Правовое регулирование правоотношений супругов и бывших супругов.

В предлагаемой монографии на основе действующего законодательства, практики его применения исследуются отношения супругов и бывших супругов, предлагаются конкретные рекомендации по совершенствованию законодательства в указанной сфере.
Монография предназначена для студентов, аспирантов, преподавателей юридических ВУЗов, научных работников, практикующих юристов, а также для всех интересующихся проблемами семейного права.

ВВЕДЕНИЕ

Проблемы жизни семьи, проблемы правового регулирования семейных отношений в целом, и отдельных их групп традиционно представляют интерес для ученых-цивилистов. Основу функционирования семьи составляет брак – единственная форма признаваемого правом сожительства мужчины и женщины, поэтому он и является предметом правового регулирования, также как и его последствия. Отношения между супругами, как личные, так и имущественные, выполняют роль базисных отношений, создают морально-психологическую и материальную основу жизни семьи. Внимание ученых к этим отношениям объясняется необходимостью установление пределов их правового регулирования и степенью его интенсивности. Для этого необходимо правильно определить социальные потребности в правовом регулировании отношений супругов и бывших супругов. Историко-сравнительный анализ законодательства Российской Федерации, регулирующего эти отношения, позволяет сделать вывод о том, что такие потребности существовали в досоветский, советский периоды и существуют сегодня. Изменяющееся во времени отношение законодателя к этому вопросу свидетельствует об актуальности темы исследования.

Однако, несмотря на кажущуюся разработанность этих проблем, их актуальность не только не утрачивается, но в настоящее время проявляется в более высокой степени, так как реформы, проводимые в современной России в сфере экономики отражаются на семейных отношениях и, в первую очередь, на правоотношениях супругов и бывших супругов.

Семейный кодекс Российской Федерации, принятый 8 декабря 1995 г., внес существенные изменения в ранее действовавшее законодательство о браке и семье, предоставив супругам определенную свободу в правовом регулировании своих отношений. Сложившаяся правоприменительная практика отражала современные тенденции и проблемы, связанные с переходом нашего государства к рыночным отношениям. Однако с введением в действие с 1 февраля 2003 г. Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в ней появились новые проблемы, поскольку часть вопросов в отношениях супругов и бывших супругов решается в судебном порядке. Таким образом, выявилась несогласованность норм гражданского процессуального и семейного законодательства.

Научная новизна работы предопределяется тем, что она представляет собой первое комплексное исследование проблем правового регулирования отношений не только супругов, но и бывших супругов. Правоотношения, возникающие из брака, не прекращаются после его расторжения, при этом сохраняются не только имущественные, но и личные отношения (совместное решение вопросов воспитания, образования детей, обязанность хранить семейную тайну, право на выбор фамилии при расторжении брака). Предпринятый в работе анализ данных отношений построен на идее корреляции семейного, гражданского права и основных положений Конституции РФ.

Настоящее исследование невозможно было осуществить без научной и иной поддержки со стороны семьи, друзей и коллег. Поэтому хотелось бы выразить искреннюю признательность своей семье и всем, кто способствовал выходу в свет этого труда. Особую благодарность выражаю своему научному руководителю доктору юридических наук, профессору Александру Марковичу Эрделевскому; доктору юридических наук, профессору Лидии Юрьевне Михеевой; заведующей кафедрой гражданского права и процесса Южно-Уральского государственного университета кандидату юридических наук, доценту Галине Степановне Демидовой; кандидату юридических наук, доценту Галине Николаевне Богдановской; заведующей кафедрой гражданского права и процесса Омского государственного университета заслуженному юристу РФ кандидату юридических наук, профессору Елене Львовне Невзгодиной, кандидату юридических наук, доценту Ольге Николаевне Низамиевой; заведующей кафедрой гражданского и предпринимательского права Самарского государственного университета кандидату юридических наук, доценту Валентине Дмитриевне Рузановой; кандидату юридических наук Наталье Михайловне Савельевой; кандидату юридических наук Олегу Юрьевичу Малкину; заведующей кафедрой гражданского права и процесса Самарской гуманитарной академии кандидату юридических наук, доценту Татьяне Борисовне Замотаевой; кандидату юридических наук, доценту Татьяне Ивановне Хмелевой, подготовившим глубокие и обстоятельные научные рецензии на данную работу.

Автор отдает себе отчет в том, что не все предлагаемые им решения безукоризненны и поэтому заранее благодарен юристам и иным читателям за критические замечания и конструктивные предложения, которые просит направлять по электронному адресу: smolina@smolina-malkin.ru.

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВООТНОШЕНИЙ СУПРУГОВ И БЫВШИХ СУПРУГОВ

1.1. Специфические черты правоотношений супругов и бывших супругов

Как и любое правоотношение, правоотношение супругов состоит из определенных элементов: субъектов, объекта и содержания. Субъектами являются не только российские граждане, но и иностранные граждане, а также лица без гражданства. Такие супружеские правоотношения основываются на конституционном положении о том, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законам или договором РФ (п. 3 ст. 62 Конституции РФ). Конституционные основы семейных правоотношений с участием иностранцев получили развитие и закрепление в разделе VII СК РФ «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных граждан и лиц без гражданства». В связи с изменившимися социально-экономическими условиями в России, усилением миграции населения, ростом числа браков российских граждан с иностранными гражданами правовое регулирование отношений супругов и бывших супругов с участием иностранных граждан и лиц без гражданства приобрело особую актуальность. Наличие иностранного элемента в семейных правоотношениях предполагает решение вопроса о том, право какого государства подлежит применению к конкретным правоотношениям и какому суду подсудны споры, возникающие из данного правоотношения. Семейное законодательство предусматривает возможность применения к таким отношениям иностранного права исходя из гражданства участника отношения, а при отсутствии гражданства – исходя из места его жительства. Так, условия заключения брака на территории РФ определяются для каждого из лиц, вступающих в брак, законодательством государства, гражданином которого лицо является в момент заключения брака, т.е. необходимо руководствоваться личным законом каждого из вступающих в брак лиц (п. 2 ст. 156 СК РФ). Однако при регулировании целого ряда отношений супругов приоритет отдается применению российского законодательства к отношениям на территории РФ: формы и порядка заключения брака (п. 1 ст. 156 СК РФ), порядка и оснований расторжения брака (п. 1 ст. 160 СК РФ). При регулировании отношений супругов законом может быть предоставлена сторонам возможность выбора к их отношениям применимого права (принцип автономии воли). Соответствующий принцип используется при заключении брачного договора, соглашения об уплате алиментов (п. 2 ст. 161 СК РФ).

Следующий элемент правоотношения супругов – объект – в семейно-правовой литературе выделяется не всеми. Так, М.Т. Оридорога считает: «Изучение особенностей брачного правоотношения приводит к выводу, что категория правового объекта не является обязательной составной частью всякого правоотношения… Брачное правоотношение относится к числу правовых отношений, не имеющих вещественного объекта» 1Оридорога М.Т. Брачное правоотношение. – Киев, 1971. С. 44-45. Данная точка зрения представляется не бесспорной. В правоотношении супругов существует объект – это действия субъектов правоотношения (право выбора супругами фамилии, места жительства, рода занятий), имущество, находящееся в собственности супругов, имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению общим имуществом супругов, а также раздел соответствующего имущества. Объектом также является содержание, получаемое одним супругом (бывшим супругом) от другого. Следует обратить внимание на то, что законодатель не разграничивает понятие имущества супругов и собственность супругов. Имущество, нажитое во время брака, в ст. 34 СК РФ он относит к совместной собственности супругов и приводит перечень этого имущества.

Третьим элементом правоотношения супругов и бывших супругов является содержание правоотношения – права и обязанности субъектов. Их объем определяется нормами семейного права, регулирующими конкретные отношения: порядок и условия заключения брака; основания прекращения брака; личные и имущественные права и обязанности супругов; алиментные обязательства супругов и бывших супругов.

Существует мнение, что все семейные права и обязанности существуют в рамках относительных правоотношений, в которых управомоченным лицам противостоят конкретные обязанные лица. Сторонник данной концепции – О.С. Иоффе – считал, что семейным правоотношениям присущи и абсолютные элементы, проявляющиеся в возложении некоторых обязанностей на всех третьих лиц, которые противостоят участникам семейных отношений 2См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Ч. 3. Л.: Изд-во ЛГУ, 1965. С.195.. В.А. Рясенцев подразделял неимущественные семейные права на относительные права, которые, однако, обладают абсолютным характером защиты от нарушения со стороны всех других лиц (право родителя на воспитание ребенка), и относительные права, не обладающие признаками абсолютной защиты (неимущественные права супругов на основе брака, ограждаемые только в отношении другого супруга) 3См.: Рясенцев В. А. Семейное право. М.: Юрид. лит., 1971. С.27..

Аккумулируя высказанные точки зрения, можно прийти к выводу, что участники семейных отношений связаны относительной правовой связью, характерной и для супружеского правоотношения, где праву одного супруга противостоит обязанность другого супруга, и для правоотношений между родителями и детьми, где праву родителя противостоит обязанность ребенка. Одновременно с этим семейным отношениям присущи черты абсолютного правоотношения, выражающиеся в том, что на всех третьих лиц возложена обязанность воздерживаться от нарушения семейных прав.

Предметом регулирования семейного права являются четыре группы семейных отношений, перечисленные в ст. 2 СК РФ:
1) отношения, возникающие в связи со вступлением в брак, прекращением брака и признанием его недействительным;
2) личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными);
3) личные неимущественные и имущественные отношения между другими родственниками и иными лицами в случаях, предусмотренных семейным законодательством;
4) отношения, возникающие в связи с определением форм и порядком устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Представляется, что позиция Л.М. Пчелинцевой, которая называет «отношения, возникающие в связи со вступлением в брак, прекращением брака и признанием его недействительным» брачными отношениями 4Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М., 1999.С. 6., является небесспорной, т.к. раздел III СК РФ «Права и обязанности супругов» включает в себя личные и имущественные права и обязанности супругов. Термин «брачное правоотношение» используется из соображений практического удобства, чтобы всякий раз не перечислять многочисленные супружеские связи, содержание брачного правоотношения образуют права и обязанности супругов, предусмотренные ст.ст. 31-46 СК РФ и другими актами семейного и гражданского законодательства.

В зависимости от субъектного состава семейные правоотношения можно подразделить на следующие виды: правоотношения супругов, правоотношения бывших супругов, правоотношения родителей и детей, правоотношения других членов семьи, правоотношения, в которых один из субьектов – ребёнок, оставшийся без попечения родителей.

В литературе встречаются разные точки зрения на характеристику семейных отношений. Одни авторы считают, что семейные отношения по сравнению с гражданскими обладают специфическими признаками- особенностями, к числу которых относятся следующие: особый субъективный состав правоотношения, длящийся и лично-доверительный характер, их неотчуждаемость и неэквивалентность, возникновение из специфических юридических фактов 5См.: Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М., 1999. С. 8-11; Рясенцев В.А. Советское семейное право. М., 1971 С. 13-14.
Вторые считают, что «ни один из приведенных признаков нельзя назвать специфичным только для семейных отношений» 6Антокольская М. В. Место семейного право в системе отраслей частного права // Государство и право. 1995. № 6. С. 31..

Третьи полагают, что семейные правоотношения обладают только одной специфической особенностью, обозначенной в статье 2 СК РФ, а именно, субъектным составом и делают вывод, что семейные правоотношения – это разновидность гражданских правоотношений, имеющих один специфический признак 7См.: Лавров Ю. Н. Имущественные правоотношения супругов России: Дис. … канд. юрид.наук. СПб., 2002. С. 41..

Семейные отношения имеют тесную связь с гражданскими. Согласно ст. 4 СК РФ к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство, поскольку это не противоречит существу семейных отношений, а ст. 5 СК РФ допускает применение гражданского законодательства по аналогии. В п. 1 ст. 2 ГК РФ указывается, что гражданское право регулирует другие имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Семейные отношения не всегда отвечают этим признакам. В частности, что касается правоотношений супругов, то они не всегда юридически равны и поэтому можно говорить о самостоятельности семейных правоотношений. Понятие же семейных правоотношений можно вывести из ст. 2 СК РФ: это разновидность общественных отношений, урегулированных нормами семейного права, возникающих из фактов вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, родства, усыновления или иной формы устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

По своей юридической природе семейные отношения, регулируемые семейным законодательством, подразделяются на личные и имущественные. Личные отношения, возникающие при вступлении в брак и при прекращении брака, при выборе супругами фамилии при заключении и расторжении брака, при решении супругами вопросов выбора места жительства, материнства и отцовства, а также других вопросов жизни семьи, подвержены правовому воздействию только в главных моментах.

Имущественные отношения в семье классифицируются по двум основаниям:

1) в зависимости от объекта регулирования на:
– отношения, возникающие по поводу имущества;
– отношения, возникающие по поводу предоставления одними членами семьи содержания другим ее членам;

2) в зависимости от субъектного состава участников имущественных отношений на:
– имущественные отношения между супругами;
– имущественные отношения с третьими лицами, в которых супруги выступают как единый субъект (ответственность по общим обязательствам);
– имущественные отношения между родителями и детьми;
– имущественные отношения между другими членами семьи.

В теории семейного права красной нитью проходит мнение, что в семейном праве личные отношения имеют приоритетный характер, так как имущественные отношения всегда связаны с ними и вытекают из них 8См.: Комментарий к Семейному кодексу РФ / Под общ. ред. П. В. Крашенинникова и П. Н. Седугина М.,1997.С.10; Комментарий к Семейному кодексу РФ/ Отв. ред. И. М. Кузнецова. М., 1996. С.9; Советское семейное право / Под ред. В. А. Рясенцева. М.,1982. С.10..

Еще дореволюционный цивилист И. А. Загоровский в «Курсе семейного права» отмечал следующую специфику семейных правоотношений:

– в основе семейных отношений лежат потребности физической природы и нравственного чувства;
– семейные права ставят в определенную личную зависимость одного члена семьи от другого и создают определенное положение для них;
– в семейных отношениях мера и счет затруднительны;
– содержание семейных отношений определяется самой природой, веления которой право только освящает;
– возникновение семейных прав иногда свободно (брак), иногда нет (отношения между родителями и детьми), а их прекращение поставлено вне частной воли 9Загоровский А. И. Курс семейного права. – М.: Изд-во «Зерцало», 2003. С. 3..

Среди семейных отношений важное место занимают отношения между супругами, поскольку брак – основа семьи. Поэтому следует рассмотреть специфические черты отношений супругов и бывших супругов:

1. Специфичность субъектного состава. Субъектами являются физические лица: супруги и бывшие супруги, к которым предъявляются дополнительные требования личного порядка, например, признак пола (брак возможен только между мужчиной и женщиной) и социальная характеристика лица (алиментные обязательства супругов и бывших супругов). Супруги наделяются законом семейной правоспособностью и семейной дееспособностью, понятие которых не содержится в семейном законодательстве. Отсутствие законодательного закрепления понятия «семейная правоспособность» свидетельствует, как справедливо отмечает О. Г. Куриленко, о недостатках правового регулирования данной сферы 10См.: Куриленко О. Г. Регулирование брачного правоотношения по законодательству Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 101.. О. А. Красавчиков считает правосубъектность в значительной мере конкретизированной предпосылкой правоотношений, определяющей круг тех прав и обязанностей, носителем (приобретателем) которых может быть данное лицо 11См.: Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 50.. В приведенном определении правосубъектность включает в себя способность приобретения прав и обязанностей, т. е. абстрактную возможность совершения юридически значимых действий. По мнению А. В. Мицкевича и Е. М. Ворожейкина, право вступать в брак по своей юридической природе является элементом правоспособности граждан 12См.: Мицкевич А. В. Субъекты советского права. М., 1962. С. 59; Ворожейкин Е. М. Семейные правоотношения в СССР. М., 1972. С. 109.. Я. Р. Веберс включает в состав семейной правоспособности способность иметь право на заключение брака, на установление происхождения детей, на совершение акта усыновления и т. п. 13См.: Веберс Я. Р. Основные проблемы правосубъектности граждан в советском гражданском и семейном праве: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1974. С. 18. Многие авторы считают, что семейная правосубъектность не совпадает с гражданско-правовой. Так, на недопустимость отождествления семейной и гражданской правоспособности указывала М. Т. Оридорога 14См.: Оридорога М. Т. Брачное правоотношение. Киев, 1971. С. 15-16.. Автор разделяет данную позицию и считает, что правоспособность – гражданско-правовая категория, а семейная правосубъектность определяется законом в пределах семейного права. Что касается брачной правосубъектности, то это способность лица быть участником брачного правоотношения и носителем вытекающих из него прав и обязанностей. Согласно семейного законодательства она определяется достижением брачного возраста (п. 1 ст. 12 СК РФ) и дееспособностью (ст. 14 СК РФ). Если в гражданском правоотношении от имени недееспособного гражданина действует его опекун (п. 2 ст. 29 ГК РФ), то в брачном правоотношении, основанном на чувствах, недееспособность является обстоятельством, препятствующим заключению брака, а если гражданин, находясь в браке, по решению суда был признан недееспособным, то второй супруг имеет право развестись с ним в упрощенном порядке, даже если есть общие несовершеннолетние дети (п. 2 ст. 19 СК РФ). Относительно возраста следует отметить, что он играет важную роль не только в брачных правоотношениях, но и в семейных. Значение брачной правосубъектности состоит в том, что она определяет участников брачного правоотношения, а не создает его, для возникновения брачного правоотношения необходимы юридические факты.

2. Лично-доверительный характер данных отношений. Несмотря на то, что «… в некоторых гражданско-правовых институтах (например, в авторском и изобретательском праве или праве на открытие) личные отношения, – отмечал О.С.Иоффе, – играют не меньшую роль, чем имущественные» 15Иоффе О. С. Советское гражданское право Л., 1965 Ч.З. С. 182., личные отношения супругов качественно отличаются от тех отношений, которые составляют предмет регулирования перечисленных институтов гражданского права. В отношениях супругов важную роль играет доверительность: супруги решают все проблемы на основе взаимного согласия, уважения и поддержки. По мнению Е. М. Ворожейкина, только благодаря доверительности достигается цель данных правоотношений. «Утрата доверительности затрудняет реализацию прав и обязанностей… либо делает ее вообще невозможной» 16Ворожейкин Е. М.Семейные правоотношения в СССР. М., 1972. С.42.. Как только доверительность перестает быть существенной чертой отношений супругов, отношения изменяются и чаще всего трансформируются в отношения бывших супругов.

3. Для отношений супругов характерны строгая индивидуализация их участников и, как уже указывалось, отношения являются глубоко личными, во многом интимными, они основываются на чувствах взаимоуважения, привязанности, любви и, как следствие этого, неотчуждаемость прав и обязанностей, что проявляется в ограничении представительства и недопустимости правопреемства не только личных, но и имущественных прав и обязанностей (например, алиментные обязательства).

4. Регулирование отношений супругов при помощи взаимодействия формально-юридических и нравственных начал. Нравственные категории непосредственно закреплены семейным законодательством: семейные отношения строятся «на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности» (ч. 2 п. 1 ст. 1 СК РФ), суд может освободить супруга от алиментной обязанности перед вторым супругом или ограничить ее определенным сроком в случае недостойного поведения в семье супруга, требующего выплаты алиментов (ст. 92 СК РФ). Нравственными принципами обусловлено предоставление правом добровольного признания внебрачного ребенка (п. 3 ст. 48 СК РФ) и установление судом факта признания отцовства (ст. 50 СК РФ); введение фиктивности брака в основания признания брака недействительным (ст. 28 СК РФ). Таким образом, законодатель, регулируя семейные отношения, рассчитывает на нравственный эффект применения закона. Роль нравственных категорий в отношениях супругов отмечал известный российский юрист А. Л. Боровиковский: «Любят ли друг друга должник и кредитор – вопрос праздный. Этот должник уплатил долг охотно… другой уплатил, проклиная кредитора, – оба случая юридически одинаковы… Но далеко не празден вопрос, благорасположены ли друг другу муж и жена, ибо здесь любовь есть самое содержание отношения» 17Боровиковский А. Отчет судьи. СПб., 1892 Т.2 С. 212-214.. Это объясняется личным характером отношений супругов, и из этого следует следующий признак отношений.

5. Доминирование личных отношений над имущественными. Первые играют роль ключевых предпосылок для возникновения, изменения и прекращения вторых. Содержание личных правоотношений предопределяет содержание имущественных: брак, имеющий нетипичную для отношений гражданского оборота цель – создание семьи «особым образом выстраивает наиболее оптимальные варианты становления и развития супружеских отношений – совместная собственность, … презумпция согласия при ее распоряжении, а при ее разделе – возможность отступления от равенства долей по весьма необычным для гражданского права основаниям (например, в связи с необходимостью учета жизненно важных интересов… одного из супругов), зависимость возникновения или срока действия алиментного обязательства между супругами и бывшими супругами от характера поведения в браке управомоченной стороны и т. д.» 18Тарусина Н. Н. Семейное право. Учебное пособие. М., 2001. С. 10.. Определяющее значение личных отношений заключается не только в том, что они доминируют над имущественными, в основном имущественные отношения зависят от личных отношений супругов. Личный элемент отношений супругов определяет и принадлежность вещей индивидуального пользования, хотя они и приобретены за счет общих средств супругов (п. 2 ст. 36 СК РФ). При разделе имущества супругов не редки случаи, когда у жены-домохозяйки вещей индивидуального пользования (одежды, обуви и др.) несколько шкафов, а мужа все помещается в один чемодан.

