Отмена усыновления как санкция за неисполнение родительских обязанностей: опыт России и зарубежных стран

Действующее законодательство предусматривает только один способ прекращения отношений по усыновлению – его отмену. Успешно завершенная процедура усыновления не всегда является гарантией постоянного семейного воспитания. Так, в 2010 году судами было вынесено 503 решения об отмене усыновлений, в 2011 году – 545 решений, в 2012 году – 515 решений, за 6 месяцев 2013 года – 191 решение [1]. Число усыновленных детей: 2010 – 7802, 2011 – 7416, 2012 – 6565 [2]. Конечно, усыновления отменяются не только в отношении детей, усыновленных в тот же период, однако приведенные цифры наглядно показывают процентное соотношение количества детей, устроенных в семью, и детей, которые вновь попадают в категорию оставшихся без попечения родителей на основании   отмены усыновления.

Причины прекращения правоотношений между усыновителем и усыновленным законодательно закреплены в форме оснований отмены усыновления. Основания отмены усыновлений – это обстоятельства, в силу которых сохранение в дальнейшем родственных отношений ребенка и усыновителей не соответствует интересам несовершеннолетнего.

Такие основания закреплены в ст. 140 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) [3]. Законом установлено, что усыновление может быть отменено в следующих случаях:

1) уклонения усыновителей от возложенных на них обязанностей родителей;

2) злоупотребления указанными лицами родительскими правами;

3) жестокого обращения родителя с усыновленным ребенком;

4)  наличия заболевания у усыновителя хроническим алкоголизмом или наркоманией.

Проанализируем каждое основание.

Одним из оснований лишения родительских прав является уклонение от выполнения обязанностей родителя. Хотя в законе дается лишь общий перечень родительских обязанностей, уклонение от выполнения одной из них уже может свидетельствовать о наличии основания для отмены усыновления. Видится, что нарушение совокупности обязанностей не требуется, т.к. значение выполнения каждой в отдельности велико в воспитании ребенка. Данное основание по объективному составу совпадает с основанием лишения родительских прав, поэтому допустимо раскрытие данного основания на примере дел о лишении родительских прав. Так, Моздокским районным судом РСО-Алания было рассмотрено дело по иску прокурора к К. о лишении родительских прав. Судом было установлено, что К. самоустранился от воспитания детей, несовершеннолетние проживают с матерью М., находятся на ее полном иждивении. Алименты на содержание детей ответчик также не платит. Судом были изучены и характеристики ответчика, выраженные в справках из УВД о неоднократном привлечении К. к административной ответственности и показаниях свидетеля – соседки М. Исковые требования были удовлетворены полностью [4]. В данном деле ответчиком был не исполнен ряд родительских обязанностей: содержание несовершеннолетних детей (п. 1 ст. 80 СК РФ), воспитание детей (п. 1 ст. 63 СК РФ).

Отрицательные характеристики родителя указывают на то, что дальнейшее сохранение родственных отношений родителя и ребенка не отвечает интересам ребенка – родитель (усыновитель) в первую очередь прививает жизненные ценности несовершеннолетнему на собственном примере. Отрицательный пример свидетельствует об отсутствии в будущем у ребенка социально верных ориентиров.

Уклонение выражается в форме бездействия: родители не выполняют то, что должны не только в силу существования родственных отношений, но и в силу закона. Думается, что говорить о злонамеренном уклонении не всегда верно, бездействие может быть вызвано иными причинами.

Злоупотребление родительскими правами направлено на ущемление интересов ребенка, гарантированных ему государством. При этом действия родителей характеризуются как противоправные, выраженные в активных действиях с умышленной формой вины. Его суть в использовании существующего права во зло ребенку, его воспитанию. Злоупотребление выражается в разных формах. Воспрепятствование в получении образования, приучение своих детей к употреблению спиртных напитков, наркосодержащих средств, применение антипедагогических мер наказания — все это разновидность злоупотребления родительским правом [5, с. 67]. Опасность злоупотребления родительскими правами заключается в том, что используя родительский авторитет и зависимое положение несовершеннолетнего, усыновитель оказывает на ребенка психологическое (а в некоторых случаях и физическое) давление, связанное с грубым нарушением прав последнего. Как правило, такие действия носят систематический характер, что указывает на длительность времени, в течение которого ухудшается психо-эмоциональное и физическое состояние ребенка.

Жестокое обращение с детьми может проявляться не только в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними либо в покушении на их половую неприкосновенность [6, с. 6], но и в применении недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, оскорблении или эксплуатации детей) [7, п. 11]. Зачастую объективная сторона таких действий указывает на наличие состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации [8], в таком случае усыновителей ожидает не только отмена усыновления и прекращение родительских прав и обязанностей, но и уголовная ответственность. Жестокое обращение с детьми также чаще всего совершается в виде активных действий, однако возможно жестокое обращение и в форме бездействия, которое выражается в оставлении ребенка в беспомощном состоянии (например, в течение долгого времени без пищи или в условиях, в которых ребенок не может самостоятельно позаботиться о себе должным образом).

