что наследодатель в связи с совершением наследником подобных действий мог не включить его в завещательное распоряжение. Но лишить такого обязательного наследника права наследовать нет оснований. В этой связи интересна позиция законодателя Украины, указавшего, что размер обязательной доли в наследстве может быть уменьшен судом с учетом отношений между обязательными наследниками и наследодателем, а также других обстоятельств, имеющих существенное значение (п. 1 ст. 1241 ГК).

По итогам проведенного исследования можно сделать вывод, что действующая редакция п. 4 ст. 1149 ГК РФ не свободна от недостатков, что требует ее совершенствования. В качестве варианта можно предложить его следующую редакцию:

«4. Суд может с учетом имущественного положения наследников, имеющих право на обязательную долю, наличия у них собственного имущества, их участия в образовании общей с наследодателем собственности, длительности совместного пользования ею, продолжительности брака, отношений с наследодателем, а также других обстоятельств уменьшить размер обязательной доли или отказать в ее присуждении».


[i] Определение Конституционного Суда РФ «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Куркиной Елены Анатольевны на нарушение ее конституционных прав статьей 535 ГК РСФСР» от 09.12.1999 N 209-О // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2000. – № 2.

[ii] Демина Н.Б. Обязательная доля как средство обеспечения прав родственников наследодателя // Нотариус. – 2005. – № 4. – С. 26.

[iii] Гришаев С.П. Комментарий к законодательству о наследовании // Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2009.

[iv] Свит Ю.П. Судебная защита наследственных прав // Цивилист. – 2006. – № 3. – С. 77.

[v] Определение Судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 30.03.2010 г. № 33-2769/2010 // Официальный сайт Челябинского областного суда. Банк судебных актов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.chel-oblsud.ru/index.php?html=bsr&mid=143

[vi] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части третьей (постатейный) / Отв. ред. Н.И. Марышева, К.Б. Ярошенко. – М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2004. – С. 135.

[vii] Телюкина М.В. Наследственное право: Комментарий Гражданского кодекса Российской Федерации: Учеб-практ. Пособие. – М.: Дело, 2002. – С. 105.

[viii] Свит Ю.П. Судебная защита наследственных прав // Цивилист. – 2006. – № 3. – С. 80.

[ix] Определение Судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 30.03.2010 г. № 33-2769/2010 // Официальный сайт Челябинского областного суда. Банк судебных актов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.chel-oblsud.ru/index.php?html=bsr&mid=143

[x] Определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 14.07.2011 г. по делу № 33-10721 // Официальный сайт Санкт-Петербургского городского суда. Судебные акты [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://sankt-peterburgsky.spb.sudrf.ru/modules.php?name=bsr

[xi] Самойлова М.В. Из опыта преподавания курса по выбору «Проблемы наследственного права» // Наследственное право. – 2010. – № 4. – С. 39.

[xii] Смолина Л.А. Правовое регулирование отношений супругов и бывших супругов. – М.: Изд-во СГУ, 2006. – С. 135-136.

[xiii] Паничкин В.Б., Боровик О.Ю. Наследственное право США. – СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006. – С. 230.