6. Длящийся характер отношений супругов. Например, право общей совместной собственности на имущество, нажитое во время брака, может продолжаться неопределенное время, алиментирование бывшего супруга будет длиться до вступления его в новый брак, договорный режим имущества супругов будет действовать в пределах срока брачного договора. Правоотношения супругов прекращаются посредством административного или судебного акта, либо смертью одного из них.

7. Равенство прав супругов в семье. Данное положение является одним из основных принципов семейного права и закреплено в п. 3 ст. 1 СК РФ, а также следует из положения ст. 19 Конституции РФ о равенстве прав мужчины и женщины. Супруги имеют равные права при решении любого вопроса жизни семьи, за исключением права мужа на развод во время беременности жены и в течение года после рождения ребенка.

8. Диспозитивность отношений супругов, под которой в самом общем виде понимается возможность участников семейных правоотношений осуществлять правосубъектность: самостоятельно, по своему усмотрению и в соответствии со своими интересами выбирать варианты соответствующего поведения, совершать определенные юридические действия в процессе осуществления субъективных прав, предусмотренных семейным законодательством 19См.: Князева Е. В. Диспозитивность в семейном праве: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 5..

Отношения супругов могут существовать только в форме правоотношений, непризнание фактических отношений является стимулом к правовому оформлению этих отношений.

Правоотношения супругов и бывших супругов классифицируются по следующим основаниям:
1) по субъектам: правоотношения супругов; правоотношения бывших супругов;
2) по объекту: имущественные; личные;
3) по способу удовлетворения интересов управомоченного лица: вещные (по поводу собственности супругов и бывших супругов); обязательственные (в связи с содержанием одних другими, исполнением обязательств перед третьими лицами);
4) по характеру взаимосвязи управомоченного и обязанного субъектов: абсолютные – имущественные отношения супругов в отношении третьих лиц; относительные – правоотношения супругов и бывших супругов.

Не все правоотношения супругов и бывших супругов регулируются семейным законодательством, например, отношения по поводу наследования имущества, пользования жилым помещением регулируются гражданским, жилищным законодательством, поэтому они остались за границами данного исследования. Хотя следует заметить, что все отношения супругов и бывших супругов тесно связаны между собой.

Практическое значение данной классификации правоотношений супругов и бывших супругов заключается в правильном уяснении прав и обязанностей супругов и бывших супругов, определении круга правовых норм, подлежащих применению в процессе возникновения, реализации и прекращении правоотношения.

Выделение специфических черт правоотношений супругов и бывших супругов также имеет практическое значение. В этой связи обратим внимание на такую черту, как длящийся характер этих отношений. Проиллюстрируем эту черту на примере следующего судебного дела 20Архив Центрального районного суда г. Челябинск 1999г.. При расторжении брака между супругами Д. и разделе общего имущества супругов суд, учитывая, что с матерью остался проживать общий шестилетний ребенок, согласно п. 2 ст. 39 СК РФ отступил от начала равенства долей супругов в их общем имуществе, увеличив долю жены, в том числе и на жилое помещение, которое находилось в их общей собственности. Суд не учел мнения ребенка, который хотел проживать с отцом, и последнему было отказано в иске об определении места жительства ребенка с ним. Когда ребенку исполнилось десять лет отец вновь подал иск об определении места жительства ребенка, который был удовлетворен. Ребенок перешел жить к отцу в однокомнатную квартиру, а мать с отчимом остались проживать в двухкомнатной квартире. В данном случае нарушены имущественные интересы ребенка, так как доля матери была увеличена исходя из интересов несовершеннолетнего ребенка. Этот пример показывает, что нормы законодательства не всегда учитывают такую специфичную черту правоотношений супругов и бывших супругов, как длящийся характер. В данном примере согласно действующего законодательства невозможно защитить имущественные интересы ребенка и отца, так как в порядке надзора пересмотреть дело нельзя (прошло 4 года), изменение места жительства ребенка не относится к вновь открывшимся обстоятельствам, т.е. согласно гражданским процессуальным нормам нет возможности пересмотреть дело или подать новый иск, так как истек срок исковой давности. Вряд ли справедливо было бы не учитывать подобные ситуации. Представляется два возможных пути решения данной проблемы: не отступать от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей, так как согласно п. 4 ст. 60 СК РФ ребенок не имеет права собственности на имущество родителей; либо при изменении места жительства ребенка признать за супругом, чья доля была уменьшена, право требовать пересмотра решения суда до достижения ребенком совершеннолетия.

1.2. Юридические факты в системе правовой регламентации правоотношений супругов и бывших супругов

Основаниями возникновения правоотношений между супругами являются указанные в законе юридические факты (сложные фактические составы), «которые могут считаться одним из критериев, отграничивающих семейные правоотношения от всех иных правоотношений в сфере семьи, а также от тех отношений, которые существуют в этой области, но не подвержены правовому воздействию» 21Косова О. Ю. Основания возникновения семейных правоотношений: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Л., 1986. С. 8..

В юридических фактах так же, как и в специфических чертах правоотношений супругов и бывших супругов, выражаются особенности метода правового регулирования. Специфика юридических фактов в семейном праве выражается в следующем:

1) брачно-семейные отношения возникают из брака, родства, усыновления, опеки и попечительства над несовершеннолетними, принятия ребенка на воспитание в семью, т.е. своеобразных юридических фактов, в структуре которых сочетаются биологические и юридические начала. Эта особенность юридических фактов семейного права строго персонифицирует участников семейных правоотношений, придавая им сугубо личностный характер;

2) в отличие от гражданского права, в котором юридические факты порождают самостоятельные виды правоотношений: регулятивные (устанавливаются сделками) и охранительные (устанавливаются деликтами), охранительные семейные отношения всегда возникают из уже существующей юридической связи как следствие нарушения их субъектом семейного права: нарушение членом семьи брачного, родительского и других видов семейных правоотношений 22См.: Данилов В.И., Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве. – Свердловск: Изд-во Уральского университета, 1989. С. 11;

3) правовые отношения чаще всего устанавливаются при наличии не единичного юридического факта, а при совокупности фактов, наступление которых необходимо для возникновения предусмотренных законом юридических последствий – фактических составов. Например, состав, с которым нормы семейного права связывают возникновение алиментных правоотношений между бывшими супругами: факт нетрудоспособности, нуждаемости одного из супругов и наличие достаточных средств у другого (ст. 90 СК РФ).

Рассмотрим фактический состав, необходимый для возникновения брачного правоотношения: взаимное согласие лиц, вступающих в брак, достижение ими восемнадцатилетнего возраста (за исключением случаев, предусмотренных п. 2 ст. 13 СК РФ), акт регистрации брака (п. 1 ст. 10 СК РФ). М.Т. Оридорога считает, что сюда же следует отнести и такие факты, как «несостояние брачующихся в другом зарегистрированном браке и отсутствие между ними родства указанных в законе степеней, а также отношений усыновления» 23Оридорога М.Т. Указ. соч. С. 22. Данное мнение представляется не достаточно убедительным, потому что несостояние в другом зарегистрированном браке или отсутствие между брачующимися определенной степени родства или усыновления само по себе не является юридическим фактом. Наоборот, если хотя бы одно лицо состоит в другом зарегистрированном браке или два лица состоят в близком родстве или являются усыновителем и усыновленным, то это уже будет юридическим фактом, препятствующим заключению брака. Именно поэтому законодатель перечислил эти обстоятельства в ст. 14 СК РФ как препятствующие заключению брака, а не закрепил их в ст. 12 СК РФ, регулирующей условия заключения брака. Таким образом, указанные факты не следует включать в фактический состав, порождающий правоотношение супругов, напротив, наличие этих обстоятельств препятствует возникновению правоотношения супругов.

Демократизм российского семейного права проявляется, в частности, в том, что волевые действия граждан признаются юридическими фактами или элементами юридических составов основных правоотношений, к которым относятся заключение и расторжение брака.

Брак – основа супружеского правоотношения, личные и имущественный права супругов «имеют в своем основании именно существование брака, законность коего не подвергается ни сомнению, ни оспариванию» 24Исаченко В. Л. Особые производства. Практический комментарий на третью книгу Устава гражданского судопроизводства (статьи 1282-1400). СПб.: Типография М. Меркушева, 1913. С. 402.. В науке семейного права уже длительное время ведутся дискуссии о понятии «брак». А.М. Нечаева считает, что «брак представляет собою союз женщины и мужчины, заключаемый в принципе пожизненно с целью создания семьи» 25Нечаева А. М. Правонарушения в личных семейных отношениях. М., 1991. С. 5.. Далеко не всякое сожительство мужчины и женщины признается браком. По мнению А.М. Беляковой, «брак – это юридически свободный и добровольный союз мужчины и женщины, направленный на создание семьи и порождающий взаимные права и обязанности. Брак основывается на чувстве любви, подлинной дружбы и уважения, нравственных принципах построения семьи в нашем обществе» 26Белякова А. М. Вопросы советского семейного права в судебной практике. М., 1989. С. 8.. Кроме того, указанный автор полагает, что брак есть пожизненный юридически оформленный добровольный и свободный союз мужчины и женщины, направленный на создание семьи, порождающий для них взаимные личные и имущественные права и обязанности и имеющий целью рождение и воспитание детей 27См.: Белякова А.М., Ворожейкин Е.М. Советское семейное право. М., 1974. С. 87..

И.А. Загоровский полагает, что брак – это «нормированный правом пожизненный половой союз мужчины и женщины» 28Загоровский А.И. Курс семейного права. – М.: Изд-во «Зерцало», 2003. С. 5..

Все эти определения имеют право на существование, но не могут удовлетворить юриста, т.к. не отражают правовую природу брака.

Автор придерживается договорной концепции брака. Так, еще Г.Ф. Шершеневич отмечал: «С точки зрения юридической, брак есть союз мужчины и женщины с целью сожительства, основанный на взаимном соглашении и заключенный в установленной форме.… В основании брака лежит соглашение между сочетающимися – брак не может быть законно совершен без взаимного и непринужденного согласия сочетающихся лиц» 29Шершеневич Г. Ф. Курс гражданского права. Тула, 2001. С. 530.. Договор был юридическим основанием союза супругов в русском государстве. Свидетельство этому – значение термина «семья» на древнерусском языке: он означал «товарищество, основанное на договоре, соглашении» 30Нижник Н.С. Правовой статус ребенка в русской семье // История государства и права. № 4. 2002. С. 5.. Современной правовой действительности полностью соответствует позиция Н. Н. Тарусиной, полагающей, что: «Прошло то время, когда формула «брак-сделка» относилась к «страшным капиталистическим былям». Такие элементы, как квалифицированная форма, развернутая система условий действительности, цель и т.п., вполне позволяют рассматривать брак как вид неимущественного семейно-правового договора» 31Тарусина Н.Н. Очерки теории российского семейного права. Ярославль, 1999. С. 13-14..

В нашем государстве никогда не существовало легальной дефиниции брака, хотя при разработке проектов кодексов такие предложения были 32См.: Верховский П.В. Новые формы брака и семьи по советскому законодательству с приложением проекта нового «Кодекса законов о брачном, семейном и опекунском праве», разработанного народным комиссариатом внутренних дел. М.: Государственное изд-во, 1925. С. 42.. Большинство ученых-цивилистов солидарны с Н.В. Орловой, которая считает, что попытка закрепить дефиницию «брак» законодательно «была бы бесплодной, поскольку это комплексный институт и юридическое определение неизбежно было бы неполным, ибо оно не могло бы охватить существенные признаки брака, лежащие за пределами права» 33Орлова Н.В. Правовое регулирование брака в СССР. М., 1971. С. 23..

Несмотря на то, что нет легальной дефиниции «брак», из статьи 12 СК РФ вытекает, что брак – это союз мужчины и женщины. Исходя из того, что в ч. 4 ст. 1 СК РФ закрепляется, что «запрещаются любые формы ограничения прав граждан при вступлении в брак и в семейных отношениях по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности» Н.А. Алексеев, утверждает, что запрет дискриминации по признаку сексуальной ориентации при доступе к институту брака в перечне не значится в силу того, что брак еще ранее был определен как союз мужчины и женщины. Таким образом, дискриминацию по признаку сексуальной ориентации в доступе к браку можно назвать официально узаконенной, даже, несмотря на открытый перечень запрещенных оснований дискриминации в ч. 4 ст. 1. СК РФ 34См.: Алексеев Н.А. Гей-брак: Семейный статус однополых пар в международном, национальном и местном праве. М., 2002. С. 372.. Следовательно, законодатель охраняет брак в его традиционном понимании. Так поступает не только отечественный законодатель: в Латвии запрещается заключение брака между лицами одного пола (ст. 35 ГК Латвии), во Франции сожительство лиц одного пола называется внебрачным сожительством (ст. 5158 ФГК) и законодатель представляет возможность таким лицам вместо брака заключать договор о совместной жизни (ст. 515–1 ФГК)

Н. А. Алексеев считает, что необходимо уравнять в правах однополые и разнополые пары, путем изменения определения понятия «брак» в Семейном кодексе РФ 35См.: Алексеев Н. А. Гей-брак: Семейный статус однополых пар в международном, национальном и местном праве. М., 2002. С. 376. . Однако, данная позиция вызывает недоумение: как можно изменять определение, которое еще не получило законодательного закрепления?

Необходимо разработать и законодательно закрепить основные понятия брачно-семейного законодательства, в том числе и понятие «брак», как, например, это сделано в Гражданском кодексе Грузии «Брак – добровольный союз мужчины и женщины с целью создания семьи, который зарегистрирован в государственном органе записи гражданского состояния» или в ст. 1 Закона Республики Казахстан «О браке и семье» от 17 декабря 1998 г. № 321-I 36О браке и семье Закон Республики Казахстан. Алматы: Юрист, 2003.: «Брак – равноправный союз между мужчиной и женщиной, заключенный при свободном и полном согласии сторон в установленном законом порядке, с целью создания семьи, порождающий имущественные и личные неимущественные отношения между супругами». Однако, и данная норма не отражает правовую природу брака.

С учетом аккумулированного опыта исследования понятия «брак» отечественными правоведами, предлагается ввести следующую легальную дефиницию: «Брак – это добровольный и равноправный союз мужчины и женщины, заключенный с соблюдением установленного законом порядка, основанный на семейно-правовом договоре, имеющий целью создание семьи и порождающий права и обязанности супругов».

Если брак – правопроизводящий юридический факт, то развод – правопрекращающий. Развод представляет собой не только личное, но и общественное явление, и в этом качестве он остается юридическим фактом 37См.: Мармье-Шаменуа М.-П. Использование логического и социологического методов в сравнительном правоведении (на примере французского законодательства о разводе) // СССР – Франция. Социологические и международно-правовой аспекты сравнительного правоведения. М., 1987. С. 23.. Юридической стороной развода как социально-правового явления является прекращение брачного правоотношения.

Для нашего времени характерно уменьшение прочности брака, увеличение числа разводов, что порождает проблему определения целесообразности отнесения дел о расторжении брака к исковому производству.

Одним из факторов, который свидетельствует не в пользу такого подхода, является отсутствие в бракоразводном процессе общепризнанных атрибутов искового производства: спора о праве и сторон с противоположными материально-правовыми интересами. Особенности доказывания по делам о расторжении брака определяются спецификой правоотношений супругов, которые как уже было отмечено носят личностный и длящийся характер. При рассмотрении дел о расторжении брака судебная практика применяет Постановления №15 Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 1998г. «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» 38Российская газета от 18 ноября 1998 года. В частности, вопросы судебного доказывания нашли отражение в п.п. 7,20 указанного постановления.

По делам о расторжении брака судья определяет предмет доказывания (п.2 ст.56 ГПК РФ) на основании ст.22,23 СК РФ. При этом следует учитывать, что российское законодательство не содержит даже примерного перечня фактов, наличие которых является основанием для расторжения брака (в отличие от германского §1564 – §1568 ГГУ или французского ст.229 ФГК), то есть им используется относительно – определенная норма. Анализ указанных норм позволяет сделать вывод о том, что общими фактами, входящими в предмет доказывания по всем делам о расторжении брака являются: факт заключения брака; факт наличия или отсутствия взаимного согласия супругов на расторжения брака; факт наличия или отсутствия общих несовершеннолетних детей. В п.7 Постановления Верховного Суда РФ №15 указывается перечень необходимых доказательств, которые должны быть предоставлены в суд: свидетельство о регистрации брака, свидетельства о рождении общих несовершеннолетних детей. Особенностью является то обстоятельство, что в Постановлении указывается об обязанности истца представить перечисленные документы при предъявлении искового заявления о расторжении брака. Это требование соответствует гражданскому процессуальному законодательству (ст.132 ГПК РФ) и отсутствие указанных документов на момент обращения в суд является основанием для оставления заявления без движения (п.1 ст. 136 ГПК РФ).

Анализируя вопросы доказывания, сформулированные в ст.16-26 СК РФ можно сделать вывод, что основная проблема при определении предмета доказывания у судьи возникает в случае, когда один из супругов не согласен на расторжение брака. Если оба супруга согласны с разводом, то суд не вправе выяснять мотивы разлада в семье (ст. 23 СК РФ), и они не должны включаться в предмет доказывания. При отсутствии согласия на расторжения брака в предмет доказывания должны включаться факты, свидетельствующие о невозможности совместного проживания супругов и сохранении семьи (п.1 ст.22 СК РФ). Супруги не заинтересованы в доказывании; нет необходимости убеждать суд в наличии или отсутствии между ними брачных отношений. Супруги убеждают судью в нежелании состоять в браке. Производство по делам о расторжении брака не является и особым производством, т.к. в нем не устанавливаются факты, порождающие, прекращающие или изменяющие субъективные права супругов. В связи с этим верно отмечает И. П. Коржаков, что расторжение брака – это очень своеобразное квазиисковое производство 39См.: Коржаков И. П. Расторжение брака в судебном порядке: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1996. С. 12-13..

Просьба расторгнуть брак – это не иск в традиционном понимании, а юридически значимое заявление супругов, оно может создать для них определенный правовой эффект – прекращение брачных правоотношений. Такой же результат можно достигнуть и в органах ЗАГСа. Более того, судопроизводство по анализируемой категории дел – не правосудие в обычном понимании слова, а его особая разновидность, поскольку отнесение дела к компетенции суда носит произвольный характер. К судебной подведомственности расторжение брака относится только потому, что законодатель окончательно не определил цель данного вида судопроизводства – на каком срезе бытия эффективнее осуществлять контроль за сохранением и стабильностью брака: на допроцессуальном или в гражданском процессе.

Часть 6 ст. 197 ГПК РСФСР 40Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. № 24. Ст. 407. допускала по делам о расторжении брака изложение в решении суда только вводной и резолютивной частей, тождественная ст. 198 ГПК РФ не содержит такого положения. Победила точка зрения тех ученых, которые считали, что «подобное процессуальное упрощенчество создает впечатление о второсортности, малозначительности дел о расторжении брака, тогда как это далеко не так, поскольку семья – важная ячейка нашего общества» 41Кострова Н.М. Проект ГПК: Доводы «за» и «против» // Принципы ГПК и их реализация в проекте ГПК России. Тверь: Изд. Твер. гос. унив., 2000. С. 45.. Таким образом, мы возвращаемся к тому, что в бракоразводном процессе суд будет выяснять отношения сторон, причины, по которым ставится вопрос о разводе, а также действительные мотивы расторжения брака, не всегда совпадающие с причинами, указанными в исковом заявлении, т.е. к тому времени, когда научные работы назывались «Роль советского права в укреплении семьи» и когда «суд чутко и внимательно рассматривал и разрешал конфликты в семье, руководствуясь как законом, так и требованиями коммунистической морали» 42Рабинович Н. В. Роль советского права в укреплении семьи. Л., 1956. С. 6.. Статистика того времени говорит о том, что в 78 % было отказано в иске о разводе 43См.: Юркевич Н. Г. Основания развода по советскому семейному праву. Минск:, 1959. С. 45..

Почему бы не вспомнить времена, когда «при рассмотрении бракоразводных дел суд превращался в регистратора волеизъявлений сторон»44Чечот Д. М. Судебная защита субъективных прав и интересов // Советское государство и право. 1967. № 8. С. 48. и почему бы сегодня не констатировать смерть брака, если один из супругов убежден в этом, подавая заявление о расторжении брака. Кодекс 1926 г. для всех случаев развода устанавливал регистрационный порядок через органы ЗАГСа, второй супруг даже не вызывался – ему просто сообщалось о факте развода. Сегодня если один из супругов не согласен на расторжение брака, законодатель устанавливает срок для примирения супругов (п.2 ст.22 СК РФ). Более того, существует мнение, что этот срок следует увеличить до 6 месяцев 45См.: Фетюхин Ю. М. Институт брака по новому семейному законодательству: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 2000. С. 15; Беспалов Ю.Ф., Горделюк Д.В. Комментарий к судебной практике по семейным делам. – М.: Ось-89, 2005. С. 9..