Наличие у усыновителей заболевания хроническим алкоголизмом или наркоманией, безусловно, препятствует исполнению родительских обязанностей должным образом. Хронический алкоголизм (наркомания) – это заболевание, опасное тем, что на уровне центральной нервной системы нарушает функцию нейромедиаторных систем, главным образом опиатной и катехоламиновой (эти системы управляют эмоциональными и поведенческими реакциями человека). Видится, что неспособность усыновителя адекватно воспринимать окружающие обстоятельства и отдавать отчет своим действиям могут нанести ребенку вред. К сожалению, в России довольно велико количество граждан, страдающих указанными заболеваниями. Так, число граждан на 100000 человек населения, состоящих на учете в лечебных заведениях с диагнозом наркомания, в 2009 году составляло 238,2, в 2010 и 2011 годах – 231,6 и 223,8 соответственно [9]. Картина больных алкоголизмом является более пессимистичной. В 2009 году на 100000 человек приходилось 1411,8 граждан, болеющих алкоголизмом, в 2010 и 2011 годах – 1367,1 и 1304,3 соответственно [9]. Указанные данные не содержат количество граждан, которым такие диагнозы были поставлены впервые в отчетном периоде (году). Представляется, что попадание детей в семьи граждан, которые потом, как оказывается, больны данными хроническими заболеваниями, указывает на упущение органов опеки и попечительства на первоначальных этапах усыновления. Данный вывод основан на том, что хроническое заболевание алкоголизмом развивается в течение 10-15 лет, и уже на начальных этапах проявляется, что, вероятно, не может остаться незамеченным при проверке личности граждан, изъявивших желание стать усыновителями.

Очевидно, что большая часть оснований отмены усыновления совпадает с основаниями лишения граждан родительских прав. Данные институты имеют сходства, так нельзя ли допустить замену норм отмены усыновления нормами о лишении родительских прав? Видится, что осуществить данное не позволяет сущность данных процедур, а также содержание правоотношений, прекращаемых ими.

«Одна из примечательных особенностей прав родителей на воспитание – их не отчуждаемость. Сам родитель не может отказаться быть их обладателем. Это обстоятельство имеет два объяснения. Во-первых, налицо так называемое естественное право, возникшее в силу самого факта рождения, неотъемлемая часть человеческой сущности. С другой стороны, давший жизнь ребенку связан с ним навсегда, а необходимостью его воспитывать до совершеннолетия. Утрата родительских прав может быть следствием лишь лишения этих прав в судебном порядке» [10, с. 40]. В силу того, что родственные отношения при усыновлении устанавливаются посредством применения юридической фикции, а родительские – в силу биологического происхождения ребенка, и способы прекращения таких правоотношений должны быть разными. При отмене усыновления прекращается действие юридической фикции, влекущее за собой возвращение ребенка в статус оставшегося без попечения родителей; в случае лишения родительских прав юридически прекращаются родственные отношения, однако биологическая связь сохраняется. Кроме того, лишение родительских прав в отношении ребенка может быть предпосылкой попадания несовершеннолетнего в категорию детей, оставшихся без попечения родителей. В силу того, что семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи (а кровные узы являются одни из самых крепких условий сохранения семьи), СК РФ предусматривает возможность восстановления родительских прав, тогда как восстановление прав усыновителя не предусмотрено (за исключением случаев обжалования в вышестоящих инстанциях судебного решения об отмене усыновления). Это обусловлено и тем, что граждане, родившие ребенка, способны испытывать большую привязанность к нему, что может послужить причиной исправления родителей, лишенных родительских прав. Усыновление же является созданным государством институтом по защите и воспитанию детей, и граждане, решившие принять ребенка в семью, проходят установленные законом процедуры, чтобы государство убедилось в благонадежности последних, от чего в последующем будет зависеть благополучие ребенка, уже попавшего в психотравмирующую ситуацию. Следовательно, неспособность усыновителя создать с ребенком полноценную семью не может быть преодолена в силу кровного родства.

Практика высших судов дополняет перечень оснований отмены усыновления. Так, Конституционным судом признана возможность отмены усыновления в отношении совершеннолетнего усыновленного в случае совершения усыновителем преступления против половой неприкосновенности в отношении усыновленного [11]. При этом согласие усыновителя и родителей ребенка в подобных случаях не требуется.  Установленное судом совершение преступления усыновителем против жизни, здоровья и половой неприкосновенности граждан в отношении усыновленного должно быть закреплено в СК РФ как безусловное основание отмены усыновления.

