Описки и другие незначительные нарушения порядка составления, подписания или удостоверения завещания, не влияющие на его действительность

Действующее законодательство исходит из того, что завещание является приоритетным основанием наследования. В этой связи законодатель, учитывая возможность признания завещания недействительным, устанавливает определенные ограничения в применении данного способа защиты прав наследников. Так, п.п. 2-4 ст. 1131 ГК РФ закрепляется возможность признания завещания недействительным исключительно по иску лица, права и интересы которого нарушены этим завещанием, допустимость оспаривания завещания только после открытия наследства, возможность признания недействительным не завещания в целом, а отдельных содержащихся в нем завещательных распоряжений.

В этом же ряду ограничений следует назвать и правило, направленное на сохранение действительности завещания, имеющего незначительные недостатки. В соответствии с п. 3 ст. 1131 ГК РФ не могут служить основанием недействительности завещания описки и другие незначительные нарушения порядка его составления, подписания или удостоверения, если судом установлено, что они не влияют на понимание волеизъявления завещателя. Логика законодателя понятна – завещатель, выражая волю, не виноват в том, что должностное лицо при удостоверении его завещания допустило какие-либо незначительные нарушения[i].

Обращение к практике рассмотрения дел о признании завещаний недействительными показало, что в последние годы суды все чаще применяют норму об описках и других незначительных нарушениях порядка составления, подписания или удостоверения завещания для обоснования его действительности.

Из смысла п. 3 ст. 1131 ГК РФ следует, что условиями отказа в признании завещания недействительным в связи с установлением описок и других незначительных нарушений порядка его составления, подписания или удостоверения выступают:

1. Наличие описок или других незначительных нарушений порядка составления, подписания или удостоверения завещания. Опиской считается ошибка по рассеянности в письменном тексте. В судебной практике описками признаются ошибочное указание номера завещанной квартиры, отдельного элемента имени наследника, даты совершения завещания или его номера и т.д.

Так, по одному из дел о признании завещания недействительным в обоснование требования о признании завещания недействительным истец указала, что завещание отца, составленное на имя отца ответчика, является недействительным, так как в нем указан номер завещаемого дома – «31», в то время как отцу на праве собственности принадлежал дом под номером «37».  В то же время стороны не отрицали, что с момента приобретения спорного дома завещатель проживал в нем со своей супругой и отцом ответчика. Отец ответчика проживал с наследодателем постоянно, пользовался домом, принимал участие в его содержании. В доме № 31 ни наследодатель, ни наследник никогда не проживали, дом принадлежал другой семье. Учитывая данные обстоятельства, суд, руководствуясь ст. 1131 ГК РФ, правомерно посчитал, что в завещании допущена описка в указании номера дома, не влияющая на понимание волеизъявления завещателя[ii].

Однако ошибками в письменном тексте незначительные нарушения не исчерпываются. По смыслу закона, они могут также выражаться в нарушении требований удостоверительной процедуры.

По одному из дел, признавая завещание недействительным, суд указал, что при удостоверении нотариусом завещания «не была соблюдена нотариальная форма сделки и требования по ее регистрации», так как он внес в текст завещания исправление месяца «август» на «сентябрь» и в книге реестров нотариальных действий подпись от имени завещателя выполнена не им самим, а другим лицом.

Эти выводы суда вышестоящая инстанция сочла ошибочными, указав, что несоблюдение требований удостоверительной процедуры (в частности, удостоверенное завещание не зарегистрировано в реестре для регистрации нотариальных действий) или необходимых реквизитов завещания (отсутствие времени, места его совершения и тем более их исправление) не является безусловным поводом к признанию такого завещания недействительным. При его оспаривании вопрос о действительности завещания решается судом с учетом исследованных доказательств в их совокупности[iii].

В литературе[iv] и судебной практике к незначительным нарушениям также относят факт неисполнения должностным лицом обязанности направления удостоверенного им завещания нотариусу.