Возразить хочется словами Августа Бебеля: «Неудавшийся брак не становится лучше от того, что супругов, несмотря на внутреннее отчуждение и взаимное отвращение, заставляют оставаться вместе. Подобное положение вещей, подкрепленное законом совершенно безнравственно» 46Бебель А. Женщина и социализм. М.: Госполитиздат, 1959. С. 164.. Представляется неверным утверждение, что «суд может прийти к выводу о наличии у истца права на расторжение брака только при установлении обстоятельств, свидетельствующих о полном распаде семьи и невозможности ее сохранения» 47Иванова С. А. Процессуальные особенности рассмотрения дел, вытекающих из семейных отношений // Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел. М.: Издательство Московского университета, 1995. С. 213. . Право на брак может быть осуществлено лишь при условии взаимного согласия будущих супругов, также и право на развод может быть осуществлено не только в силу обоюдного соглашения о расторжении брака, но в силу одностороннего волеизъявления.

Единственное, что свидетельствует в пользу необходимости контроля государства над бракоразводным процессом, это защита интересов детей. Однако наличие несовершеннолетних детей не определяет исковой характер производства по делам о расторжении брака, т. к. вопрос об определении места жительства ребенка или алиментные обязательства в отношении ребенка – это абсолютно самостоятельные исковые требования. К тому же с законодательным закреплением процедуры приказного производства в ГПК РФ 48СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532. в 2002 алименты на несовершеннолетних детей можно взыскать посредством судебного приказа: мировой судья в течение пяти дней со дня поступления заявления о выдаче судебного приказа без судебного разбирательства и вызова сторон выносит судебный приказ (ст. 126 ГПК РФ).

С учетом обозначенных факторов (отсутствие спора между сторонами, зависимость факта сохранения семьи исключительно от самих супругов, независимость решения вопроса о расторжении брака с решением иных вопросов постсупружеских отношений), нецелесообразно применять такую дорогостоящую форму защиты права как гражданско-процессуальную. Следует ввести единую форму расторжения брака – в органах записи актов гражданского состояния, что будет соответствовать принципу свободы развода.

Статья 17 СК РФ, ограничивающая право мужа на предъявление требования о расторжении брака во время беременности жены и в течение года после рождения ребенка, вступает в противоречие со ст. 3 ГПК РФ, которая гласит, что заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском производстве, обратится в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов и кроме того со ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому гражданину РФ судебную защиту его прав. Относительно ст. 17 СК РФ понятна позиция законодателя, охраняющего интересы беременной женщины, женщины-матери, которая в данном случае рассматривается «как специфический субъект права с учетом биологических и социальных особенностей» 49Серкова В. В. Теоретические вопросы правового статуса женщины в СССР // Труды ВЮЗН. Т. 39. Проблемы теории правоотношений, правопорядка, их структуры и взаимодействия. М., 1975. С. 210.. Законодатель данной нормой права ограждает беременную женщину или кормящую мать от возможных волнений, связанных с бракоразводным процессом, но норма права не защитит женщину от волнений, связанных с уходом мужа из семьи, т.к. заставить насильно продолжать супружеские отношения невозможно. Статья 17 СК РФ не делает никаких исключений даже для тех случаев, когда налицо злоупотребление правом со стороны женщины. Суд не принимает исковое заявление от мужа в том случае, когда к заявлению прилагаются доказательства, свидетельствующие о том, что супруг бесплоден и жена знает об этом, – это пример из адвокатской практики автора, и в подобном случае сделать ничего нельзя: право супруга на обращение в суд ограничено сроком в один год, а на практике этот срок может быть больше на усмотрение жены, если она захочет родить следом еще одного ребенка, а может быть и не одного. Практика подсказывает, что ст. 17 СК РФ следует изменить, учитывая наше предложение о единой форме развода: «Муж не имеет права без согласия жены во время беременности жены и в течение года после рождения ребенка на развод в органах записи актов гражданского состояния. Производство по делу о расторжении брака будет приостановлено во время беременности жены и до исполнения общему ребенку одного года, за исключением случаев, когда суду будут представлены доказательства, свидетельствующие о факте беременности не от мужа».

В связи с обилием специальных процессуальных норм в СК РФ, отражающих процессуальные особенности брачных и семейных дел, для их согласования Н. М. Кострова при обсуждении проекта ГПК РФ предлагала в общей норме делать отсылку к специальной норме 50См.: Кострова Н. М. Проект ГПК: Доводы «за» и «против» // Принципы ГПК, их реализации в проекте ГПК России. Материалы второй научно-практической конференции. Тверь, 2000. С. 45-46.. Ее предложение законодатель не принял, и сегодня мы имеем несогласованность общих и специальных норм, противоречивость норм ГПК РФ и СК РФ.

В соответствии с п. 2 ст. 24 СК РФ суд обязан рассмотреть одновременно с иском о расторжении брака вопросы, которые не выносят на рассмотрение суда (а именно: с кем из родителей будут проживать несовершеннолетние дети и выплата средств на их содержание). Такое императивное предписание противоречит одному из основополагающих принципов гражданского процессуального права – принципу диспозитивности, согласно которому заинтересованные в исходе дела лица самостоятельно распоряжаются принадлежащими им субъективными материальными правами и процессуальными средствами их защиты. Принцип диспозитивности проявляется и в правомочии истца определять предмет иска и в дальнейшем его изменять – это указано в п. 1 ст. 39 ГПК РФ. В соответствии с гражданским процессуальным законодательством у суда нет полномочий рассматривать исковые требования, не заявленные сторонами в установленном законом порядке. Таким образом, п. 2 ст. 24 СК РФ нарушает не только принцип диспозитивности, но и принцип состязательности гражданского процесса, а также, как справедливо утверждает заместитель председателя Верховного Суда РФ В. Жуйков, «общие положения ГПК, регулирующие порядок предъявления иска (получается, что суд помимо воли сторон, без предъявления в установленном порядке иска об определении места проживания ребенка и взыскании на него алиментов, без предоставления сторонами доказательств, должен будет вынести решение). По этой причине положения п. 2 ст. 24 СК РФ на практике не применяются» 51Жуйков В. ГПК РФ и другие источники гражданского процессуального права // Российская юстиция. 2003. № 4. С. 12. . Подобная противоречивость норм ГПК РФ и СК РФ еще раз свидетельствует о целесообразности введения административного развода, необходимости оставить расторжение брака в судебном порядке лишь для семейных пар, в которых жена беременна или общему ребенку нет года. Во всех других случаях «с заявлением о разводе нужно идти в ЗАГС, а не в… суд, потому что суду здесь делать нечего, поскольку нет спора о праве» 52Брандербургский Я. Н. Курс по семейно-брачному праву (лекции, прочитанные на факультете советского права МГУ в 1926/1927 академическом году). М.: Юридическое издательство НКЮ РСФСР, 1928. С. 81. .

Кроме расторжения брака правопрекращающим фактом будет смерть супруга (бывшего супруга), истечение срока действия соответствующего права, недействительность брака. Для алиментных обязательств супругов и бывших супругов правопрекращающие факты перечислены в ст. 120 СК РФ. К правоизменяющим фактам в правоотношениях супругов и бывших супругов относятся заключение (изменение) брачного договора или соглашения об уплате алиментов.
Действующее законодательство обходит вниманием такой юридический факт, как смена пола одним из супругов. СК РФ определяет условия заключения брака: 1) добровольное согласие; 2) разнополость; 3) достижение брачного возраста (п. 1 ст. 12), но не регламентирует условия состояния в браке, тем самым не учитывая такие реалии сегодняшнего дня и достижения медицины. В соответствие с п. 2 ст. 19 ГК РФ гражданин вправе переменить имя в порядке, установленном законом, в соответствии со ст. 70 Федерального закона «Об актах гражданского состояния» от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ заключение о внесении изменения в запись акта гражданского состояния составляется органом записи актов гражданского состояния в случае, если предоставлен документ установленной формы об изменении пола, выданный медицинской организацией.

И в этом случае остается неурегулированной ситуация, когда гражданин, состоявший в браке до изменения пола и после смены пола, может продолжить состоять в браке. Такая ситуация возможна вследствие того, что семейное законодательство не рассматривает такой юридический факт как смена пола одним из супругов. В литературе высказаны две точки зрения о возможности решения данной проблемы.

По мнению Д.И. Степанова, изменение пола должно рассматриваться как социальная смерть и поэтому возможно в соответствии со ст. 45 ГК РФ объявить такого гражданина умершим в судебном порядке. В этом случае прекращение брака будет обусловлено решением суда об объявлении умершим 53Степанов Д.И. Правовые проблемы, связанные с изменением пола человека // Законодательство. 2000. № 10. С. 81-85.

Относительно данной позиции следует отметить, что она не учитывает правовых последствий объявления гражданина умершим: не только брак считается прекращенным, но и открывается наследство, прекращаются алиментные обязательства. Вряд ли справедливо было бы по отношению к тем гражданам, которых должен был содержать алиментообязанный субъект, объявлять его умершим только для того, чтобы прекратить его состояние в браке. В этом случае объявление гражданина, сменившего пол, умершим нарушает законные интересы других граждан.

Согласно точке зрения М.Н. Малеиной возможно два варианта решения проблемы смены пола одним из супругов: 1) прекращение брака путем расторжения по причине невозможности сохранения семьи; 2) сохранение брака, в котором однополые люди ведут общее хозяйство, воспитывают детей, но не выполняют роль мужа и жены по отношению друг к другу 54Малеина М.Н. Изменение биологического и социального пола: перспективы развития законодательства // Журнал российского права. 2002. № 9. С. 52-59.

Что касается данного подхода, то обратим внимание на то, что для развода необходимо волеизъявление хотя бы одного из супругов, чего при смене пола может и не быть, поскольку лиц, состоящих в браке, могут связывать не столько любовь, сколько дружба, общий бизнес, дети, друзья. Получается, что однополые супруги вполне могут продолжать свое состояние в браке. Признать такой брак недействительным тоже нельзя, так как в ст. 27 СК РФ нет соответствующего основания, к тому же признание брака недействительным обладает обратной силой и прекращает его с момента заключения, что было бы несправедливым в рассматриваемой нами ситуации. Имеется в виду неразумность восстановления положения, существовавшего до заключения брака, поскольку факт смены пола по своей природе должен влечь юридически значимые последствия лишь на будущее время, как при расторжении брака. Негативные последствия такого подхода усиливаются констатацией того, что и брачный договор в данном случае будет признан недействительным, по общему правилу, также с момента заключения брака, поскольку иной вариант утраты силы брачным договором возможен лишь при признании супруга, не сменившего пол, добросовестным (п. 4 ст. 30 СК РФ). Последнее же обстоятельство является весьма спорным, ибо предполагает наделение супруга, изменившего пол, статусом недобросовестного, что невозможно с точки зрения неотъемлемости личных неимущественных прав, гарантия чего предусмотрена в ст. 150 ГК РФ.

Таким образом, можно выявить пробел семейного законодательства, заключающийся в том, что в контексте подразумеваемого понятия брака факт смены пола должен носить правопрекращающий характер, а с точки зрения действующего законодательства он таковым не является. Его устранение возможно путем изложения п. 1 ст. 16 СК РФ «Основания для расторжения брака» в следующей редакции: «Брак прекращается вследствие смерти или вследствие объявления судом одного из супругов умершим, а также при изменении пола одним из супругов». Здесь же следует отметить, что правопрекращающим фактом смена пола является для брачного правоотношения, а для семейного – правоизменяющим. Учитывая, что согласно ст. 47 СК РФ права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении ребенка, наличие у последнего двух матерей или двух отцов не изменяет правового статуса родителя, сменившего пол.
Анализ зарубежного законодательства, в частности, французского, позволяет предложить следующий вариант решения проблемы, когда один из супругов изменил пол и из-за ребенка или по другим причинам они хотели бы сохранить семью. Согласно ст. 515-1 Французского ГК два совершеннолетних физических лица одного и того же пола с целью организации их совместной жизни могут заключить договор о совместной жизни. Раздел ХII ФГК так и называется: «О договоре о совместной жизни и внебрачном сожительстве». Данный вариант может быть использован отечественным законодателем, поскольку достижения медицины породили проблему определения правого статуса лица, изменившего пол, не только в России, но и в других странах.

Помимо юридических фактов правоотношения могут порождать презумпции, правовой презумпцией называют предположение о су-ществовании юридических фактов, вызвавших наступление определенных юридических последствий.

На правоотношения между супругами и бывшими супругами оказывают влияние следующие презумпции:

1) в области имущественных правоотношений:
– презумпция общности имущества, нажитого в браке;
-презумпция согласия при распоряжении общим имущественным объектом;

2) в области личных правоотношений:
– презумпция действительности брака, презумпция согласия супругов в решении вопросов жизни семьи;
– презумпция согласия в вопросах воспитания детей 55См.: Качур Н. Ф. Презумпции в советском семейном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Свердловск, 1982. С. 11-12. .

Возникновение правоотношение супругов и бывших супругов предшествуют:

1) норма права, регулирующая данное правоотношение – нормативная предпосылка;
2) семейная правоспособность – правосубъектная предпосылка;
3) юридические факты, с которыми нормы права связывают возникновение данных правоотношений – юридико-фактические предпосылки.

В литературе встречается термин «брачно-семейное право», основанием отграничения брачного права от семейного служат юридические факты. Именно из брака возникают все права и обязанности супругов и бывших супругов: имущественные и личные.

ГЛАВА 2. ЛИЧНЫЕ ПРАВООТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ И БЫВШИХ СУПРУГОВ

2.1. Личные правоотношения супругов

В настоящее время семейное законодательство не уделяет значительного внимания регулированию личных неимущественных правоотношений супругов. Многие исследователи отмечают, что такое сложившееся положение адекватно отражает возможность и необходимость регулирования данной сферы нормами морали и религией. Но данная позиция представляется архаичной.

Среди дореволюционных исследователей господствовала точка зрения, согласно которой «личные отношения супругов в такой степени подчинены влиянию религиозных и нравственных правил, что юридическим определениям тут уже очень мало места, и они представляются лишь отвлеченностью» 56Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2. М.: Статут, 1997. С. 363.. Г.Ф. Шершеневич отмечал, что «к семейным правам не должны быть причисляемы устанавливаемые законом права на взаимную любовь, уважение, почтение, потому что это мнимые права, лишенные санкции…» 57Шершеневич Г. Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 528-529. . И спустя сто лет мнение юристов о правовом регулировании личных правоотношений не изменилось: «большое количество личных неимущественных прав в семье носит мнимый характер. Эти нормы лишены санкций, следовательно, говорить об их эффективной защите достаточно трудно» 58Черячукина С. Ю. Проблемы защиты семейных прав несовершеннолетних // Защита прав и интересов семьи и несоверешеннолетних. Саратов; Самара, 2000. С. 66..

По мнению М.В. Антокольской, праву непосредственно следует воздействовать на имущественные семейные отношения, в личных же затрагивать только внешнюю сторону, без регуляции их внутреннего содержания, она аргументировано обосновывает свою позицию мнением российских юристов конца XIX-начала XX-веков:

1) Внутренняя сущность брачного союза и союза родителей находится за пределами права, она только схвачена внешними юридическими рамками (К. Кавелин);
2) Право вмешивается в личные семейные отношения только тогда, когда в них вызрел конфликт (К. Победоносцев), но в этом случае они в строгом смысле уже не семейные (К. Кавелин);
3) Брак и родительство есть юридические учреждения лишь с формальной точки зрения, с сущностной же – это учреждения нравственности (Д. Мейер);
4) Физический и нравственный склад семьи создается помимо права, введение юридического элемента в личные отношения неуместно (Г.Ф. Шершеневич) 59См.: Антокольская М.В. Место семейного право в системе отраслей частного права // Государство и право. 1995. № 6. С.34-40..

Прежде чем рассматривать личные неимущественные правоотношения супругов, необходимо остановиться на общей классификации личных прав.

В зависимости от интересов, составляющих личные права, их происхождения и связи с теми или иными сторонами жизни, можно выделить следующие группы:
1) неимущественные блага, неотделимые от человеческой жизни (здоровье, неприкосновенность личности);
2) неимущественные блага, индивидуализирующие гражданина в коллективе (имя, честь, достоинство и др.);
3) неимущественные интересы в сфере семейно-брачного права;
4) неимущественные интересы, вытекающие из участия граждан в общественном труде (включая все виды творчества), из реализации права на образование, права на отдых;
5) неимущественные интересы в сфере имущественных отношений (неимущественные интересы, обнаруживающиеся в обязательственном праве, в разного рода имущественных сделках, в связи с обладанием теми или иными имущественными правами) 60См.: Рясенцев В.А. Неимущественный интерес в советском граж¬данском праве // Уч. зап. Моск. юрид. ин-та. Вып. 1. М., 1939. С. 26-27..

Личные отношения во многом предопределяют содержание и характер имущественных отношений, регулируемых семейным законодательством. Близкой точки зрения придерживались многие авторы 61 См.: Антокольская М.В. Лекции по семейному праву. М.: Юристъ, 1995. С. 7-8; Рясенцев В.А. Семейное право. М.: Юрид. лит., 1967. С. 67.. Следует отметить, что «имущественные отношения в семейном праве всегда и непосредственно связаны с личными и как бы вытекают из них» 62Королев Ю.А. Семейное право России: Учеб. пособие. М: Юрид. лит., 1999. С. 15..

Нормы, регулирующие личные неимущественные отношения супругов, можно условно подразделить на три группы:

1. Нормы, являющиеся по своей правовой природе нормами конституционного права (право супругов на выбор рода занятий, профессии, места жительства – п.1 ст. 31 СК РФ).
2. Нормы-декларации, лишенные санкций (закрепляющие равенство супругов в решении вопросов семейной жизни – п.2,3 ст.31 СК РФ).
3. Семейно-правовые нормы, снабженные санкциями (право супругов на выбор фамилии – ст.32 СК РФ).

Утверждение Л.М. Пчелинцевой о том, что «в законе названы лишь те личные отношения супругов, на которые можно воздействовать нормами семейного права» 63Пчелинцева Л. М. Семейное право России. М., 1999. С. 170. представляется спорным, поскольку анализ опыта законодательного регулирования личных отношений супругов в иностранных государствах наглядно демонстрирует, что государство может воздействовать правовыми нормами на значительную часть личных отношений супругов. Например, в целом ряде стран законодательно закреплена обязанность супругов быть взаимно верными (ст. 84 ГК Латвии, ст. 23 Семейного и опекунского кодекса Польши, ст. 212 Французского гражданского кодекса).

Нынешнее законодательное регулирование личных неимущественных отношений супругов является возвратом к древнейшему периоду истории нашего государства, когда полностью отсутствовала нормативная база, регулирующая данный вид семейных правоотношений. В СК РФ регламентации личных неимущественных правоотношений супругов посвящено лишь две статьи (ст. 31-32 СК РФ), правовое регулирование этих правоотношений сведено к минимуму.
Данная практика будет востребована среди приверженцев восточных религий, многие из которых компактно проживают в определенных субъектах Российской Федерации. Диспозитивный характер семейного права существенно умаляется в настоящее время дискриминационными положениями ч. 3 ст. 42 СК РФ, не позволяющими супругам добровольно в соответствии с собственными убеждениями и верой регламентировать свои неимущественные права. Более того, законодатель, оставив данную сферу за пределами правового регулирования, поощряет игнорирование основных принципов семейного права приверженцами отдельных религий, например, шариата.

Следовательно, религиозное регулирование личных неимущественных отношений нарушает конституционные положения о равноправии мужчины и женщины. Но до 1917 года принцип равенства супругов не всегда соблюдался. Расторжение брака между мусульманами регулировалось законами шариата, которые предусматривали развод по взаимному согласию и по воле мужа в одностороннем порядке. Следует помнить, что в настоящее время на территории Российской Федерации проживает значительное количество мусульманских семей, опирающихся в своей жизни преимущественно на нормы шариата, при этом «количество личных отношений, регулируемых мусульманским семейным правом, намного больше по своему перечню, чем в российском законодательстве. Шариат регулирует властные и сексуальные отношения между супругами, отношения между лицами различного пола в семье, устанавливает нормы поведения членов семьи в семье, быту, правила поведения членов семьи вне семьи и многие другие» 64Манукян Ю. К. Процессы взаимодействия и противоречия семейного права и шариата в современной России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2002. С. 9. .