Отсутствие взаимопонимания сторон в силу личных качеств сторон, выявление после усыновления умственной неполноценности или наследственных отклонений в состоянии здоровья ребенка, затрудняющие или делающие невозможным воспитание ребенка, о которых усыновитель не знал при усыновлении также являются основанием отмены усыновления [12, п. 19].

В отношении рассматриваемого вопроса интересна позиция иностранных законодателей, а именно Испании, Италии и Франции. Выбор государств обусловлен тем, что Российская Федерация активно сотрудничает с данными государствами по вопросам международного усыновления, более того, граждане указанных стран являются «лидерами» среди граждан иностранных государств в усыновлении детей-граждан России. Усыновление в Испании по общему правилу является безотзывным (ч. 1 ст. 180 Гражданского кодекса Испании (далее – ГКИ) [13]), однако усыновление может быть прекращено ввиду процессуальных нарушений установления усыновления. Так, судья может отменить усыновление по заявлению отца или матери ребенка, которые не по своей вине отсутствовали во время судебного слушания дела и не могли выразить согласие на усыновление, такое заявление может быть подано лишь в течение двух лет после утверждения усыновления (ч. 2 ст. 180 ГКИ). Однако при этом должны учитываться интересы ребенка, если утвержденное с процессуальными нарушениями усыновление является благом для ребенка, то судья отказывает в удовлетворении заявления.

Как и в России, одним из главенствующих оснований отмены усыновления является уклонение родителей от выполнения родительских обязанностей, злоупотребления родительскими правами, жестокого обращения с усыновленным (ст. 307 Гражданского кодекса Италии (далее – ИГК) [14]). Во Франции отмена усыновления возможна только в отношении неполного усыновления (ст. 370 Гражданского кодекса Франции (далее – ФГК) [15]), при установлении которого усыновленный сохраняет правоотношения с семьей происхождения (ст. 364 ФГК), а между усыновителем и усыновляемым устанавливаются дополнительные родственные связи. Полное усыновление, аналогичное российскому усыновлению, отмене не подлежит (ст. 359 ФГК). Прекращение полномочий усыновителя при полном усыновлении может быть произведено при помощи норм о лишении родительских прав. Такое лишение возможно по следующим основаниям: 1. осуждение родителя за преступление против своего ребенка, против другого родителя, 2. осуждение за соучастие в преступлении, совершенном усыновленным (ст. 378 ФГК), 3. совершение насилия в отношении ребенка, злоупотребление алкоголя (ст. 378-1 ФГК). Видится, что данные основания лишения родительских прав подобны основаниям отмены усыновления в иных правопорядках и влекут за собой также лишение ребенка родительской опеки, однако с возможностью передачи ребенка родственникам усыновителей.

В Италии отмена усыновления, кроме указанных выше случаев, также возможна, если усыновленный совершил преступления против усыновителя, его супруга или иных родственников, если за такое преступление предусмотрено наказание в виде трех лет лишения свободы (ст. 306 ИГК).

Можно сделать вывод, что общая правовая природа усыновления определяет наличие в российском и зарубежных законодательствах таких условий отмены усыновления, как уклонение усыновителем от выполнения родительских обязанностей, злоупотребление родительскими правами, жестокое обращение с несовершеннолетним, а равно совершение в отношении него преступления.

Думается, что отмену усыновления можно рассматривать не только как способ защиты прав усыновленного, но и как меру ответственности усыновителя за недобросовестное исполнение родительских обязанностей. Так, в случае отмены усыновления по вине лица, такое лицо в будущем не может быть усыновителем, опекуном (попечителем), приемным родителем (п. 1 ст. 127, п. 3 ст. 146, аб. 2 п. 1 ст. 153 СК РФ), что является негативным последствием для самого гражданина.

Видится, что федеральный перечень ограничений можно дополнить следующим: бывшие усыновители, если усыновление отменено по их вине, также не могут быть постинтернатными воспитателями. Данное установление уже нашло отражение в законодательстве субъектов Российской Федерации. Так, в г. Москве постинтернатными воспитателями не могут быть бывшие усыновители, если усыновление отменено по их вине [16, аб. «д» п. 1.6]. Представляется, что данный вид санкции должен быть принят во внимание всеми законодателями тех субъектов, где предусмотрено создание патронатных семей.