Так, судом было рассмотрено гражданское дело по жалобе гр. В. на действия нотариуса Б. в связи с отказом в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию.

Завещание гр-ки Ф. было удостоверено главным врачом психоневрологического дома-интерната, внесено в тетрадь регистрации завещаний. В постановлении об отказе в выдаче свидетельства о праве на наследство нотариус ссылается, в частности, на то, что указанное завещание не было передано на хранение в нотариальную контору. Поэтому оно не соответствует требованиям законодательства.

Рассматривая дело, суд пришел к выводу: обстоятельства, свидетельствующие о том, что завещание после удостоверения его главным врачом не направлено в нотариальную контору, сами по себе не влияют на волеизъявление гр-ки Ф., выраженное в этом завещании.

Судом постановление нотариуса Б. об отказе в выдаче свидетельства о праве на наследство было отменено, и суд обязал нотариуса Б. выдать указанное свидетельство[v].

Между тем, как следует из п. 3 ст. 1127 ГК РФ, данная обязанность исполняется должностным лицом после удостоверения завещания, а значит, несмотря на явно незначительный характер ее нарушения, формально не подпадает под установленный «порядок составления, подписания и удостоверения завещания». В этой связи формулировку п. 3 ст. 1131 ГК РФ следует дополнить, изложив в следующей редакции: «3. Не могут служить основанием недействительности завещания описки и другие незначительные нарушения порядка его составления, подписания удостоверения или передачи нотариусу, если судом установлено, что они не влияют на понимание волеизъявления завещателя».

Дополнение п. 3 ст. 1131 ГК РФ положением о возможности признания незначительными нарушениями порядка передачи завещания нотариусу позволит также распространить данную норму на случаи несоответствия свидетеля, присутствовавшего при передаче закрытого завещания нотариусу, требованиям п. 2 ст. 1124 ГК РФ.

В то же время следует иметь в виду, что как в случае передачи нотариусу закрытого завещания, так и в других случаях обязательного присутствия свидетеля при составлении, подписании или удостоверении завещания, применение п. 3 ст. 1131 ГК РФ исключается, если свидетель отсутствовал.

Так, Г. обратилась в суд с иском к С.Д. о признании завещания действительным.

Указала, что 06.12.2004 г. умер С.А., оставивший завещание на Г., которое удостоверено по месту лечения – в противотуберкулезном диспансере. Однако завещание не было совершено в присутствии свидетеля, в связи с чем нотариусом отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство. На завещанную часть квартиры претендует сын завещателя – С.Д.

Истица считает данное завещание действительным. Пояснила, что 13 марта 2003 г. С.А. собственноручно составил завещание, подписал его в присутствии  бухгалтера, истица отнесла его нотариусу, где его помощник сообщил, что завещание необходимо составить на бланке и подписать главным врачом диспансера. При этом он на бланке напечатал текст и ничего не сказал о том, что при подписании должен быть свидетель.

26 марта 2003 г. с данным бланком С.А. обратился  к и.о. заведующей диспансера с просьбой удостоверить завещание, которая удостоверила его и поставила печать. С этим завещанием Г. вновь обратилась к нотариусу, ей посоветовали хранить завещание у себя. Однако после смерти С.А. ей было отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию в связи с нарушением порядка его составления.

Представитель ответчика С. обратилась в суд со встречным иском к истице о признании данного завещания недействительным. Полагает, что завещание составлено с нарушением порядка и правил его составления, подписано не завещателем и не соответствует его личной воле.

Судом постановлено  решение, которым в  удовлетворении иска Г. отказано, удовлетворен встречный иск С. о признания завещания недействительным.

Суд пришел к выводу, что завещание удостоверено надлежащим лицом. Вместе с тем подписано завещание в отсутствии свидетеля, и в силу прямого указания закона – п. 3 ст. 1124 ГК РФ является недействительным.  В этом случае не подлежит применению  п. 3 ст. 1131 ГК РФ[vi].