В браке равенство супругов является одним из основополагающих принципов, но не существует формального равенства супругов по причине неравенства их как субъектов права: муж не вправе возбуждать дело о разводе без согласия жены в течение всего периода ее беременности и материнства до года ребенка (ст. 17 СК РФ), он же обязан предоставлять ей содержание в период беременности и в течение трех лет со дня рождения ребенка (ст. 89-90 СК РФ), косвенным образом неравенство фиксируется в классической презумпции отцовства в браке (п. 2 ст. 48 СК РФ) и при оспаривании отцовства как в браке, так и вне его (п. 2, 3 ст. 52 СК РФ). Вопросы материнства, отцовства решаются супругами совместно исходя из принципа равенства супругов (п. 2 ст. 31 СК РФ). По данным вопросам супруги равны в своих правах лишь при усыновлении ребенка (ст. 125 СК РФ) и при применении метода искусственного оплодотворения или имплантации эмбриона (п. 4 ст. 51 СК РФ). В других случаях, если супруг не желает стать отцом по материальным причинам (у него есть дети от предыдущего брака, которых он содержит) или в силу мировоззрения он вообще не хочет иметь детей, его желание не учитывается. В итоге он будет иметь нежеланного ребенка и алиментное обязательство в течение 18 лет.

Равенство супругов в семье исходит из конституционных положений, определяющих основы правового статуса личности: о равных правах и свободах мужчины и женщины и равных возможностях их реализации, о свободе выбора каждым гражданином места своего пребывания и жительства, рода деятельности и профессии, как равных правах и обязанностях обоих родителей в воспитании детей, о недопустимости отмены и умаления этих прав и свобод граждан.
Установленные законом личные права и обязанности супругов направлены на развитие наиболее существенных и позитивных сторон совместной жизни равноправных личностей. При этом СК РФ устанавливает только общие принципиальные положения, которые имеют важное значение для обеспечения равноправия супругов в семье, для защиты личных интересов каждого из них и для надлежащего воспитания детей.

Благополучие семьи во многом зависит от совместных усилий обоих супругов. Супруги обязаны оказывать друг другу взаимную помощь, которая проявляется как в материальной, так и в моральной поддержке. Взаимная помощь становится особенно необходимой при нетрудоспособности одного из супругов (болезнь, инвалидность, беременность, уход за малолетними детьми, детьми-инвалидами). Обеспечение приоритетной защиты нетрудоспособных членов семьи является одним из принципов семейного права. Причем оба супруга должны не только стремиться в меру своих сил и возможностей содействовать материальному благополучию семьи, но и создавать в ней благоприятную атмосферу, способствовать всестороннему духовному, нравственному и физическому развитию всех членов семьи, особенно несовершеннолетних детей. Забота о детях, их воспитании является равным правом и обязанностью родителей.

Вступление в брак никоим образом не может ограничивать правоспособность каждого из супругов. Каждый супруг независимо от воли другого или иных лиц может выбрать род занятий, получить профессию по своему желанию, решить для себя вопрос, где ему жить и как: совместно с другим супругом или отдельно от него. Эти права супругов тесно связаны с личностью каждого из них, и они не могут быть отменены или ограничены путем заключения соглашения между супругами. Если такие условия включены в брачный договор, они являются ничтожными. Но, несмотря на диспозитивность нормы, юридическая свобода выбора рода занятий, профессии, места пребывания и жительства должна пониматься и осуществляться супругами на основе взаимного уважения и взаимопонимания, ответственности перед семьей всех ее членов.

Как правило, выбор занятий и профессии супругами согласовывается исходя, в первую очередь, из интересов семьи. Споры о препятствии кем-либо из супругов в получении образования в судебной практике не встречаются. Но реализация данного права в жизни может быть причиной семейного конфликта, распада семьи и развода, особенно в тех случаях, когда избранная деятельность противозаконна или антисоциальна.

Отдельно следует остановиться на проблеме места жительства супругов. В соответствии с п. 1 ст. 31 СК РФ каждый из супругов свободен в выборе места жительства, однако совместное жительство супругов, особенно в тех случаях, когда в семье есть дети, является важнейшим условием ее прочности. Анализ отечественного законодательства позволяет выявить явную тенденцию к созданию стимулирующих условий для совместного проживания супругов: при вселении супруга на жилую площадь другого супруга – собственника жилого помещения он приобретает право пользования жилым помещением (ст. 292 ГК РФ, ст. 31 ЖК РФ); при переезде работника по предварительной договоренности с работодателем в другую местность работодатель обязан возместить работнику расходы по переезду работника и членов его семьи (ст. 169 ТК РФ, п. 4 Положения о целевой контрактной подготовке специалистов с высшим и средним профессиональным образованием, утвержденным Постановлением Правительства РФ от 19 сентября 1995 г. № 942).

Местом жительства гражданина признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает (п. 1 ст. 20 ГК РФ). По месту жительства супругов (родителей) определяется место жительства их несовершеннолетних детей, не достигших 14 лет. Если родители проживают раздельно, то место жительства детей устанавливается соглашением родителей, а при отсутствии такого соглашения спор разрешается судом (п. 3 ст. 65 СК РФ).

При раздельном проживании родителей вопрос о месте проживания детей имеет особую важность – это отмечается не только в СК РФ, но и в международных правовых актах (п. 1 ст. 9 Конвенции о правах ребенка), потому что от решения данного вопроса в конкретной ситуации зависит объем осуществления родительских прав того родителя, с которым ребенок не проживает. Следует учитывать и положения п. 2 ст. 59 СК РФ о том, что родитель, с которым проживает ребенок, может поставить вопрос перед органом опеки и попечительства об изменении фамилии ребенка (о присвоении ему своей фамилии). Преобладающий подход к этому вопросу в судебной практике – определение места жительства ребенка по месту жительства матери – до 90 % 65Панасюк А. Кому передать на воспитание ребенка? (Об одном стереотипе судебных решений) // Российская юстиция. 1996. № 9. С. 53-54. Следует обратить внимание на то, что такие споры возникают не только при расторжении брака, а и тогда, когда супруги в силу разных причин проживают раздельно. Подобный спор между супругами – это психотравмирующая ситуация для ребенка, которой могло и не быть, если будущие супруги заранее обговорили вопрос о том, что до совершеннолетия ребенка они обязаны проживать совместно и выбрали для себя место жительства, которое бы устраивало обоих. Супруги могут наиболее эффективно выполнять свои права и обязанности только при совместном проживании, создающем наиболее подходящие условия для надлежащего воспитания детей.

Как справедливо указывает А.М. Нечаева, «немаловажный признак семьи – совместное проживание ее членов, конечно, они могут по каким-либо причинам проживать порознь. Но тогда, как правило, речь идет о временных обстоятельствах, исключающих постоянный личный контакт в рамках семьи. Например, из-за характера работы супругов (одного из них)» 66Нечаева А.М. Правовая охрана семьи // Закон. 2004. № 4. С. 6..

В современных условиях демографического кризиса целесообразно позволить супругам брачным договором закреплять обязанность совместного проживания супругов, поскольку такое положение будет способствовать укреплению семьи и создаст оптимальные условия для воспитания детей.

Данное положение не будет ограничивать конституционное право граждан на свободу передвижения, поскольку вступление в брак изменяет правовой статус гражданина. Лично-правовой статус супруга составляют: личные права супругов на фамилию при заключении и расторжении брака, место жительства, выбор профессии и другие правомочия, не имеющие экономического характера. Если обратиться к зарубежному опыту, то можно увидеть, что личные права супругов во многих странах ограничены брачным режимом. Например, ст. 216 ФГК, провозгласившая, что каждый из супругов обладает полной дееспособностью, в тоже время гласит, что эти права могут быть ограничены брачным режимом 67См.: Черных Т.П. Эволюция брачно-семейного права по французскому гражданскому кодексу (Кодексу Наполеона) с 1804 года по настоящее время: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1982. С. 22.. По этому же пути пошло законодательство О браке и семье Республики Казахстан: в ст. 2 «Основы брачно-семейного законодательства» также сделана оговорка «права граждан в брачно-семейных отношениях могут быть ограничены… в той мере, в какой это необходимо в целях защиты… прав и законных интересов семьи».

Обязанность совместного проживания существует в законодательстве многих развитых стран. Например, ст. 216 ФГК говорит о том, что каждый супруг имеет полную гражданскую правоспособность, но эти права и полномочия могут быть ограничены действием режима имущества супругов и положениями главы VI ФГК «О правах и обязанностях супругов». В ст. 215 ФГК «супруги обязуются жить совместно. Место жительство выбирается супругами по их общему согласию. Супруги не могут без согласия друг друга распоряжаться правами, касающимися места проживания семьи». Статья 84 ГК Латвии закрепляет следующую императивную норму: «Брак налагает на мужа и жену обязанность жить вместе». Статья 1157 ГК Грузии называется «Свобода выбора места жительства». В ней утверждается: «Каждый из супругов может по своему усмотрению избрать место жительства», но вместе с тем содержится оговорка «если это не противоречит интересам семьи».
Также она была знакома и отечественному семейному праву, например, в Своде законов Российской империи 1832 года, провозгласивших, что «супруги обязаны жить вместе» (ч. 1 ст. 103 Законов гражданских). Место жительства супругов определялось по месту жительства мужа: «Жительство жены предполагается там, где полагается место жительства мужа» (ст. 11, 36 Положения о виде на жительство 1894 г.). Жена обязана была следовать за ним: крестьянки должны следовать за мужем при высылке их помещиками на поселение в Сибирь. Солдатские жены могли покинуть помещиков и отправиться жить по месту службы мужа. Жена была обязана следовать за мужем – иностранным подданным (ст. 102 Законов гражданских). В противном случае она могла быть водворена в дом мужа принудительно. Только ссылка супруга освобождала женщину от этой обязанности (ст. 254 Устава о ссыльных 1890 г.). Аналогичное исключение было сделано для солдатских жен, которым разрешалось не следовать за мужьями в места их службы, а предпочесть «работою кормиться на прежних жилищах своих». А позднее законодательно был закреплен отказ от необходимости соблюдать принцип единого проживания супругов для семей рекрутов: «…рекрут по случаю солдатской службы, не имея на жену … достатка … свободен от попечения об ней». Несмотря на то, что принцип совместного проживания в семье рекрутов не соблюдался, считалось, что супруги по-прежнему находятся в браке. Зачастую муж и жена, долго живущие врозь, начинали ощущать себя свободными от брачных обязательств и заключали бигамические браки. Церковь признавала двоебрачие недействительным, наказывала виновных, но пресечь это явление по объективным причинам не могла 68См.: Нижник Н.С. Правовое регулирование брачно-семейных отношений XIX-начала XX века. СПб, 2002. С. 145..

В XVIII веке жена получила право требовать судебного разлучения в случае жестокого с ней обращения. Однако заключение соглашений между супругами о раздельном жительстве российское законодательство ни при каких условиях не допускало 69См.: Туманова Л.А. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в российской империи во второй половине XIX веке: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999. С. 16.. Так, в сенатском постановлении по делу отставного поручика Шелковникова «о разводе с женою его по причине распутного ея поведения» был сформулирован запрет о заключении соглашения о раздельном жительстве 70См.: Загоровский А.И. Курс семейного права. Одесса: «Экономическая» типография, 1902. С. 190.. Позднее статья 46 Законов гражданских подтвердила невозможность существования между супругами «обязательств или иных актов, заключающих в себе условия жить им в разделении или каких-либо других, клонящих к разрыву супружеского союза». Только в начале XX века (12 марта 1914 г.) в Свод законов Российской империи была введена статья 1031 в соответствии, с которой за супругом признавалось право отказаться от совместной жизни, если она была для него невыносимой.

Во втором пункте ст. 1031 был дан перечень оснований, по которым жизнь супругов могла быть признана невыносимой: 1) жестокое обращение с супругом или детьми; 2) нанесение тяжких оскорблений и вообще явное нарушение другим супругом основанных на браке обязанностей; 3) либо явное злоупотребление принадлежащими ему в силу брака правами, либо бесчестное или порочное его поведение; 4) тяжкая душевная болезнь либо прилипчивая и отвратительная болезнь, которая опасна для жизни либо здоровья другого супруга или их потомства. Как видно из перечисленных поводов уклонения от совместного жительства, закон конкретно не определял содержание данных поводов и, таким образом, давал простор судебному усмотрению.

Законодатель стремился поставить жизнь супругов под контроль суда: их собственные акты, направленные на прекращение совместной жизни, признавались ничтожными, и лишь постепенно завоевывало себе место право требовать разлучения в судебном порядке. Однако запрещение гражданских сделок, направленных на прекращение совместной жизни супругов, естественно, не исключало возможности фактического ее прекращения супругами по обоюдному согласию. Очень часто это происходило в связи с нарушением верности, обязанность хранить которую была законодательно закреплена (ст. 238 Устава Духовных Консисторий). Как справедливо указывал Г.Ф. Шершеневич: «Брак возлагает на супругов обязанность верности. Наш закон, в противоположность некоторым западным законодательствам, относится с одинаковой строгостью как к мужу, так и жене. По русскому праву нарушение супружеской верности, носящее название прелюбодеяние влечет за собой, по жалобе другого супруга: заключение в монастыре или тюрьме сроком от четырех до восьми месяцев или расторжение брака» 71См.: Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Тула: Автограф, 2001. С. 567..

Россия была одной из первых, исключивших прелюбодеяние из числа обстоятельств, имеющих значение при разделе имущества и определении судьбы детей. Супружеская измена не правонарушение и не в каждом обществе противоречит принятым моральным нормам. Но все же для многих супругов она может являться основанием для расторжения брака и в этом случае представляется справедливым квалифицировать измену как недостойное поведение в семье, что послужит основанием для освобождения от уплаты алиментов уличённому в измене супругу.

В связи с изложенным небезынтересный характер носит вопрос о возможности урегулирования брачным договором обязанности супругов (одного из супругов) хранить верность и иных обязанностей, являющихся по своей природе личными.
Действующее законодательство содержит двойной запрет на включение в брачный договор подобных условий. Как указано в п. 3 ст. 42 СК РФ, брачный договор не только не может регламентировать личные неимущественные отношения между супругами, но и ограничивать их правоспособность.

Между тем, изменить положение представляется возможным путём внесения корректив в ст. 42 СК РФ, исключив из её п. 3 приведённые положения и оговорив то из них, которое касается регламентации личных неимущественных отношений в п. 1 этой же статьи как составляющее предмет брачного договора. Такие изменения не войдут в противоречие с концепцией СК РФ. В частности, они будут соответствовать п. 3 ст. 1 СК РФ, закрепляющему принцип разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию, который выражает тенденцию на расширение диспозитивного начала в регулировании семейных отношений, абз. 2 п. 4 ст. 1 СК РФ, устанавливающему, что «права граждан в семье могут быть ограничены только на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав и интересов других членов семьи и иных граждан», а также требованиям п. 1 ст. 7 СК РФ, согласно которому «граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, вытекающими из семейных отношений…».

Что же касается возможного довода о том, что при подобном изменении семейного законодательства возникнет коллизия между новой редакцией ст. 42 СК РФ и ст. 150 ГК РФ, закрепляющей неотчуждаемость и непередаваемость личных неимущественных прав, то она может быть разрешена исходя из общих положений СК РФ о применении к семейным отношениям гражданского законодательства. Согласно ст. 4 СК РФ к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи гражданское законодательство может применяться только в том случае, если они не урегулированы семейным законодательством. В анализируемой ситуации отношения окажутся полностью урегулированными СК РФ в силу наличия в ст. 42 и иных нормах положений, однозначно допускающих возможность урегулирования в брачном договоре вопроса о супружеской верности.

Внесённое предложение выглядит справедливым и с той точки зрения, что сам законодатель не исключает возможности урегулирования нормами права личных неимущественных отношений, закрепляя в п. 1 ст. 161 СК РФ коллизионную норму, согласно которой личные неимущественные права и обязанности супругов определяются при отсутствии совместного места жительства законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства. Получается, что если супруги – граждане государств, законодательство которых регулирует лишь отдельные личные права и обязанности (Казахстана и России), выехали для проживания в Латвию, Францию или другое государство, законодательство которого устанавливает обязанность хранить супружескую верность, а затем вернулись для раздельного проживания в государства, гражданами которых они являются, это не всегда будет означать, что соответствующая обязанность для них прекратилась. Статутом, определяющим исполнение данной обязанности, будет законодательство государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства. Поэтому, если законодательство соответствующего государства допускает определённые санкции за нарушение верности, например, утрату всех даров и имущественных выгод, предоставленных ему другим супругом (ст. 267 ФГК), возможность в подобных случаях компенсации морального ущерба (ст. 266 ФГК) 72Так, А.М. Эрделевский отмечает, что французская «судебная практика рассматривает как посягательство на супружеские права одного из супругов нарушение другим супругом вытекающих из брака обязанностей, в особенности, нарушение супружеской верности. В последнем случае суды без колебаний присуждают компенсацию за причиненный моральный вред». См.: Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 70., последние могут быть применены к супругу гражданину России, даже если спор рассматривается российским судом.

Таким образом, следует признать адекватной идею возврата к более полной законодательной регламентации личных прав и обязанностей супругов, как это было в дореволюционном законодательстве, либо предусмотреть самостоятельное договорное регулирование неимущественных отношений самими супругами. Представляется, что такое положение не будет носить дискриминирующий характер, поскольку в этом случае ограничение дееспособности будет носить добровольный характер и предусмотрено законодательно.

Помимо личных прав СК РФ закрепляет и обязанность супругов – строить свои отношения в семье на основе взаимоуважения и взаимопомощи (п. 3 ст. 31 СК РФ). «Указанная обязанность представляет собой скорее нравственный императив, а не правовую норму. Законодатель как бы указывает супругам на наиболее желательную для него модель построения семейных отношений. Однако от принудительного навязывания такой модели он отказывается» 73Гражданское право. Учебник. Ч. 3. / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Проспект, 1998. С. 291..
В большинстве случаев закон не допускает вмешательства «арбитра» в принятие супругами решений. Спорные вопросы могут быть решены только путем взаимных договоренностей и уступок. Если единства в их решении не достигается, то это может привести к серьезным конфликтам в семье и в конечном итоге – к разводу.

2.2. Личные правоотношения бывших супругов

Проблема личных правоотношений бывших супругов не охватывается в полном объеме исследованиями правоведов. Несмотря на то, что, по мнению некоторых авторов, после расторжения брака личные отношения между супругами полностью смещаются в сферу конституционно-правового регулирования 74 См.: Коржаков И. П. Расторжение брака в судебном порядке: гражданско-процессуальные аспекты: Дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 1996. С. 32., представляется, что расторжение брака не может влечь за собой отсутствие личных правоотношений между бывшими супругами.
К личным правам бывших супругов можно отнести совместное решение вопросов воспитания, образования детей и право на выбор фамилии при расторжении брака.

В Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье 75Ведомости Верховного Совета СССР. 1968. № 27. в ст. 11 было закреплено, что при заключении брака супруги избирают фамилию одного из них в качестве их общей фамилии либо каждый из супругов сохраняет свою добрачную фамилию. Законодательством союзных республик может быть предусмотрено право супругов именоваться двойной фамилией. Этим правилом воспользовались лишь некоторые союзные республики: Украинская ССР, Азербайджанская ССР, Белорусская ССР, Грузинская ССР 76См.: Матвеев Г. К. Советское семейное право. М.: Юрид. лит., 1985. С. 113..

В зарубежных государствах право выбора фамилии регламентируется разнообразно. Например, во Франции женщина имеет право взять фамилию мужа либо сохранить девичью фамилию. В Германии каждый из супругов может заявить, какую фамилию он будет носить (§ 1355 Германского гражданского уложения).

При расторжении брака каждый из супругов вправе также самостоятельно и независимо решить вопрос о своей фамилии. Согласно п. 3 ст. 32 СК РФ при расторжении брака супруги вправе сохранить общую фамилию или восстановить свои добрачные фамилии. Важно, что согласие супруга, фамилия которого сохраняется другому супругу, для этого не требуется. Аналогично этот вопрос был урегулирован ст. 41 КоБС РСФСР. В то же время прежнее законодательство (ст. 102 КЗоАГС 1918 г., ст. 21 КЗоБСО 1926 г.) устанавливало, что при отсутствии соглашения между супругами каждому присваивается добрачная фамилия. Личное право супруга на сохранение общей фамилии после расторжения брака не может быть оспорено даже в судебном порядке. Это же относится и к праву добросовестного супруга в случае признания брака недействительным сохранить избранную при регистрации брака фамилию (п. 5 ст. 30 СК РФ). Супруг, желающий чтобы ему была присвоена добрачная фамилия, должен заявить об этом в орган загса при государственной регистрации расторжения брака перед выдачей свидетельства о расторжении брака. При этом добрачной считается фамилия, которую супруг носил до вступления в данный брак (как фамилия, полученная им при рождении, так и фамилия по предыдущему браку). О присвоении супругу добрачной фамилии орган загса производит соответствующую отметку в записи акта о расторжении брака. В случае если супруг оставил себе при расторжении брака фамилию, избранную им при заключении брака, то изменение его фамилии на добрачную производится в органе загса уже на общих основаниях по отдельному заявлению.