Еще одной санкцией для усыновителей за недобросовестное исполнение родительских обязанностей может стать обязанность бывших усыновителей возвратить в бюджет сумму единовременной выплаты, полученную при усыновлении ребенка. Законодатели субъектов России предусматривают такую обязанность бывших усыновителей. Так, в Краснодарском крае и Республике Бурятии лица, в отношении которых было вынесено вступившее в законную силу решение суда об отмене усыновления, обязаны вернуть выплаченное единовременное пособие в полном размере [17, п. 5 ст. 3], [18, п. 10]. Кроме случая отмены усыновления, согласно законодательству Республики Бурятия, единовременное пособие должно быть возвращено и в случаях, если судом установлен факт смерти усыновленного ребенка, произошедшей по вине усыновителя, или же когда усыновленный помещен усыновителем в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей [18, п. 10]. Такой подход законодателя объясним и правовой природой института усыновления, который является правоустанавливающим фактом, а именно, устанавливает родительско-детские отношения между лицами, чье родство не имеет естественного происхождения. Следовательно, при отмене такого правоустанавливающего факта, незамедлительно следует прекращение возникших на его основании правоотношений, в том числе отношения в сфере государственной поддержки лиц, усыновивших ребенка.

На основании вышеизложенного возможно предложить следующие дополнения в Порядок и условия назначения выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей [19]:

38.4. Выплаченное единовременное пособие подлежит возврату получателем в федеральный бюджет, если:

а) в отношении усыновителя вынесено решение об отмене усыновления (удочерения), вступившее в законную силу;

б) решением суда установлен факт смерти усыновленного (удочеренного) ребенка (детей), произошедшей по вине усыновителя (усыновителей);

в) усыновленный (удочеренный) ребенок (дети) помещен усыновителем (усыновителями) в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Следует отметить, что на законодательном уровне следует уделять внимание не только повышению привлекательности института усыновления путем развития мер стимулирующего характера, но и обеспечению стабильности данного института, закрепляя новые формы ответственности недобросовестных усыновителей.

Список литературы:

 

  1. Официальный сайт Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.cdep.ru/ (дата обращения 28.10.2013).
  2. Статистика усыновлений российских детей российскими гражданами // Усыновление в России. Интернет-проект Министерства образования и науки РФ [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.usynovite.ru/statistics/ (дата обращения 25.10.2012).
  3. Федеральный закон от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ «Семейный кодекс Российской Федерации» (ред. от 02.07.2013) // СЗ РФ. – 1996 г. – № 1 – Ст. 16.
  4. Решение Моздокского районного суда республики Северная Осетия о лишении родительских прав от 31.05.2011 г. по делу № 2-382/10 // РосПравосудие. [Электронный ресурс]. URL:http://rospravosudie.com/court-mozdokskij-rajonnyj-sud-respublika-severnaya-osetiya-alaniya-s/act-100069438/ (дата обращения 10.11.2013).
  5. Беспалов Ю.Ф. Особенности судебного разбирательства по делам о защите прав ребенка: учебное пособие / Ю.Ф. Беспалов. – Владимир:    ВГПУ, 2001. 141 с.
  6. Ветров Н.И. Охрана интересов семьи уголовно-правовыми средствами. М.: Знание, 1990. 80 с.
  7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 г. № 6 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» // Бюллетень Верховного Суда РФ.- 1998.- № 7.
  8. Федеральный закон от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ «Уголовный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.
  9. Официальный сайт Федеральной службы государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/population/healthcare/ (дата обращения 28.10.2013).
  10.  Нечаева А.М. Правонарушения в сфере личных семейных отношений / А.М. Нечаева. М.: Наука, 1991. 238 с.
  11.  Определение Конституционного суда Российской Федерации от 17.12.2008 г. № 1055-О-П «По жалобе гражданки Ф. на нарушение ее конституционных прав статьей 144 Семейного кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного суда Российской Федерации. – 2009. – № 3.
  12.  Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.04.2006 г. № 8 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении (удочерении) детей» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2006. – № 6.
  13.  Codigo Civil // Boletín Oficial del Estado.1889. – № 206.
  14.  Codice Civile // Gazzetta Ufficiale. – 1942. – № 79.
  15.  Code civil // Journal Officiel. – 2006. – № 103.
  16.  Закон Краснодарского края от 29.12.2008 г. № 1662-КЗ «О единовременном денежном пособии гражданам, усыновившим (удочерившим) ребенка (детей) в Краснодарском крае» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс»: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс».
  17.  Постановление Правительства Республики Бурятия от 31.07.2013 № 413 «Об утверждении Порядка назначения и выплаты единовременного пособия гражданам, усыновившим (удочерившим) на территории Республики Бурятия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // Бурятия. – 2013. – № 90.
  18. Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23.12.2009 г. № 1012н «Об утверждении Порядка и условий назначения выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей» // Российская газета. – 2010. – № 15.
  19. Постановление Правительства Москвы от 20 сентября 2011 года № 433-ПП «О мерах по обеспечению реализации Закона города Москвы от 14 апреля 2010 г. № 12 «Об организации опеки, попечительства и патронажа в городе Москве».