В практике иногда встречаются завещания, в которых завещателю в нарушение п. 6 ст. 1125 ГК РФ не разъяснено право необходимых наследников на обязательную долю в наследстве.

Т.И. Зайцева справедливо полагает, что ничтожности завещания такое нарушение повлечь не может. В крайнем случае, по ее мнению, можно сделать предположение лишь об оспоримости завещания в зависимости от остальных его условий. Правила, установленные ст. 1149 ГК РФ, объективно существуют и не зависят от воли завещателя. Если незнание им указанных правил не отразилось на существе его волеизъявления в отношении принадлежащего ему имущества, признать такое завещание недействительным нет оснований[vii].

2. Нарушения не влияют на понимание волеизъявления завещателя. Как отмечает Т.Д. Чепига, «понимание волеизъявления завещателя означает не только техническую доступность текста завещания для восприятия, но также несомненность факта совершения завещания и подлинность изъявления своей воли завещателем»[viii].

Использование при оценке характера допущенных при составлении, подписании и удостоверении завещания нарушений законодательства критерия их влияния (не влияния) на понимание волеизъявления завещателя предполагает, что вопрос о сохранении действительности завещания не должен решаться в зависимости от количества допущенных нарушений. Поэтому вполне может иметь место ситуация, когда несколько допущенных при составлении, подписании и удостоверении завещания нарушений законодательства не приведут к признанию его недействительным, поскольку волеизъявление завещателя опорочено не будет.

Так, К. обратилась в суд с иском о признании завещания действительным. Она указала, что 12 мая 2007 года П., будучи в больнице, оформила на ее имя завещание, согласно которому ей (К.) завещалась квартира. Завещание было удостоверено дежурным врачом, заверено печатью больницы. 12 мая 2007 года П. умерла. Нотариус отказал в совершении нотариальных действий, поскольку имели место отступления от требований по оформлению завещания, в связи с чем истец просила признать завещание действительным.

Рассматривая данное дело по кассационной жалобе, судебная коллегия указала, что недостатки, допущенные при составлении завещания, являются упущениями должностных лиц больницы. Так, дежурный врач А. не знал, что завещание необходимо передать нотариусу, о регистрации завещания он обращался к заместителю главного врача В.В., а главный врач больницы В.С. признал упущения допущенными работниками больницы.

Данные нарушения не влияют на волю наследодателя завещать свое имущество, поскольку никем из этих должностных лиц, а также иных допрошенных судом в качестве свидетелей лиц не указывалось на то, что П. не желала завещать имущество К., о которой она в истории болезни отзывалась как о близком родственнике, ибо у нее никого, кроме больного сына, близких людей нет.

П. подписала завещание, что не оспаривается, а это указывает на выражение подлинной воли завещателя притом, что ее дееспособность, способность понимать значение своих действий и руководить ими никем не ставится под сомнение даже с учетом того, что она умерла в день составления завещания от туберкулеза легких и гортани.

В соответствии с требованиями ст. 1124 ГК РФ отсутствие свидетеля при удостоверении завещания влечет его недействительность. В этой связи не может служить основанием признания завещания недействительным установленное судом обстоятельство о том, что при составлении завещания свидетель периодически выходил из больничной палаты, где находился завещатель, поскольку нет доказательств отсутствия свидетеля при удостоверении завещания дежурным врачом.

Свидетель Х., который присутствовал при составлении и удостоверении завещания, подписал один экземпляр данного завещания, был допрошен судом в качестве свидетеля. Он также не указал на то, что завещание составлялось в пользу К. помимо воли П.

В завещании не указано о прочтении его вслух, но и не доказано, что завещатель была лишена возможности прочитать завещание и не прочитала его лично до того, как подписала.