Следует законодательно закрепить возможность для бывших супругов возвращаться к своей фамилии, полученной от рождения, а не только к добрачной. Весьма демократично по этому вопросу законодательство Германии. В соответствии с п. 5 § 1355 ГГУ овдовевший или разведенный супруг сохраняет добрачную фамилию, может восстановить свою фамилию, полученную от рождения, либо фамилию, которую он носил до определения брачной фамилии, либо присоединить к брачной фамилии свою фамилию, полученную от рождения.

Даже законодательство послереволюционной России носило более демократичный характер в области регулирования фамилии бывших супругов. Так, в прошении о расторжении брака они указывали «ту фамилию, под какой желают жить впредь, т.е., под фамилией мужа, девичьей фамилией жены или двойной добрачной. Если согласия на этот счет между супругами не оказалось, то Нотариальный отдел обязан записать добрачную фамилию» 77Рионов Н. Как совершать записи рождений брака, развода, внебрачных детей и установлении отцовства у народных нотариусов. Петроград: Изд. Петроградского Совета Рабочих и Красоноармейских депутатов, 1918. С. 25. . Также «при одностороннем заявлении о разводе каждому из супругов должна быть присвоена его добрачная фамилия, так как одностороннее заявление приравнивается к отсутствию соглашения между супругами» 78 Акляринский А. Брак, семья и опека / Под общ. Ред. В Клокотина. М.: Изд. «Техника управления», 1929. С. 80-81..

В качестве личной обязанности бывших супругов следует выделить, не предусмотренную действующим семейным законодательством обязанность хранить семейную тайну.

Семейная тайна является разновидностью личной тайны, право на семейную тайну получило закрепление в ч. 1 ст. 23 Конституции РФ. К личным тайнам относятся не только тайна семейных, но и тайна иных интимных взаимоотношений, тайна общения, тайна творчества, тайна дневников и т.д. Следует отметить, что личная тайна не означает, что сведения доступны только одному лицу, в некоторых случаях, например, при интимных взаимоотношениях, сведения доступны двум близким людям. Сведения, ставшие доступными при этих взаимоотношениях, относятся к личной тайне и в некотором роде напоминают вещь, принадлежащую на праве общей собственности. М.Н. Малеина пишет, что семейная тайна включает любые сведения о частной жизни в семье ее членов 79 См.: Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2000. С. 174.. А. М. Эрделевский справедливо указывает, что личная и семейная тайна подлежат защите путем компенсации причиненного морального вреда 80См.: Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. М.: БЕК, 1999. С. 97.. Также предусмотрено уголовное наказание за незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации (ст. 137 УК РФ 81СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.).

В США право на защиту личной жизни занимает центральное место в системе неимущественных прав супругов. Супруги обязаны сохранять и не разглашать семейные тайны, к которым относятся: интимные отношения супругов, физические особенности супругов, о которых можно было узнать только из семейных отношений. Супруги сами определяют круг сведений и ту информацию, которую они желают отнести к семейной тайне. Представляется, что данный опыт будет полезен для отечественного законодателя, которому следует закрепить возможность установить объем семейной тайны в брачном договоре.

На первом этапе реформирования объема законодательного регулирования личных неимущественных отношений можно закрепить договорное регулирование обязанности супругов и бывших супругов сохранять и не разглашать семейные тайны, состав и объем которых супруги будут определять самостоятельно в брачном договоре. Это защитит супруга, профессиональная деятельность которого связана с публичностью, от шантажа и вымогательства со стороны другого супруга, обезопасит его бизнес, сохранит деловую репутацию и доброе имя.

У бывших супругов сохраняется обязанность заботиться о благосостоянии и развитии своих общих детей. Развитие ребенка предполагает его воспитание и образование.

Право на воспитание своего ребенка – это личное неотъемлемое право родителя. Действия родителей по воспитанию могут выражаться в следующих формах: забота о здоровье; физическом, психическом, духовном и нравственном развитии ребенка; уход за ребенком; общение с ним; обучение ребенка; развитие индивидуальных способностей и трудовых навыков ребенка; осуществление надзора за ним 82См.: Павлова И. А. Правовое положение родителей: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1995. С. 14.. Родитель может быть лишен этого права только судом по основаниям, предусмотренным законом (ст.ст. 69, 71, 73-74 СК РФ). Родители не правомочны передавать кому-либо право на воспитание ребенка либо отказаться от него. Естественно, что родители могут временно поручить воспитание ребенка другим лицам (дедушке, бабушке, няне и т.д.) или отдать ребенка на воспитание в различные детские учреждения. При этом они остаются ответственными в полной мере за воспитание и развитие своего ребенка.
Неотъемлемой составляющей процесса воспитания ребенка и формирования его как всесторонне развитой личности является образование. Права и обязанности родителей в сфере образования несовершеннолетних детей определены ст. 52 Закона «Об образовании» 83Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992г. № 30. Ст. 1797. и включают в себя: а) выбор формы обучения; б) выбор образовательных учреждений; в) защиту законных прав и интересов ребенка; г) участие в управлении образовательным учреждением; д) выполнение устава образовательного учреждения. Для того, чтобы успешно решать все вопросы, касающиеся общего ребенка, бывшим супругам необходимо совместно решать эти вопросы, поэтому п.2 ст. 31 СК РФ распространяется и на бывших супругов: «вопросы материнства, отцовства, воспитания, образования детей и другие вопросы жизни ребенка решаются исходя из принципа равенства».

Как полагает Л. М. Пчелинцева, «запрет закона на включение в брачный договор положений, регулирующих личные неимущественные отношения супругов, обусловлен не только сущностными особенностями, но и невозможностью в случае необходимости принудительного осуществления (то есть с помощью судебного решения) обязанностей личного характера» 84 Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М., 1999. С. 212-213..

Однако законодательство некоторых государств, в частности ст. 13 Кодекса Республики Беларусь О браке и семье от 9 июля 1999 г. № 278-З предусматривает, что в предмет брачного договора могут включаться и личные неимущественные отношения между супругами по поводу воспитания детей: «месте проживания детей, размере алиментов на них, порядке общения с детьми отдельно проживающего родителя, а также другие вопросы содержания и воспитания детей в случае расторжения брака». Представляется, что появление аналогичной нормы в отечественном законодательстве будет препятствовать уклонению бывшего супруга от обязанности по воспитанию ребенка под угрозой финансовых санкций.

ГЛАВА 3. ОТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ И БЫВШИХ СУПРУГОВ ПО ПОВОДУ ИМУЩЕСТВА

3.1. Законный режим имущества супругов

Семейное законодательство регулирует имущественные отношения между супругами по поводу:
– владения, пользования, распоряжения вещами (вещные);
– содержания одного лица другим (алиментные отношения, носящие обязательственный характер).

Приведенное двухчленное деление имущественных отношений разделяют многие ученые 85См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. И. М. Кузнецова. М., 1996. С. 97; Пчелинцева Л. М. Семейное право России. М., 1999. С. 181.. Более полной представляется классификация В.А. Рясенцева, которая сводится к тому, что имущественные отношения между супругами складываются по поводу вещей, содержания, личных и общих долгов 86См.: Рясенцев В. А. Семейное право М., 1967. С. 86-113..

Наука семейного права знакома с несколькими видами режимов имущества супругов. В теоретических исследованиях нет общего подхода к классификации данных режимов. Наиболее часто исследователи выделяют: режимы общности (имущество находится в общей собственности супругов) и режимы раздельности (общей собственности супругов не образуется)87См.: Граве К. А. Имущественные правоотношения супругов. М., 1960. С. 28, 30; Максимович Л. Б. Брачный договор: Комментарии и разъяснения. М., 1997. С. 27..

Следует признать, что в настоящее время существуют неполные классификации режимов имущества супругов. Например, О. Г. Куриленко выделяет в зависимости от правового режима, предусмотренного в праве конкретной страны, лишь три вида режимов супружеского имущества:

1) режим общности супружеского имущества, установленный во Франции ГК 1804 года;
2) режим раздельности супружеского имущества, существующий в странах «общего права», при котором все имущество супругов, когда бы и каким бы путем оно ни было приобретено, считается их раздельной собственностью:
3) режим «условной» или «отложенной общности» супружеского имущества, получивший распространение в скандинавских странах. Во время брака имущество супругов принадлежит каждому из них отдельно, но в случае развода все семейное имущество и денежные средства объединяются и делятся поровну 88См.: Куриленко О. Г. Регулирование брачного правоотношения по законодательству Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 116..

И. В. Злобина 89См.: Злобина И. В. Собственность в семье: проблемы правового регулирования // «Черные дыры» в российском законодательстве. 2002. № 3. С. 213., объединила все существующие в настоящее время в мире варианты имущественных отношений между супругами в единую систему:

1) Дотальная – система приданого, при которой специально на семейные расходы мужу передается часть средств, а у жены оставляется в собственности ее остальное имущество. При этой системе жена ставилась в привилегированное положение. Ее нельзя было держать на положении рабыни, лишать самостоятельности. Система эта могла возникнуть в связи с представлениями о родовой и сословной чести и должна была действовать разлагающим образом на патриархальный строй;
2) Система общности заведыванья, заключающаяся в том, что имущество, принадлежащее супругам в момент вступления в брак, и имущество, приобретаемое ими во время состояния в браке, поступают в управление мужа с правом его на все приращения и доходы. При этой системе каждый супруг сохраняет свободу распоряжения и пользованья вещами, предназначенными для личного употребления и для профессиональных занятий и полученными в виде вознаграждения за труд или в дар, на условиях личного пользованья;
3) Система сособственности предоставляет мужу управление имуществом, но для распоряжения им требует согласия другого супруга;
4) Общность приобретений в браке – система, при которой каждый супруг сохраняет раздельно собственность на то, что ему принадлежало до брака, но все, что зарабатывается или иным способом приобретается во время брака, становится общим;
5) Общность только движимого имущества;
6) Система единства имуществ, при которой все имущество переходит к мужу по оценке, так что жена сохраняет право взыскать с мужа только сумму оценки, что упрощает расчеты.

На сегодняшний день существуют два режима имущества супругов: законный и договорный.

Законный режим, установленный ст. 33 СК РФ, закрепляет режим совместной собственности супругов и действует, если брачным договором супруги не установили иное.

Презумпцию общности имущества супругов выделяют не все ученые. Так, существует мнение, что закон не устанавливает «никаких предположений ни в пользу общего, ни в пользу раздельного имущества супругов» 90 Авдюков М. Г. Распределение обязанностей по доказыванию в гражданском процессе // Советское государства и право. 1972. № 5. С. 54..
Представляется справедливым утверждение, что конструкция общей совместной собственности супругов «построена с учетом лично-доверительного характера отношений между собственниками и позволяет в должной мере защитить интересы третьих лиц – участников гражданского оборота» 91Бабкин С. А. Владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в общей совместной собственности супругов. М., 2004. С. 27..

Спорным является вопрос о возможности долевого характера совместной собственности супругов. Так, Н. М. Ершова утверждает: «Общность супружеского имущества возникает в силу закона, и совместная собственность супругов носит бездолевой характер. Отсюда проистекает принцип равенства прав обоих супругов в отношении нажитого ими во время брака имущества. В законе подчеркивается, что супруги имеют равные права владения, пользования и распоряжения этим имуществом» 92Ершова Н. М. Имущественные правоотношения в семье. М., 1979. С. 49. . Данной позиции придерживается и В. Ф. Маслов, выделяющий бездолевой характер права собственности на общее имущество в качестве основной особенности совместной собственности супругов 93См.: Маслов В. Ф. Имущественные отношения в семье. Харьков, 1974. С. 24.. И. В. Злобина же в свою очередь указывает, что «супругам… может принадлежать имущество и на праве общей долевой собственности» 94Злобина И. В. Собственность в семье: проблемы правового регулирования // «Черные дыры» в Российском законодательстве. 2002. № 3. С. 213.. Справедлива позиция А. М. Эрделевского, согласно которой совместная собственность супругов всегда может быть превращена в долевую по соглашению сособственников или по решению суда 95См.: Эрделевский А. М. Постатейный научно-практический комментарий Семейного кодекса Российской Федерации (с изменениями и дополнениями на 1 мая 2001 года) // Справочно-правовая система «Гарант».

Существенной проблемой для практического применения норм о законном режиме имущества супругов является отсутствие законодательно закрепленной дефиниции совместного имущества супругов. В ч. 2 ст. 34 СК РФ закреплен лишь общий перечень объектов и источников происхождения общей собственности супругов. Согласно ему таковым имуществом являются:

– доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья и другие);
– приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

Семейный кодекс не содержит определения дохода одного из супругов по той, надо полагать, причине, что он при всех случаях является их общим доходом. Но в связи с этим заслуживает внимания понятие дохода, содержащееся в ст. 41 Налогового кодекса РФ 96СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3824.. Им признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, оцениваемая, при необходимости, в той мере, в какой это возможно сделать.

В науке существует несколько подходов к определению момента трансформации экономической выгоды как дохода одного из супругов в их общий доход как совместно нажитое имущество:

1) с момента начисления 97Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации под ред. И.М. Кузнецова. 1996 г. с. 98
2) с момента передачи в бюджет семьи 98Советское семейное право под ред. В.А. Рясенцева с. 102-103
3) с момента их фактического получения 99Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье М. 1997 с. 14

Правильной представляется позиция, согласно которой, как только супруг получает возможность распоряжаться своим доходом, его следует считать общим. Пусть даже это доход от использования собственности, приобретенной и закрепленной за владельцем до вступления в брак.

Исходя из анализа ст. 35 СК РФ, если общий доход использован на развитие предприятия, то другой супруг не становится сособственником, поскольку если один из супругов совершает сделку по распоряжению общим имуществом, предполагается, что на это есть согласие другого.

Н. Ф. Качур справедливо указывает, что для «выделения презумпции равноценного участия супругов в создании общей собственности нет ни экономических, ни юридических предпосылок», поскольку закон прямо предусматривает, что независимо от степени трудового участия супруги пользуются равными правами на имущество 100 Качур Н. Ф. Презумпция общности имущества супругов // Государство и право в системе социального управления. Свердловск, 1981. С. 92..

Следует учитывать, что законный режим имущества супругов предусматривает режим ограниченной общности. Так, в соответствии с п. 1 ст. 36 СК РФ «имущество, принадлежащее каждому из супругов до вступления в брак… является его собственностью». Кроме того, современное законодательство относит к собственности супруга имущество, полученное им во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, а также вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши, приобретенные во время брака за счет общих средств супругов.

Если для определения того, что же следует относить к драгоценностям можно обратиться к ст. 1 Федерального закона от 26 марта 1998 г. № 41-ФЗ «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» 101СЗ РФ. 1998. № 13. Ст. 1463., то при разрешении споров о понятии «предметы роскоши» возникают существенные проблемы, поскольку легальной дефиниции данного понятия не существует. По мнению большинства исследователей, определение того, что для данной семьи является предметом роскоши, зависит от уровня доходов конкретной супружеской пары. Представляется спорным мнение О. Г. Куриленко, утверждающей, что «для отнесения того или иного имущества к категории роскоши в целях единообразного подхода к различным ситуациям… целесообразнее руководствоваться не стоимостным критерием, как это было до последнего времени, а критерием «необходимости». Суд должен выяснить, являются ли данные предметы необходимыми для удовлетворения насущных потребностей супругов» 102Куриленко О. Г. Регулирование брачного правоотношения по законодательству Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 139-140.. Представляется, что после внедрения такого подхода в практику, проблема отнесения тех или иных предметов к роскоши еще более бы усложнилась, поскольку категория «насущные потребности» является очень разнообразной. Так, некоторым гражданам-эстетам могут потребоваться столовые приборы из драгоценных металлов, для ежедневного удовлетворения чувства голода.

В настоящее время суд вынужден решать вопрос о возможности отнесения конкретного имущества к предметам роскоши индивидуально в каждом конкретном случае с учетом конкретных обстоятельств и условий жизни супругов.
Представляется, что законодательное закрепление перечня предметов роскоши существенно бы облегчило рассмотрение судами дел о разделе совместно нажитого имущества.

Существует возможность признания имущества каждого из супругов совместной собственностью в случаях, когда в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие) (ст. 37 СК РФ).

Данная норма порождает существенные трудности при разделе совместно нажитого имущества. Чаще всего объектом ст. 37 СК РФ выступает недвижимое имущество, принадлежащее одному из супругов до брака либо полученное по безвозмездной сделке, но также объектом может быть, например, компьютер, модернизированный за счет общих средств. Для признания такого имущества объектом общей совместной собственности супругов необходимо наличие двух обстоятельств:
– технического (осуществление реконструкции, капитального ремонта, модернизации и т.п.);
– юридического (признания судом увеличения стоимости объекта за счет общего имущества или труда либо денежных средств второго супруга).

Для выявления проведенной реконструкции и ее оценки суд обычно назначает экспертизу, т. к. бывшие супруги (обычно такие требования входят в предмет искового заявления о разделе совместно нажитого имущества) не могут договориться не только об оценке проведенных улучшений, но и как правило собственник имущества отрицает сам факт реконструкции. Назначив экспертизу, суд согласно ст. 216 ГПК РФ приостанавливает производство по делу. Затем чаще всего одна из сторон, не согласная с заключением эксперта, заявляет ходатайство о проведении повторной экспертизы. Все это способствует затягиванию рассмотрения судами дел данной категории. В результате сторона, не согласная с решением, будет обжаловать в вышестоящие инстанции. В итоге спор между супругами (бывшими супругами) затягивается на несколько лет.

Кроме того, по действующему законодательству нельзя полностью исключать возникновение несправедливых ситуаций, связанных с передачей имущества тому из супругов, который до заключения брака не имел прав на это имущество. В качестве примера можно привести случай, когда родительский дом, перешедший в порядке наследования, в результате раздела имущества был присужден тому, кто за счет своих средств произвел реконструкцию.
Возможное решение данной проблемы видится в закреплении в императивном порядке обязанности супруга, чьё имущество было улучшено за счет общего имущества супругов, выплатить другому супругу соответствующую денежную компенсацию.

Таким образом, для отнесения того или иного имущества к общей собственности супругов в настоящее время фактически используется два критерия:
1) временной (по общему правилу имущество, нажитое супругами во время брака является их совместной собственностью);
2) качественный (исключение имущества, обозначенного в ст. 37 СК РФ, из совместной собственности супругов).

Законный режим имущества супругов предполагает, что правомочия собственников в отношении общего имущества супруги реализуют по обоюдному согласию (ст. 35 СК РФ). Данная концепция, несмотря на незначительные отличия, родственна подходу, отраженному в ст. 253 ГК РФ, закрепляющей, что «участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом». Таким образом, законодатель предусматривает, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом осуществляется по договоренности между супругами в том порядке, который они сочтут приемлемым. В повседневной жизни каждый из супругов довольно часто совершает разнообразные сделки (делает покупки, оплачивает услуги и т.п.), а поэтому необходимость предоставления доказательств согласия другого супруга привела бы к чрезвычайному затруднению гражданского оборота. Закрепляя презумпцию согласия другого супруга, законодатель исходит из лично-доверительного характера данных отношений, доверительность, как уже указывалось, существенная черта правоотношений супругов.
Семейное законодательство не содержит детальной регламентации порядка осуществления владения и пользования общим имуществом. Представляется, что отсутствие правого регулирования в данном случае вполне справедливо и не противоречит гражданскому законодательству, а именно ст. 253 ГК РФ.

Действия супругов по распоряжению общим имуществом разработаны законодателем более детально, так, п. 2 ч. ст. 35 СК РФ предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной одним из супругов по распоряжению общим имуществом, по мотивам отсутствия согласия другого супруга.

Закрепляя презумпцию, что супруг, осуществляющий распоряжение общим имуществом, считается действующим с согласия другого супруга, ч. 2 ст. 35 СК РФ, не конкретизирует виды сделок, на которые распространяется данная презумпция, поэтому, исходя из общего диспозитивного характера гражданско-правового регулирования общественных отношений, следует считать, что таковыми могут быть любые сделки. Но, как справедливо отмечает М. В. Зимелева, «презумпция согласия супруга на совершение сделок по общему имуществу имеется при осуществлении возмездных сделок и отсутствует – при безвозмездных, так как при возмездном отчуждении вещи общее имущество супругов пополняется соответствующим эквивалентом и, таким образом, обеспечиваются имущественные интересы другого супруга. При безвозмездном отчуждении – соответствующий эквивалент в общее имущество не поступает» 103Зимелева М.В. Общая собственность в советском гражданском праве // Ученые записки ВИЮН, вып. 2, Москва, 1941 г. С. 46- 47.. Данная позиция не была основана на законе и судебной практике, а являлась предложением по усовершенствованию действующего законодательства. Развивая это предложение, А. П. Фоков полагает целесообразным изменение законодательства по этому вопросу, оставив возможность свободного отчуждения обычных подарков (на сумму не свыше пяти МРОТ) 104См.: Фоков А. П. Теоретические и практические проблемы распоряжения имуществом, находящимся в общей долевой и совместной собственности // Арбитражный и гражданский процесс. 2003. № 11. С. 5-10.. Представляется, что данное предложение целесообразно закрепить законодательно.

Особый порядок закреплен для сделок по распоряжению недвижимостью и сделок, требующих нотариального удостоверения и (или) регистрации. Для совершения такой сделки требуется нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Перечень сделок, подлежащих нотариальному оформлению, определен в ГК РФ: это договор о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен (ст. 339 ГК РФ), договор ренты (ст. 584 ГК РФ). Нотариальное удостоверение сделок возможно также в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя по закону для сделок данного вида нотариальная форма и не требовалась бы (ст. 163 ГК РФ). Например, договор купли-продажи автомобиля или договор займа супруги решили удостоверить в нотариальном порядке. В этом случае согласие другого супруга должно быть обязательно нотариально удостоверено.
Сделки, подлежащие государственной регистрации, как правило, также представляют особое значение для семьи. К таковым относятся: договор продажи недвижимости (ст. 551 ГК РФ), договор продажи предприятия (ст. 560 ГК РФ), договор дарения недвижимости (ст. 574 ГК РФ), договор аренды недвижимого имущества (ст. 609 ГК РФ), договор аренды здания или сооружения (ст. 651 ГК РФ), договор аренды предприятия (ст. 658 ГК РФ), договор доверительного управления недвижимым имуществом (ст. 1017 ГК РФ).

Для одних сделок закон устанавливает необходимость обязательного нотариального удостоверения и государственной регистрации (договор ипотеки, договор ренты), для других – необходимость лишь государственной регистрации (купля-продажа, мена, дарение жилого дома, квартиры, гаража). Относительно таких сделок, как купля-продажа, мена, дарение недвижимости, законодатель отменил обязательность соблюдения нотариальной формы. Однако сделки по распоряжению недвижимостью подлежат государственной регистрации, поэтому для них в обязательном порядке следует получить нотариально удостоверенное согласие супруга.

В современной цивилистике существует точка зрения 105См.: Зайцева Т.И., Галеева Р.Ф., Ярков В.В. Настольная книга нотариуса. М., 2000. Т. 1. С. 296; Симонян С.Л. Имущественные отношения между супругами. М., 1998. С. 84., согласно которой нотариально удостоверенного согласия другого супруга требуют не только сделки по отчуждению, но и сделки, направленные на приобретение имущества и совершение других действий, для которых предусмотрена нотариальная форма. Это требование закона объясняется тем, что как те (сделки по приобретению недвижимости), так и другие сделки (по ее отчуждению) с точки зрения последствий имеют важное значение для семьи в целом, поэтому для их совершения необходимо четко выраженное и нотариально оформленное согласие обоих супругов. Такая позиция законодателя вполне логична и объяснима. Приобретая недвижимость, супруги распоряжаются доходами, которые также являются общей совместной собственностью. Некоторые правоведы выступают с критикой данного правила, указывая, что оно не столько защищает права супруга, не участвующего в сделке, сколько осложняет гражданский оборот 106См.: Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье. М., 1977. С. 28..

Зарубежный опыт правой регламентации распоряжения общим имуществом супругов может быть полезен для реформирования отечественного семейного законодательства.

Так, в соответствии со ст. 1421 Французского Гражданского кодекса, каждый из супругов вправе самостоятельно управлять и распоряжаться общим имуществом при условии, что он будет нести ответственность за допущенные при этом ошибки. Взаимное согласие супругов будет требоваться лишь для осуществления сделок по безвозмездному отчуждению имущества, входящего в общую собственность, сделки по отчуждению, сдаче внаем, залогу общего недвижимого имущества.
Гражданский кодекс Чехии устанавливает, что обычные вопросы, касающиеся вещей из общей собственности, может решать каждый из супругов, однако, совершение сделок с данными вещами требует согласия обоих супругов.
Для Швейцарского семейного права характерно обязательное согласие обоих супругов на распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности.
В тех штатах США, где модель имущества супругов базируется на нормах общего права, обо супруга имеют равные права пользования общим имуществом, однако распоряжаться им супруги вправе лишь совместно. Управляет имуществом тот супруг, который получает доходы от предпринимательской деятельности или по трудовому договору. Если оба супруга зарабатывают деньги в бюджет семьи, то вопросы управления имуществом они должны решать совместно 107См.: Семейное право Российской Федерации и иностранных государств: основные институты / Под ред. В. В. Залесского. М., 2004. С. 85-89..

На практике возникают ситуации, при которых получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга на заключение сделки с недвижимостью не представляется возможным из-за длительного отсутствия, неизвестности его места жительства. В таком случае сделка может быть заключена только при условии, если другой супруг был признан безвестно отсутствующим (ст. ст. 42, 43 ГК РФ), что подтверждается соответствующей копией решения суда, вступившего в законную силу. Справедливой представляется позиция, согласно которой при заключении сделки в данном случае может потребоваться согласие доверительного управляющего и предварительное письменное разрешение органа опеки и попечительства 108См.: Реутов С. И. Правовые особенности удостоверения согласия супруга при совершении сделок // Бюллетень нотариальной практики. 2002. № 1. .

Многие цивилисты предлагают законодательно закрепить возможность при отсутствии согласия супруга обратиться в суд с иском о разрешении на совершение сделки другим супругом. Судебное решение должно содержать разрешение или запрет на совершение конкретной сделки, исходя из интересов семьи 109См.: Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье. М., 1977. С. 27.. Данная конструкция аналогична ст. 217 ФГК, предусматривающей, что «одному из супругов может быть разрешено судом единолично совершить сделку, в которой необходимы участие или согласие другого супруга, если последний не в состоянии выразить свою волю или же его отказ не обоснован интересами семьи». Как указывает О. Г. Куриленко, закрепление данного положения в СК РФ соответствовало бы п. 2 ст. 1 ГК РФ, допускающему ограничение гражданских прав (в данном случае гражданин лишается собственности без его согласия) на основании федерального закона в той мере, в какой это необходимо, в частности, в целях защиты прав и законных интересов других лиц 110См.: Куриленко О. Г. Регулирование брачного правоотношения по законодательству Российской Федерации: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 129.. Также необходимо учитывать и иную позицию, согласно которой при уклонении супруга от дачи согласия на заключение сделки по отчуждению недвижимого имущества супруг, за которым зарегистрировано право собственности на имущество, для защиты своих прав может обратиться к нотариусу 111См.: Репин В.С. Настольная книга нотариуса. М., 1994. С. 61; Симонян С.Л. Имущественные отношения между супругами. М., 1998. С. 28. С. 88 – 89.. Указанные мнения представляются весьма спорными, поскольку подмена автономии воли второго супруга сособственника не должна подменяться государственным принуждением, оформленным правоприменительным актом – решением суда. При отсутствии согласия супруга на совершение сделки с недвижимым имуществом, супругу, заинтересованному в данной сделке, следует обратиться в суд с иском о разделе совместно нажитого имущества, после этого согласия второго супруга не потребуется.

В соответствии со ст. 38 СК РФ раздел общего имущества супругов может быть осуществлен как во время брака, так и после его расторжения.

Раздел совместной собственности возможен только между супругами, т. е. лицами, состоящими в зарегистрированном браке, и относится только к имуществу, которое имеется в наличии и находится либо у супругов, либо у третьих лиц. Если при рассмотрении спора в суде выяснится, что один из супругов неправомерно распорядился общим имуществом либо скрыл его, то суд учитывает и это имущество или его стоимость.

При рассмотрении спора супругов о разделе общего имущества суд сначала определяет состав имущества, подлежащего разделу. Для этого устанавливаются и выделяются объекты собственности, принадлежащие каждому супругу; принадлежащие детям вещи и права, которые не подлежат разделу между супругами. К последним относятся вещи, приобретенные исключительно для удовлетворения потребностей детей, вклады, внесенные на имя детей.

К имуществу, не подлежащему разделу, суд может отнести вещи и права, приобретенные супругами в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений. Это случаи длительного раздельного проживания супругов, когда фактически семейные отношения между ними прерваны. К ним не относятся случаи раздельного проживания супругов в силу объективных причин: нахождения одного из них в длительной командировке, на учебе, на службе в армии и т. п.
Общее имущество супругов может быть разделено между супругами по их соглашению. По желанию супругов их соглашение о разделе общего имущества может быть нотариально удостоверено.

При разделе общего имущества супругов суд по требованию су-пругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. В случае если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.

Вклады, внесенные супругами за счет общего имущества супругов на имя их общих несовершеннолетних детей, считаются принадлежащими этим детям и не учитываются при разделе общего имущества супругов
Нельзя требовать раздела вклада, внесенного другим супругом на имя своего родственника, например, на имя матери мужа. Однако, если на вклад неосновательно были внесены средства, являющиеся общим имуществом, возможно предъявление требований об увеличении доли другого супруга при разделе общего имущества.

Большое значение приобретают вопросы раздела и выдела жилой площади. Раздел жилого дома, принадлежащего супругам на правах совместной собственности, чаще всего производится в натуре, и поскольку дом остается неделимым, он превращается в предмет их долевой собственности. При разделе недостроенного дома учитываются возможности супругов довести строительство своей части до конца.

При разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не пре-дусмотрено договором между супругами. Суд вправе отступить от начала равенства долей супругов в их общем имуществе, исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности, в случаях если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи. (ст. 39 СК РФ)

Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов рас-пределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Если супругов в силу их убеждений, образа жизни, не устраивает режим совместной собственности, то им следует самостоятельно урегулировать свои имущественные правоотношения, заключив брачный договор.

3.2. Договорный режим имущества супругов

Принцип диспозитивности, пронизывающий все семейное законодательство, предусматривает широкую возможность для договорного регулирования имущественных правоотношений супругов. Так, конструкция ст. 33 СК РФ, указывает, что законный режим имущества супругов действует постольку, поскольку брачным договором не установлено иное.

Многие исследователи полагают, что основным назначением брачного договора является установление иного, отличного от законного режима имущества супругов в состоятельных семьях либо в случаях, когда один из супругов занимается предпринимательской деятельностью. Представляется, что необходимость в заключении брачного договора может возникнуть в семье с любым достатком, поскольку брачный договор позволяет обезопасить супругов от лишних эмоциональных потрясений, которые могут возникнуть в связи с финансовыми потерями в случае развода.

Впервые возможность заключения брачного договора в нашей стране появилась с момента введение в действие первой части ГК РФ, т.е. с 1 января 1995 года. «Дальнейшую детализацию этот институт получил в главе 8 СК РФ» 112Одинцов А.В. Договорное регулирование семейных имущественных отношений // Правоведение. 1999. № 4. С. 68.. Однако, по мнению некоторых авторов, задолго до принятия части первой ГК РФ, и тем более СК РФ, некое подобие брачного договора уже существовало. Иногда супруги заключали между собой соглашения, именовавшиеся «договорами о правовом режиме имущества супругов». Такие договоры удостоверялись нотариально 113См.: Виноградова Р.И. Образцы нотариальных документов. М., 1992. С. 84- 85.. В связи с тем, что отменить либо изменить действие императивных норм (ст. 20 – 29 КоБС РСФСР), регулировавших имущественные отношения супругов, было невозможно, по существу содержание «договора о правовом режиме имущества супругов» сводилось к следующему:
1) констатировалось, что до заключения брака определенное имущество принадлежало тому или иному супругу и, следовательно, в общую собственность не входило;
2) определялся порядок пользования жилым помещением. В соответствии с ч. 2 ст. 54 Жилищного кодекса РСФСР вновь вселенные в жилое помещение члены семьи нанимателя приобретали равное с ним и другими членами семьи право пользования жилым помещением, если при вселении не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

На сегодняшний день, практически во всех развитых странах Запада в целях обеспечения эффективной правовой защиты общей собственности супругов заключаются брачные контракты (договоры). При этом, конечно же, имеется определенная специфика заключения брачных договоров в зависимости от действующего законодательства, традиций, прецедентов и т.п.

Наиболее распространенные виды и формы брачных договоров опубликованы в юридической литературе 114См.: Семейный кодекс и брачный договор // Социальная защита. 1996. № 5. С. 144-175. , и практически во всех странах помимо «типовых» договорных режимов, разработанных на основании закона, законодатель предлагает на выбор супругам иные «легальные» варианты правового оформления часто встречающихся в жизни ситуаций, что значительно упрощает жизнь супругов.
Во Франции заключение брачных договоров входит в компетенцию органов нотариата, а в Италии они, кроме того, должны быть зарегистрированы в местных органах власти и органах, регистрирующих сделки с недвижимостью. Во многих зарубежных странах обеспечен свободный доступ заинтересованных лиц для ознакомления с содержанием брачного договора. Это правило обеспечивает, в первую очередь, интересы кредиторов супругов. Оно важно, главным образом, для отношений в сфере предпринимательства.

В отличие от континентального права Европы англо-американское право в аспекте изучаемого нами вопроса предусматривает и добрачные соглашения, где в общем порядке требуется установить дееспособность сторон, свободу волеизъявления, свидетелей для удостоверения такого соглашения и не предъявляется каких-либо специальных требований. По своей сути добрачное соглашение не ограничивает права и обязанности лиц, его подписавших, но дает право в будущем в случае судебного спора полностью его аннулировать или изменить в данных конкретных обстоятельствах.

В США достаточно гибкая судебная практика в отношении легализации как добрачных, так и брачных соглашений (договоров). Так, в отдельных штатах в содержание подобных соглашений не могут включаться алиментные отношения, а также права, лишающие одного из родителей права на общение с ребенком или полностью освобождающие его от участия в расходах по содержанию, воспитанию и образованию ребенка.

В ст. 40 СК РФ закреплено понятие брачного договора – соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, которое определяет их имущественные права и обязанности в браке и (или) в случае его расторжения. Однако, оно не раскрывает юридическую природу данного договора, в связи с чем Н. Е. Сосипатрова утверждает, что «по своей правовой природе брачный договор – гражданско-правовая сделка, обладающая как общими для любой сделки признаками, так и специфическими. К общим признакам относится строго определенный субъектный состав. Участниками договора могут быть супруги или лица, вступающие в брак» 115 Сосипатрова Н. Е. Брачный договор: Правовая природа, содержание, прекращение // Государство и право. 1999. № 3. С. 76. . Обоснование того, что брачный договор является одним из видов гражданско-правового договора встречается и у П. В. Крашенинникова и Б. М. Гонгало, указывающих на закрепление возможности заключения брачного договора в ГК РФ 116Гонгало Б.М., Крашенинников П.В. Брачный договор. М., Статут, 2002. С. 5.. Изменение и расторжение брачного договора производятся по основаниям и в порядке, также установленным нормами ГК РФ для изменения и расторжения договора (см. также п. 2 ст. 43 СК РФ). Аналогичного указания на заключение брачного договора в СК РФ нет. Это упущение в значительной степени нивелируется правилом, содержащимся в ст. 4 СК РФ: к отношениям, регулируемым семейным законодательством, в субсидиарном порядке применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений.

Однако, к разновидности гражданско-правовых сделок отнести брачный договор не позволяет его специфика: он заключается в сфере брачно-семейных отношений и имеет определенный субъектный состав. Последний характеризуется требованиями, не типичными для гражданского права: разнополость, отсутствие состояния в другом браке, отсутствие венерических заболеваний и ВИЧ-инфекции, достижение брачного возраста. Обозначенные моменты позволяют отнести данный договор к семейно-правовым.

Специфичной чертой брачного договора, подтверждающей его семейно-правовую природу, является и особое основание его недействительности, не известное гражданскому законодательству, – «условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение» (п.2 ст.44 СК РФ).
Использование данного основания на практике может породить немалые трудности, поскольку законодатель, игнорируя длящийся характер супружеских отношений и нестабильность их развития, не конкретизирует период времени, в котором один из супругов будет поставлен в неблагоприятное положение. Пробел в регулировании этого вопроса способен привести к несправедливой ситуации, когда один из супругов, оказавшись в неблагоприятном положении в силу тяжёлой болезни или потери высокооплачиваемой работы по истечении десятилетий совместной жизни, потребует признать брачный договор недействительным и произвести двустороннюю реституцию (п.2 ст.167 ГК РФ). Получается, что супруги, заключившие брачный договор в полном соответствии с требованиями законодательства, не обеспечены надежными гарантиями его исполнения.

Выход из данной ситуации видится в уточнении формулировки п.2 ст.44 СК РФ относительно периода времени, возникновение неблагоприятного положения в пределах которого одного из супругов может привести к недействительности брачного договора, указанием на момент заключения брачного договора. В остальных случаях должно применяться ст.43 СК РФ и как последствия – ст.453 ГК РФ.

Заключение брачного договора возможно в силу нормы, закрепленной в ст. 40 СК РФ, как между супругами, так и между лицами, вступающими в брак. В последнем случае брачный договор будет порождать правовые последствия лишь после государственной регистрации брака.

Среди цивилистов ведется дискуссия об определении лиц, вступающих в брак. В юридической литературе некоторое распространение получило мнение о том, что заключать брачный договор могут лишь лица, подавшие заявления в органы записи актов гражданского состояния. В качестве обоснования такой позиции приводятся аргументы, которые условно можно разделить на соображения формально юридического характера и обстоятельства содержательного свойства. В частности, указывается на то, что «исходя из смысла норм гл. 3 СК РФ вступающими в брак можно считать после подачи ими заявления в органы ЗАГСа». Кроме того, утверждается, что заключение брачного договора теми, «кто не имеет в данный момент намерения регистрировать брак… породит правовую неопределенность». И при этом проводится аналогия с предварительным договором (ст. 429 ГК РФ) и делается вывод, что договор, заключенный лицами, не подавшими заявления о регистрации брака, является ничтожной сделкой (с пороком субъектного состава), которая не порождает и не может породить правовых последствий, если в будущем брак не будет зарегистрирован. В случае, когда лица, заключившие договор, отказались от регистрации брака, предлагается рассматривать договор как прекратившийся. Более адекватной смыслу ст. 40 СК РФ представляется позиция, в соответствии с которой брачный договор, заключаемый до регистрации брака, представляет собой условную сделку 117 См.: Антокольская М.В. Семейное право. М., 1996. С. 167; Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. М., 1997. С. 20.. Условной считается сделка, если стороны поставили возникновение или прекращение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит (ст. 157 ГК РФ). В отличие от России в Республике Беларусь брачный договор могут заключить только супруги, согласно п. 3 Приказа Министерства юстиции Республики Беларусь от 15 ноября 1999 г. № 243: «нотариус при удостоверении брачного договора обязан проверить наличие свидетельства о заключении брака». Думается, что отечественное законодательство совершенно верно позволяет гражданам перед вступлением в брак заранее согласовать правовой аспект своих взаимоотношений и прийти к общему знаменателю или расстаться, поняв, что представления о семейной жизни у них различны.
«Заключение договора должно быть свободно от любого внешнего воздействия, принуждения (иногда даже со стороны родителей), от угроз насилием или сообщением негативной информации в интересах одной из сторон соглашения – за такого рода нарушения возможно наложение штрафа и даже лишение свободы, особенно если это происходит с применением насилия» 118Королев Ю. А. Брачный контракт // Закон. 2004. № 4. С. 57..

С субъектным составом брачного договора связана еще одна проблема – заключение брачного договора между лицами, не достигшими брачного возраста. Брачный договор могут заключить лица, достигшие брачного возраста, т.е. 18 лет (п. 1 ст. 12, п. 1 ст. 13 СК РФ). Органы местного самоуправления могут по просьбе лиц, желающих вступить в брак, разрешить заключение брака лицам, достигшим шестнадцатилетнего возраста. Допустимо это при наличии уважительных причин. Законами субъектов Российской Федерации могут быть установлены порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста 16 лет (п. 2 ст. 13 СК РФ). Следовательно, с точки зрения формальной логики с момента получения соответствующего разрешения возможно и заключение брачного договора. Однако в данном случае нет совпадения юридической логики с формальной. Дело в том, что в силу п. 2 ст. 21 ГК РФ в случае, когда законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, гражданин, не достигший восемнадцатилетнего возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак. Стало быть, в соответствующих случаях до регистрации брака заключить брачный договор невозможно.

В соответствии с гражданским законодательством при наличии определенных условий и в установленном порядке может быть признан полностью дееспособным (эмансипированным) гражданин, достигший шестнадцатилетнего возраста (ст. 27 ГК РФ). Однако эмансипация никак не сказывается на возможности вступать в брак и заключать брачный договор. С точки зрения гражданско-правовой такой гражданин полностью дееспособен, а с позиций семейного права он еще не достиг брачного возраста.