Свидетель не предупреждался о тайне завещания, а завещание сразу было передано К., но следует учитывать то, что завещатель умер в день составления завещания. К. ухаживала за П. и ее сыном, представитель органа опеки и попечительства просила признать завещание действительным, поскольку К. оформляет опеку над сыном наследодателя.

Таким образом, при разрешении вопроса о признании завещания действительным либо недействительным законодатель требует учитывать подлинность воли наследодателя, а она по делу не опорочена, в связи с чем судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене с принятием по делу нового решения об удовлетворении иска о признании завещания действительным[ix].

3. Обстоятельства, подтверждающие незначительный характер допущенных нарушений, должны быть установлены судом. Ни нотариус, ни исполнитель завещания не вправе самостоятельно определять характер допущенных при составлении, подписании и удостоверении завещания нарушений.

Как правило, вопрос о признании незначительными допущенных нарушений обсуждается по делам о признании завещаний недействительными. В этом случае ответчик может заявить как возражения на поданный иск, так и предъявить встречный иск о признании завещания действительным.

Однако нельзя исключать ситуацию, когда нотариус, ведущий наследственное дело, установит в предъявленном завещании описку или иное нарушение порядка его составления, подписания или удостоверения. Поскольку самостоятельно признать нарушение незначительным нотариус не вправе, он должен отказать в совершении нотариального действия (выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию). Наследник вправе обжаловать соответствующее постановление нотариуса. При отсутствии спора о праве данный вопрос будет решен в порядке особого производства.

По итогам проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

1. Положения п. 3 ст. 1131 ГК РФ, не допускающие признание завещания недействительным при установлении описок и других незначительных нарушений порядка его составления, подписания и удостоверения, не охватывают всех возможных случаев нарушений законодательства, не влияющих на волеизъявление завещателя. Вне регулирования остались случаи не передачи должностными лицами удостоверенного завещания нотариусу по месту жительства завещателя, несоответствия свидетеля, присутствовавшего при передаче закрытого завещания нотариусу, установленным требованиям. Поэтому действующую редакцию п. 3 ст. 1131 ГК РФ необходимо дополнить указанием на незначительные нарушения, допущенные на стадии передачи завещания нотариусу.

2. Верховному Суду РФ при подготовке нового постановления Пленума «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о наследовании» уделить внимание особенностям применения п. 3 ст. 1131 ГК РФ. В нем целесообразно на основе обобщения судебной практики перечислить виды описок и иных незначительных нарушений порядка составления, подписания, удостоверения завещаний, не являющихся безусловным поводом к признанию их недействительными.


[i] Козлова М.Ю., Буркин С.В. Соблюдение формы завещаний: некоторые проблемы // Нотариус. – 2006. – № 4. – С. 8.

[ii] Определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 24.03.2009 г. // http://uloblsud.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=192&Itemid=170&idCard=12054

[iii] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за IVквартал 1999 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2000. – № 7.

[iv] Слободян С.А. О форме завещания в соответствии с гражданским законодательством РФ // Нотариус. – 2009. – № 3. – С. 17.

[v] См.: Дела по жалобам на отказы в совершении нотариальных действий и по жалобам на действия нотариуса. Обзоры нотариальной практики // Размещены на сайте Центра нотариальных исследований при Федеральной нотариальной палате России. Режим доступа: http://www.notiss.ru/index.php?id=3.

[vi] См.: Обобщение практики рассмотрения судами Амурской области дел, связанных с наследством, за 2005 г. // Информация размещена на официальном сайте Амурского областного суда. Режим доступа: http: // www.oblsud.tsl.ru

[vii] Зайцева Т.И. Судебная практика по наследственным делам. – М.: Волтерс Клувер, 2007. – С. 103.

[viii] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть третья (постатейный) / Отв. ред. Л.П. Ануфриева. – М.: Волтерс Клувер, 2004. – С. 68.

[ix] Определение судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 17.04.2008 г. по делу № 33-2643/2008