Гражданское законодательство предусматривает возможность ограничения судом гражданина в дееспособности, если вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами он ставит свою семью в тяжелое материальное положение. Такой гражданин может самостоятельно совершать только мелкие бытовые сделки. Другие сделки он совершает с согласия попечителя (ст. 30 ГК РФ). Понятно, что заключение брачного договора не относится к числу мелких бытовых сделок. Возможность заключения брачного договора с согласия попечителя противоречила бы существу соответствующих отношений. Следовательно, лица, ограниченные в дееспособности, не могут заключать брачный договор.
Таким образом, способность к заключению брачного договора тесно связана со способностью к заключению брака, в связи с чем брачный договор может быть заключен только между дееспособными гражданами, достигшими брачного возраста. В отличие от отечественного законодательства, которое не содержит положений о возможности заключения брачного договора недееспособным или ограниченно дееспособным гражданином, зарубежное в частности французское такую возможность предусматривает (ст. 1399 ФГК) и было высказано мнение «поскольку опыт применения брачного договора в РФ еще мал, … воспользоваться опытом Франции в превентивном порядке» 119 Лалетина А.С. Сравнительно – правовое исследование договорного регулирования имущественных отношений супругов в праве РФ и Франции: Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 2004 с.11. Следует обратить внимание на то, что согласно российского законодательства брачный договор может быть заключен в любое время в период брака (п.1 ст. 41. СК РФ) и недееспособность является обстоятельством, препятствующим заключению брака (ст. 14 СК РФ), а согласно французского законодательства брачные соглашения составляются до заключения брака (ст. 1395 ФГК) и недееспособность одного из лиц вступающих в брак не является препятствием к заключению брака. В главе III «О возражениях против брака» предусмотрена возможность опекуна предъявить возражение, основанное на том, что «будущий супруг является умалишенным» (ст.174 ФГК), но с оговоркой «только если он будет уполномочен семейным советом, который он вправе созвать» (ст. 175 ФГК.) Поэтому опыт Франции по данному вопросу нам не подходит.

Договор может быть заключен на определенный срок или бессрочно, он может также зависеть от определенных обстоятельств, например, рождения детей.

Следовательно, наступление или ненаступление предусмотренных брачным договором событий может зависеть или не зависеть от воли супругов. Например, супруги могут записать в брачный договор, что в случае рождения ребенка квартира, являющаяся собственностью мужа, становится совместной собственностью супругов, то есть их общим имуществом.

Особенностью предмета брачного договора является то, что его условия могут относиться не только к уже существующим имущественным правам, но и к будущим предметам и правам, которые могут быть приобретены супругами в период брака (ст. 42 СК РФ).

Так как законодательство требует обязательного нотариального удостоверения брачного договора, то отсутствие такового удостоверения влечет за собой ничтожность договора, то есть не порождает у супругов никаких прав и обязанностей (в соответствии с п. I ст. 165 ГК РФ).

Однако это правило имеет одно исключение: если одна из сторон брачного контракта приступила к его фактическому исполнению, а другая сторона уклоняется от нотариального удостоверения, то при этом соглашение может быть признано действительным в судебном порядке на основании п. 2 ст. 165 ГК РФ. В таком случае последующего нотариального удостоверения соглашения не требуется.

Брачный договор (как и любой другой договор) представляет собой юридический документ, подписанный обеими сторонами. Но обычный договор может быть подписан и представителями сторон на основании надлежаще оформленной доверенности. Возникает вопрос: может ли быть подписан брачный договор представителями сторон? Однозначного ответа на него ни семейное, ни гражданское законодательство не дает. Правда, в ГК РФ имеется норма (п. 4 ст. 182), не допускающая совершения через представителя сделки, которая по своему характеру может быть совершена только лично. Относится ли к таким сделкам брачный контракт? По этому вопросу было высказано мнение, что брачный договор относится к таким сделкам, поэтому его подписание представителями сторон невозможно.

Следует признать возможность заключения брачного контракта через представителя при наличии надлежаще оформленной доверенности, содержащей основные условия брачного контракта, что вытекает из имущественного характера сделки. Если же в брачный договор будут включены положения, касающиеся личных неимущественных прав супругов, то его заключение через представителя недопустимо.

Порядок заключения брачного договора в зарубежных странах тоже, как правило, требует соблюдения письменной формы и присутствия супругов. Во Франции он подлежит нотариальному удостоверению; в Италии он должен быть зарегистрирован в местном органе власти, а если договор касается недвижимого имущества, то он должен быть зарегистрирован в органах, регистрирующих сделки с недвижимостью.

Во многих зарубежных странах обеспечен свободный доступ заинтересованных лиц для ознакомления с содержанием брачного договора. Это правило обеспечивает, в первую очередь, интересы кредиторов супругов. Оно важно, главным образом, для отношений в сфере предпринимательства.

Предметом брачного договора могут быть только имущественные отношения супругов. С помощью брачного договора супруги вправе изменить установленный законом режим и установить приемлемый для них режим имущества. Брачным договором можно установить режим совместной, долевой или раздельной собственности как на все имущество, так и на отдельные виды имущества или на имущество каждого из супругов. Это означает, что супруги могут вместо установленного законом режима совместной собственности имущества, нажитого в браке, установить режим раздельной собственности либо, наоборот, в отношении имущества, являющего по закону собственностью каждого из супругов (добрачное имущество, полученное во время брака в дар, по наследству и т. п.), установить режим совместной собственности. Можно сочетать различные режимы: в отношении одного вида имущества (например, недвижимого) установить режим раздельной собственности, в отношении другого (движимого) – режим совместной собственности и т. п. Предусмотреть все варианты брачных договоров невозможно, поскольку в каждом конкретном случае они будут зависеть от интересов и устремлений той или иной супружеской пары.

Режим раздельной собственности, установленный законом в отношении имущества, принадлежащего каждому из супругов до вступления в брак, либо полученного в браке одним из них безвозмездно, как правило, устраивает обоих супругов и не нуждается в изменении. Однако в жизни супругов могут быть ситуации, при которых для защиты интересов одного из них целесообразно установить режим общности на имущество, по закону находящееся в собственности каждого из супругов, иначе говоря – изменить установленный законом режим раздельности на режим общности или ограниченной (частичной) общности.

Супруги могут также предусмотреть в брачном договоре, что деньги, полученные от продажи имущества, принадлежащего каждому из них, являются совместной собственностью, или наоборот, деньги, полученные в дар или по наследству одним из них, являются его собственностью, а имущество, приобретенное на эти деньги, – собственностью обоих супругов. Варианты регулирования имущественных отношений в брачном договоре могут быть самыми разными.

Согласно брачному договору имущество может находиться в долевой собственности супругов. Долевая собственность предполагает точное определение долей в праве на имущество, а не в самом имуществе. Это означает, что право каждого собственника не ограничивается какой-то конкретной частью общей вещи, а распространяется на всю вещь. Режим долевой собственности может действовать как в период брака, так и в случае его расторжения.

Режим раздельной собственности может быть установлен на все имущество супругов. Это означает, что любое имущество, принадлежавшее ранее, принадлежащее в настоящее время или которое будет принадлежать в будущем одному из супругов, как приобретенное, так и унаследованное, где бы оно ни находилось и в чем бы оно ни состояло, является его личной собственностью даже на период брака (полная раздельность имущества). Раздельная собственность может быть установлена в отношении определенного имущества. Например, в брачном договоре можно указать, что торгово-промышленные предприятия и иное недвижимое имущество признаются принадлежащими тому из супругов, на чье имя было приобретено и зарегистрировано указанное имущество.

Режим раздельности наиболее подходит супругам, каждый их которых имеет собственное дело, собственный капитал. Режим раздельности предпочтителен также для тех, кто имеет детей в предыдущем браке.

Данный режим имеет свои достоинства: он обеспечивает полную независимость каждого из супругов, защищает одного из них от притязаний кредиторов или родственников другого супруга, дает возможность самостоятельно распоряжаться своим имуществом, не создает проблем при разделе имущества в случае развода.

Таким образом, брачный договор представляет будущим и настоящим супругам большие возможности по урегулированию своих имущественных отношений.

В соответствии с п. 3 ст. 42 СК РФ брачный договор не может ограничивать правоспособность и дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства. Представляется, что данную норму необходимо модернизировать: разрешить супругам брачным договором регулировать некоторые неимущественные отношения, в частности определять место жительства супругов; закреплять характер и объем сведений, составляющих семейную тайну; предусмотреть понятие недостойного поведения, личные неимущественные отношения между супругами по поводу воспитания детей.

3.3. Ответственность супругов и бывших супругов по обязательствам

Общность имущества супругов предлагает особый порядок ответственности по обязательствам. Так, п. 1 ст. 45 СК РФ закрепляет, что супруги отвечают по своим личным обязательствам своим личным имуществом.
Существенной проблемой является определение личных обязательств супруга. Н. М. Ершова по этому поводу отмечала, что «личными следует считать долги супруга, возникшие до брака или хотя бы во время брака, но связанные с его личным имуществом» 120Ершова Н. М. Проблемы гражданско-правового регулирования личных и имущественных отношений в сфере семьи: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1979. С. 20..

По мнению П. В. Крашенинникова, лицо, состоящее в браке, но выступающее не в интересах семьи, а в личных интересах (например, при покупке пальто), отвечает по возникающему обязательству личным имуществом, и только при недостаточности этого имущества – свой долей в общем имуществе супругов 121См.: Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. П. В. Крашенинникова и П. И. Седугина. М., 1997. С.96..

Л. М. Пчелинцева предложила несколько другую классификацию личных обязательств супруга. К ним, по ее мнению, следует относить те, которые возникли самостоятельно:
– до государственной регистрации заключения брака;
– после заключения брака, но в целях удовлетворения сугубо личных потребностей супруга;
– вследствие долгов, обременяющих имущество, перешедшее по наследству во время брака одному из супругов (долг наследодателя);
– вследствие причинения вреда супругом другим лицам;
– вследствие неисполнения супругом алиментных обязательств в отношении детей (от другого брака) или членов семьи;
– из других оснований, порождающих обязательства, тесно связанные с личностью должника 122 См.: Пчелинцева Л. М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. М., 2001. С. 157. .

По мнению Л. М. Пчелинцевой, необходимо использовать критерий «сугубо личных потребностей». При этом она, к сожалению, не указывает признаки таких потребностей. Между тем, фактически любая потребность, удовлетворяемая совершением сделки, может быть названа сугубо личной, даже если имущество по сделке приобретается не для себя, а для другого супруга. В этом случае для покупателя удовлетворяется сугубо личная духовная потребность, в то время как для второго супруга – материальная потребность.

Сходную позицию занимает в этом вопросе и М. В. Антокольская. Личными, по ее мнению, являются долги, тесно связанные с личностью одного из супругов:
– возникающие из причинения им вреда;
– возникающие из алиментных обязательств;
– возникающие из обязательств из трудовых правоотношений;
– долги, возникающие из обязательств, принятых на себя супругом до заключения брака;
– долги, сделанные супругом для удовлетворения личных потребностей;
– долги, обременяющие раздельное имущество супругов, например по отношению к залоговым кредиторам 123См.: Антокольская М. В. Семейное право. М., 2001. С.168..
Второй вариант обращения взыскания на имущество супругов предполагает объектом взыскания все общее имущество. Семейным кодексом РФ предусмотрено четыре основания обращения взыскания на общее имущество супругов:
– по общим обязательствам супругов;
– по обязательствам одного из супругов, носящих «семейный характер»;
– на основании решения суда;
– по требованиям о возмещении вреда, причиненного несовершеннолетними детьми.

Последнее основание распространяется не только на супругов, но и бывших супругов, поскольку обязанность заботиться о своих детях и ответственность о них не заканчивается с прекращением брака – это, то что объединяет бывших супругов, по крайней мере, законодательно до совершеннолетия общих детей. Ответственность супругов (бывших супругов) за вред, причиненный их несовершеннолетними детьми не ограничивается только обязанностью возмещения имущественных потерь, на них также может быть возложена ответственность за причинение морального вреда их детьми 124См.: Эределевский А. М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. М., 2004. С. 272-273..

Общими для супругов выступают обязательства, в которых на стороне должника выступают оба супруга одновременно. К числу общих обязательств (долгов) можно относить обязательства, возникающие из владения, пользования и распоряжения общим имуществом супругов. Это, например, обязательства, возникающие из распоряжения общим имуществом либо в связи с приобретением общего имущества: получение одним из супругов кредита на строительство под залог недвижимости, продажа квартиры, гаража и т.д. Во всех этих случаях участие второго супруга в обязательстве выражается либо в даче нотариально удостоверенного согласия на совершение сделки (п. 3 ст. 35 СК РФ), либо молчаливо предполагается, пока не доказано иное (п. 2 ст. 35 СК).

В связи со сказанным возникает вопрос, следует ли считать общим обязательство возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности, принадлежавшим на праве собственности обоим супругам, даже если он эксплуатировался только одним из них. Статья 1079 ГК РФ дает основание для отрицательного ответа на данный вопрос. Данное обязательство следует относить к числу долгов владельца источника повышенной опасности. Поэтому тот из супругов, который не только формально не являлся владельцем транспортного средства, будучи его собственником, но и не имел никакого отношения к его эксплуатации, не может быть стороной в таком обязательстве. Поэтому иногда, в случаях, указанных в законе, обязательства, возникающие в связи с владением, пользованием и распоряжением общим имуществом, могут относиться к обязательствам одного из супругов.

Взыскание по общим долгам по смыслу ст. 45 СК РФ должно обращаться только на общее имущество супругов и лишь при его недостаточности – на имущество каждого из супругов, которые справедливо считаются в таком случае солидарными должниками. Данная норма дает каждому из супругов право возражать против действий судебного пристава, включившего в акт об аресте имущество, являющееся его личной собственностью. При наличии общего имущества, достаточного для удовлетворения заявленного требования, такие действия должны признаваться незаконными.

В юридической литературе по семейному праву можно встретить иное понимание общих обязательств супругов. Так, Л.М. Пчелинцева предлагает считать таковыми те обязательства, «которые возникли по инициативе обоих супругов в интересах всей семьи (из договора займа, кредитного договора – деньги по которым получены супругами на покупку квартиры, земельного участка и т.п.)» 125Пчелинцева Л. М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. М., 2002. С. 220-221.. Для квалификации обязательства в качестве общего не имеет юридического значения, по чьей инициативе оно возникло – одного из супругов либо обоих. Гораздо важнее, кто является стороной в таком обязательстве – один или оба супруга. Инициатива же возникновения обязательства вообще может исходить даже не от супругов, а от их кредитора.

Не следует чрезмерно абсолютизировать и то, в чьих интересах возникло обязательство – одного из супругов, либо всей семьи, либо какого другого члена семьи. Термин «общее обязательство» несомненно должен квалифицироваться прежде всего с учетом требований гражданского, а не семейного права. Для него же имеет значение основание возникновения множественности лиц в обязательстве на стороне должника. Солидарная множественность, в частности, может быть либо следствием договора, либо вытекать из закона (ст. 322 ГК). Например, к общим долгам относятся долги по квартирной плате и коммунальным платежам, обязательства возмещения совместно причиненного вреда.

Также основанием для обращения взыскания на общее имущество супругов может быть и обязательство одного из них, если суд установит, что все полученное по обязательству одним из супругов было использовано на нужды семьи.
Не совсем корректно относить к общим обязательствам любое обязательство, полученное по которому одним из супругов было потрачено на нужды семьи. В таком обязательстве должником выступает кто-то один из супругов, а не оба вместе. Солидарная ответственность супругов, наступающая вследствие неисполнения обязательства должником, еще не свидетельствует о том, что это их общее обязательство, как, например, наличие поручительства еще не свидетельствует о множественности лиц в обязательстве. Для того чтобы такая ответственность получила юридическое значение, требуются дополнительные условия: факт расходования полученного по обязательству на нужды семьи и решение суда, подтверждающее этот факт. Данная норма является скорее специфическим способом обеспечения исполнения обязательства. До тех пор, пока обязательство исполняется нормально, обязанным лицом по нему считается один из супругов. Но при нарушении обязательства на стороне должника может возникнуть солидарная множественность, если судом будут установлены необходимые условия.

Более уклончивую позицию по данному вопросу занимает М. В. Антокольская, которая пишет о том, что общими также будут долги по обязательствам, в которых стороной является один из супругов, если эти обязательства были приняты на себя супругом в интересах семьи и все полученное было израсходовано на нужды семьи 126См.: Антокольская М. В. Семейное право. М., 2001. С. 168.. Данное мнение представляется небесспорным: если стороной в обязательстве является один супруг, то как же эта обязанность будет общим долгом? Все дело в том, что долг супруга может быть преобразован в общий долг решением суда. Было бы более правильно сказать, что долг супруга может быть признан судом общим супружеским долгом. Но в этом случае прежнее обязательство заменяется новым – долг одного супруга уступает место солидарному долгу обоих супругов. В указанной норме решающее значение имеет сам факт использования полученного по обязательству на нужды семьи. А то, кто получил исполнение и употребил полученное, существенной роли не играет. Поэтому данная норма подлежит применению и тогда, когда должником по обязательству значится один супруг, а выгодоприобретателем (и даже просто получателем) – другой. Зато тем очевиднее становится важность установления квалифицирующих признаков понятия «нужды семьи».

Л. М. Пчелинцева, справедливо указывающая на то, что в СК РФ не содержится определения данного понятия, считает, что это вообще сделать невозможно в силу разнообразия нужд семьи, и предлагает примерный перечень расходов на нужды семьи: затраты на пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, приобретение жилья для совместного проживания (по договору купли-продажи, ренты), оплата обучения детей и т.п., то есть «расходы на поддержание необходимого уровня семьи в целом и каждого из ее членов» 127 См.: Пчелинцева Л. М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. М.: Изд-во НОРМА, 2002. С. 159..

Следует согласиться, что такая трактовка «нужд семьи» действительно слишком широка, чтобы уложиться в какую-то однозначно применяемую формулу. Но тогда придется признать, что это понятие вообще не поддается формализации: его применение зависит при таких обстоятельствах от усмотрения суда. Общие нужды, или потребности семьи – это потребности совместного проживания, ведения общего хозяйства, содержания и воспитания детей, взаимной заботы и содержания. Значит обязательство, принятое супругом перед кредитором, могут быть признаны судом общим супружеским долгом, если полученное по таким обязательствам использовано должником не на личные нужды, а на обеспечение совместного проживания, ведение общего хозяйства, содержание и воспитание детей, заботу о членах семьи и их содержание. В этой связи приобретение одним супругом на личные средства одежды для другого супруга само по себе не дает оснований для признания возникающего при этом обязательства общим долгом супругов. Речь идет о таком долге, исполнение которого оказывается либо невозможным, либо чрезмерно обременительным для супруга. Размер долга в таком случае может существенно уменьшить его личное имущество. Таким образом, смысл данной нормы заключается, прежде всего, в том, чтобы обеспечить справедливость распределения общих расходов в семье, а обеспечение обязательств перед кредитором играет второстепенную роль. И, тем не менее, требование о применении данной нормы может быть заявлено как должником-супругом, так и его кредиторами.

Законодатель особо выделяет обязанность супруга уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора (ст. 46 СК РФ). При этом семейное законодательство не раскрывает саму процедуру такого уведомления. Более того, отсутствует система учета заключенных брачных договоров. Таким образом, кредитор ни имеет никаких шансов получить информацию о перечисленных в ст. 46 СК РФ обстоятельствах, если должник скрывает их от кредитора.

В подобных случаях интересен опыт зарубежных законодателей. Так в Латвии «для придания брачного договора обязательной силы в отношении третьих лиц они подлежат внесению в реестр имущественных отношений супругов, а брачные договоры о недвижимом имуществе – также в земельные книги (ч.3 ст. 115 ГК Латвии). В Германии ведение реестра имущественных прав супругов входит в компетенцию участкового суда «по месту обычного пребывания хотя бы одного из супругов» (§1558 ГГУ) и любой желающий может ознакомиться с реестром, затребовать копию (§ 1563 ГГУ). Во Франции в свидетельстве о браке указывается дата заключения брачного договора, фамилия и место нахождения нотариуса, у которого он был заключен (ст. 76 ФГК), а ст. 1394 ФГК предусматривает «если один из супругов является коммерсантом во время заключения брака или им становится позже, брачный договор и его изменение должны быть опубликованы по его инициативе и под его ответственность в условиях и под страхом санкций, предусмотренных законами и подзаконными положениями, относящимися к реестру коммерсантов и товариществ»

Сравнительный анализ зарубежного законодательства вполне естественно позволяет сделать вывод о том, что существование единой централизованной системы регистрации и учета заключенных брачных договоров необходимо для стабильности гражданского оборота и это следует сделать через нотариальную палату, а в свидетельстве о регистрации брака необходимо указывать дату заключения брачного договора и место нахождения нотариуса, где он был заключен.

ГЛАВА 4. ОТНОШЕНИЯ СУПРУГОВ И БЫВШИХ СУПРУГОВ ПО ПРЕДОСТАВЛЕНИЮ СОДЕРЖАНИЯ

4.1. Правовая регламентация отношений супругов и бывших супругов по предоставлению содержания

К имущественным отношениям относятся правоотношения супругов и бывших супругов по предоставлению содержания. Целью данных правоотношений является обеспечения приоритетной защиты прав и интересов несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи (п.3 ст.1 СК РФ).

Обязанность супругов материально поддерживать друг друга по прежнему остаётся декларативной, поскольку до возникновения алиментного правоотношения её исполнение не обеспечивается никакими мерами государственного принуждения и конкретизируется только в алиментном правоотношении при наличии указанного в законе субъектного состава его участников и также предусмотренного законом фактического состава для его возникновения. В законодательстве для обозначения материальных благ, предоставляемых одним супругом (или бывшим супругом) другому, используются три термина: «материальная поддержка (помощь)», «материальное содержание», и «алименты». Эти понятия различны по смыслу. Материальная поддержка (помощь) может осуществляться не только предоставлением материального содержания, но и оказанием помощи по уходу за детьми, по ведению домашнего хозяйства и т. п. Для оказания материальной поддержки не имеют значения те условия, которые лежат в основе правоотношений по предоставлению материального содержания (например, нетрудоспособность и нуждаемость), поскольку оказание такой поддержки не является юридической обязанностью. Супруги вправе включить в брачный договор условие о предоставлении одним супругом содержания другому, причём не только на период брака, но и на случай развода. Эта обязанность, конкретизированная брачным договором, существует независимо от того, подпадает ли супруг, управомоченный на получение от другого супруга средств на содержание, под перечень лиц, имеющих право на алименты, и от того, имеются ли предусмотренные законом условия возникновения алиментного обязательства. Правда, М.В. Антокольская считает такое правоотношение также алиментным: «Обычно супруги не заключают никаких соглашений о предоставлении средств, однако при возникновении такой необходимости супруги вправе заключить соглашение об уплате алиментов. Такое соглашение может быть включено в брачный договор или существовать в качестве самостоятельного алиментного соглашения. Значение этих соглашений определяется тем, что с их помощью можно предусмотреть право на алименты супруга, который неправомочен требовать алименты в судебном порядке. Алименты по соглашению могут выплачиваться трудоспособному супругу, например, в случае, когда он оставил работу или не завершил образования для того, чтобы целиком посвятить себя семье. При уплате алиментов по соглашению между супругами не обязательно и наличие нуждаемости в материальной помощи. Более высоким, чем при взыскании алиментов в судебном порядке, может быть и размер алиментов. В частности, соглашением может быть оговорено право супруга на сохранение того уровня жизни, который он имел до развода» 128Антокольская М.В. Семейное право. М., 2001. С. 261..

Представляется, что это не совсем верно: в соглашении об уплате алиментов может быть предусмотрен более высокий размер средств, чем тот, который может быть взыскан в судебном порядке, а также изменён способ их уплаты, например, они могут выплачиваться не периодически, а единовременно либо в сочетании того и другого способов выплаты. Верно и то, что размер алиментов может быть таким, что он будет обеспечивать управомоченному супругу жизненный уровень, существовавший в браке. Однако, такой подход предполагает, что соглашение об уплате алиментов может быть заключено как с супругом, имеющим в соответствии с СК РФ право на взыскание алиментов в судебном порядке, так и с супругом, не имеющим такого права в случае, когда второй супруг добровольно возлагает на себя алиментную обязанность. С этим трудно согласиться, т.к. круг участников алиментных соглашений ограничен, по верному утверждению О. Косовой «ими могут быть с одной стороны, «лица обязанные уплачивать алименты», а с другой – «получатели» алиментов» 129Косова О. Субъектный состав соглашений об уплате алиментов // Российская юстиция. 2002. № 12. С. 24. .

В то же время в брачном договоре можно предусмотреть самые разные варианты предоставления материального содержания: денежное или натуральное содержание, включение средств на содержание супруга в текущие расходы и др., определить конкретный размер средств на содержание или принципиально решить вопрос о том, что размер средств должен, к примеру, обеспечивать соответствующему супругу прежний жизненный уровень, и т.п. Следует также иметь в виду, что брачный договор не является исполнительным документом. Если в нём предусмотрен конкретный размер средств на содержание, его можно взыскать в судебном порядке, как по любому другому гражданско-правовому договору. Если же сумма средств не конкретизирована, взыска-нию подлежат либо текущие расходы, в которые включены также средства на содержание, либо алименты при условии, если истец имеет на них право.

Материальная взаимная поддержка супругами друг друга является обязанностью, возникающей с момента заключения брака.

Не бесспорной является точка зрения М.В. Антокольской, считающей, что супруги имеют право на получение содержания друг от друга, потому что «брак влечёт возникновение между ними личных отношений, нередко делающих их более близкими друг другу людьми, чем кровные родственники. Эта семейная близость и является моральным и юридическим основанием их права на алименты» 130 Антокольская М.В. Семейное право. М., 2001. С. 262.
Возражая на это, Ю.А. Рустамова отмечает: «довольно странно говорить о какой-то семейной близости, если дело дошло до суда. Данный вид алиментных обязательств… нужно рассматривать как компенсацию. Часто жена… отдает все силы семье, способствует созданию необходимых условий для карьерного роста мужа, и в целом для создания семейного благополучия. Именно поэтому и возникает право супруги на получение материальной компенсации от своего мужа» 131Рустамова Ю.А. Правовое регулирование алиментных отношений в Российской Федерации и проблемы их совершенствования: Дис…. канд. юрид. наук. М., 2002. С. 85..

По мнению автора, расторжение брака – основание для прекращения материальной поддержки супругами друг друга, конечно, бывшая супруга имеет право на получение материальной компенсации от своего мужа в случаях ухода за общим ребенком или если это предусмотрено брачным договором.

К компенсационным относятся алименты, выплачиваемые жене в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка; и нуждающемуся супругу, осуществляющему уход за общим ребенком-инвалидом до достижения ребенком возраста восемнадцати лет или за общим ребенком-инвалидом I группы (п. 2 ст. 89 СК РФ).

Требование супруга о взыскании алиментов подлежит удовлетворению, если оно основано на законе, а именно: 1) супруги состоят в зарегистрированном браке; 2) нетрудоспособность или нуждаемость супруга, требующего уплаты алиментов или супруг указан в законе как имеющий право требовать уплаты алиментов; 3) наличие у супруга-ответчика необходимых средств для оказания материальной помощи другому супругу.

Алиментные обязательства супругов являются алиментными обязательствами первой очереди. Представляется неверным мнение о применении аналогии закона в соответствии со ст. 5 СК РФ на лиц, состоящих в фактических брачных отношениях, в течение длительного времени ведущих общее хозяйство и проживающих совместно как супруги 132Рустамова Ю.А. Правовое регулирование алиментных отношений в Российской Федерации и проблемы их совершенствования: Дис…. канд. юрид. наук. М., 2002. С. 90.. Фактические брачные отношения между мужчиной и женщиной не порождают право требовать друг от друга материальной поддержки. Это правило носит абсолютный характер и не зависит от продолжительности фактических брачных отношений. Фактические супруги не вправе заключать алиментное соглашение – это следует из содержания ст. ст. 40, 89, 100 СК РФ, но они вправе заключить гражданско-правовой договор.

СК РФ как и КоБС РСФСР обязательным условием для удовлетворения судом требования одного из супругов о взыскании алиментов называет материальную возможность ответчика уплатить их. Отсутствие у супруга, обязанного уплачивать алименты, достаточных для этого средств является основанием для отказа в иске. Этим положением СК РФ пользуются недобросовестные супруги (бывшие супруги), скрывая свои доходы, что на сегодняшний день не сложно, т. к. по данным МВД России доля теневой экономики составляет примерно половину ВВП 133Россия – 2000. Социально-демографическая ситуация; ежегодный доклад. М: Изд-во ИСЭПН, 2001. С. 274.. В адвокатской практике автора был случай, когда бывший супруг – ответчик по иску о взыскании алиментов предоставит суду справку из ИНС о том, что его годовой доход 100 тысяч рублей, хотя за предыдущий год у него только дивиденды составили свыше двух миллионов рублей. Являясь директором ООО, ему было не сложно скрывать свои доходы.

В связи с этим интересным представляется опыт ряда зарубежных стран, законодательство которых предусматривает содержание, которое обеспечивает супругу возможность оплатить услуги адвоката, и именно для этих целей оно и назначается (п. 4 ст. 255 ФГК). Помимо упомянутых временных алиментов за рубежом существует ещё два вида алиментов, взыскиваемых с одного бывшего супруга на содержание другого: постоянные и реабилитирующие. Цель последних – дать возможность получить специальность или восстановить навыки по имеющейся у бывшего супруга специальности. Так, ГГУ наряду с нормами, закрепляющими право на получение содержания в связи с уходом за ребёнком, по возрасту, вследствие болезни или иного недуга (§ 1570-1572), предусматривает и возможность взыскания денежных средств на образование, повышение квалификации либо переподготовку (§ 1575).

Последний вид алиментов представляет интерес для российского семейного права в отношении алиментных обязательств бывших супругов.

Тенденция к увеличению количества разводов среди (а Россия занимает первое место по показателю разводов среди государств Центрально-Восточноевропейского региона) 134См.: Климантова Г. И. Государственная семейная политика современной России. М., 2004. С. 106. – делает более актуальной проблему предоставления содержания бывшему супругу после прекращения брака.

В различных странах вопрос алиментной обязанности бывших супругов в основном сводится к тому, чтобы в течение короткого срока решить проблему содержания нуждающегося супруга путем предоставления твердой денежной суммы или перераспределения имущества 135 См.: Шебанова Н. А. Семейные отношения в международном частном праве. М.: Юрист, 1995. С. 24. . Так, например, в зарубежном законодательстве на регламентацию отношений по взаимному алиментированию супругов после развода оказывает влияние общий отказ от взгляда на развод как наказание (кару) за вину, как на санкцию за брачное правонарушение. В настоящее время законодательство большинства стран устанавливает равную для мужчины и женщины обязанность оказывать друг другу материальную помощь. При этом учитываются (в том числе в странах, не предусматривающих алиментирования бывших супругов) такие факторы, как: состояние здоровья, возраст, уровень жизни в течение брака, материальные нужды, нынешнее и будущее финансовое положение бывших супругов. Столкнувшись с проблемой обеспечить одному из бывших супругов материальную помощь, суды иногда учитывают и отсутствие у них работы, невозможность найти ее.

В Венгрии правовое регулирование алиментных обязанностей лиц, состоящих в браке основывается на обязанности супругов оказывать друг другу материальную поддержку. Это обязанность сохраняется и после прекращения брака при наличии условий, устанавливаемых законом 136См.: Семейное право Российской Федерации и иностранных государств: основные институты / Под ред. В. В. Залесского. М., 2004. С. 107..

Для алиментирования бывших супругов закон определяет общий и специальные фактические составы возникновения обязанности содержания (ст.90 СК РФ). В общий состав включены факты:
1) нетрудоспособности;
2) нуждаемости бывшего супруга;
3) обладания другого бывшего супруга необходимыми средствами.

Особенность данного общего состава состоит в том, что нетрудоспособным бывший супруг, требующий содержания, должен стать до расторжения брака или в течение года после развода.

Как справедливо указывает О. Ю. Косова, «все специальные составы алиментирования бывших супругов включают в себя факт обладания обязанной стороны достаточными средствами, а также ряд дополнительных условий» 137Косова О. Ю. Семейное и наследственное право России. М., 2001. С.149.. Специальный фактический состав касается случаев, когда бывшая жена является беременной или имеет с мужем общего ребенка. Ее право на алименты ограничено трехлетним сроком после рождения этого ребенка. Законодатель выделяет, что право на алименты имеет жена только в том случае, если ребенок общий. Как и любая презумпция, презумпция отцовства может быть опровергнута в судебном порядке, что нередко происходит на практике. В подобных случаях, когда решением суда установлено что ребенок не общий, а взыскивая алименты на свое содержание бывшая супруга знала об этом и, следовательно, не имела права на получение алиментов, суд в соответствии с ч.2 ст.116 СК РФ должен выплаченные суммы алиментов истребовать обратно.

Предоставляется необоснованным предложение о необходимости ввести в Семейный кодекс РФ норму, предусматривающую право требования алиментов на содержание женщины в период ее беременности и до трехлетнего возраста ребенка в случае, «если отец не оспаривает отцовство… Данная мера необходима, так как все больше семей живут гражданским браком…» 138Рустамова Ю.А. Правовое регулирование алиментных отношений в Российской Федерации и проблемы их совершенствования: Дис…. канд. юрид. наук. М., 2002. С.124..

Отношения сожительствующих мужчины и женщины не являются правоотношениями супругов и не могут регулироваться нормами семейного законодательства. Права же ребенка, родители которого не состоят в браке, могут быть защищены в суде, в исковом или особом производстве. Этот вопрос всесторонне освещен в литературе 139См.: Жуков Б. Н. История развития законодательства об установлении отцовства // Российский судья. 2000. № 1. С. 33-37; Косова О. Установление факта происхождения ребенка в особом производстве // Российская юстиция. 1998. № 1. С.41-42; Хазова О. Установление отцовства // Закон. 1997. №11. С. 80-84; Кондрашов С. А. Возможности генетической экспертизы при идентификации личности и установлении отцовства (материнства) по уголовным и гражданским делам // Гражданин и право. 2001. № 10. С. 38-47. и урегулирован законодательно ст. ст.48-50 СК РФ.

Следующие специальные фактические составы возникновения права на алименты бывшего супруга – это нуждаемость управомоченного лица и осуществление им ухода за общим ребенком-инвалидом до достижения совершеннолетия или общим ребенком-инвалидом с детства I группы.

Рассмотренные основания, дающие право на получение алиментов от бывшего супруга, полностью совпадают с аналогичными основаниями, по которым обязаны предоставлять друг другу материальное содержание супруги.

Также алиментирование возможно, если бывший супруг стал нетрудоспособным не позднее чем через пять лет после расторжения брака вследствие достижения пенсионного возраста. Исключение из общего годичного срока, предусмотренного законом, сделано в первую очередь для защиты интересов бывших супругов, которые, находясь в браке, вели домашнее хозяйство и (или) занимались воспитанием детей, или по другим причинам, не имея достаточного трудового стажа, получают минимальную пенсию. Учитывая экономическую ситуацию в нашей стране и несоответствие пенсии и прожиточного минимума, а также возрастающую юридическую грамотность граждан, легко спрогнозировать увеличение количества исков о взыскании алиментов с бывших супругов. Думается, что нельзя назвать справедливым бремя несения обязанности по содержанию нетрудоспособного нуждающегося лица на бывшего супруга, не ограничив эту обязанность определённым сроком.
Алиментные обязательства бывших супругов законодательство в разные времена регламентировало по-разному.

КоБС 1969г. предоставлял нетрудоспособному нуждающемуся супругу пожизненное право на получение алиментов от бывшего супруга. Среди субъектов алиментных правоотношений, бывшие супруги занимают особое положение: они не являются родственниками, они не связаны брачными отношениями, между ними, как правило, отсутствует личная связь, единственное, что их объединяет – неудавшийся брак.

Представляется, что для пожизненного возложения алиментных обязательств этого недостаточно, даже в уголовном праве пожизненное лишение свободы устанавливается как альтернатива смертной казни за совершение особо тяжких преступлений (ч. 1 ст. 57 УК РФ).

Следует присоединиться к мнению Н. В Рабинович о том, что «вообще не следовало бы устанавливать какие-либо предельные сроки для алиментирования разведённого супруга. Правильнее всего, чтобы закон предусматривал известный минимальный срок, в течение которого, при наличии соответствующих предпосылок, разведённый супруг имел бы право на получение содержания (таким минимальным сроком мог бы быть и один год)» 140Рабинович Н. В. Личные и имущественные отношения в советской семье. Л.,1959. С. 27..

Алиментные обязательства прекращаются по основаниям, указанным в законе их можно разделить на две группы: как основания освобождения от обязанности и основания утраты права.

Перечень оснований, по которым суд по требованию ответчика может освободить его от уплаты алиментов на содержание другого нуждающегося нетрудоспособного супруга или ограничить эту обязанность определённым сроком, исчерпывающий:
1) если нетрудоспособность нуждающегося в помощи супруга поступила в результате злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами или в результате совершения им умышленного преступления;
2) в случае непродолжительности пребывания супругов в браке;
3) в случае недостойного поведения в семье супруга, требующего выплаты алиментов.

По последним двум основаниям возникает много вопросов, потому что закон не определяет критерий непродолжительности брака и не даёт понятия недостойного поведения, эти вопросы алиментного законодательства отнесены к судебному усмотрению.

Существование алиментного законодательства связано с ограниченными возможностями государства в сфере социального обеспечения государство не имеет возможности и, судя по проводимой социальной политике и желания, содержать нуждающихся нетрудоспособных своих граждан.

С изменением экономической ситуации в стране разрыв между уровнем обеспечения нетрудоспособных за счет пенсий и пособий и прожиточным минимумом существенно возрос; это привело к тому, что алименты приобретают все большее значение.

Институт алиментирования побуждает вступающих в брак серьезнее относиться к брачным правоотношениям, заставляет их задуматься о том, что с расторжением брака возможно возникновение алиментных обязательств, которые могут продолжаться долгие годы, так как отношения супругов, как разновидность семейных отношений, строятся на взаимопомощи и ответственности. Алиментные обязательства могут быть только семейно-правовыми, в законе указан субъектный состав участников обязательств и фактический состав их возникновения. Алиментное обязательство – это установленная семейным законодательством обязанность одних членов семьи предоставлять денежные средства на содержание других членов семьи в виде ежемесячных выплат, если иной размер и порядок их уплаты не предусмотрен брачным договором или соглашением об уплате алиментов. В литературе высказываются разные точки зрения по поводу алиментных обязательств. Одни авторы считают, что алиментное обязательство – это правоотношение, которое направлено на принудительное исполнение алиментной обязанности в точно установленных размерах, поэтому признак принудительности всегда присущ алиментам 141См.: Масевич М.Г. Основания возникновения алиментного обязательства. Правовые вопросы семьи и воспитания детей. М., 1968. С. 89 .. Другие считают, что алиментная – это обязанность по предоставлению содержания, даже если она точно не фиксирована. Поэтому термины «алименты» и «содержание» тождественны, и нельзя противопоставлять алиментную обязанность и обязанность по содержанию членов семьи 142Юркевич Н.Г. Брак и его правовое регулирование в СССР. Минск, 1964. С. 81; Рабец А.М. Юридическая обязанность супругов по предоставлению содержания. Томск, 1992. С. 42. .

Некоторые авторы связывают обязанность предоставить супругу жилое помещение с алиментной обязанностью по его содержанию после расторжения брака 143Мананкова Р. П. Правовые проблемы членства в семье. Томск, 1985. С. 85.. Представляется, что такое положение неприемлемо, исходя из определения «алиментов» как содержания, без указания конкретной формы такого содержания 144 Байтаева Я.З. Семья и ее члены как субъекты жилищных правоотношений: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Краснодар, 2004. С. 22.. Думается ни с одной точки зрения согласиться нельзя, так как термины «алименты» и «содержание» не являются синонимами. Эта позиция поддерживается Л.М. Пчелинцевой, полагающей, что «алименты» более узкое понятие чем «содержание» 145См.: Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М., 1999. С. 362..

Содержанием алиментных правоотношений является право требовать выплаты алиментов, право возбуждать в суде дело по выплате алиментов и право требовать принудительного исполнения алиментной обязанности алиментного управомоченного лица и обязанность плательщика алиментов – выплачивать средства на содержание. Как элементы правоотношения субъективное право получателя средств на свое содержание и юридическая обязанность плательщика равнозначна. Таким образом, правоотношения супругов по представлению содержания – это возникающая из брака обязанность супругов материально поддерживать друг друга либо добровольно в соответствии с брачным договором или соглашением между ними, либо принудительно в соответствии с семейным законодательством в течение брака и (или) после его расторжения.

Алиментные обязательства непосредственно связанные с личностью как управомоченного, так и обязанного лица, поэтому право на алименты неотчуждаемо, на это указывает Г.Ф. Шершеневич «Это право имущественное, но не личное, хотя оно и присвоено определенному лицу без возможности отчуждения его, хотя требование содержания обращается к лицу мужа а не приемников его. Со смертью того или другого лица прекращается и право и обязанность» 146Шершеневич Г. Ф. Русское гражданское право. СПб., 1915. Т.2. С. 313..

Неотчуждаемость алиментных обязательств от личности его участников – это единственное, что не менялось в правовом регулировании данных правоотношений в российском законодательстве. Анализ нормотворческого опыта по данной проблеме позволяет прийти к следующим выводам.

До революции 1917 года обязанность мужа по предоставлению жене средств на ее содержание была закреплена в «Своде законов Российской империи» 147Свод законов Российской империи. Законы гражданские. Т.10. Ч.1.С.9.. Закон исходил из презумпции нуждаемости жены и наличия у мужа достаточных средств. Для освобождения от своей обязанности муж должен был доказать не только полное отсутствие капитала или недвижимости, но также свою неспособность приобретать средства не только для жены, но и для самого себя. Причем размер содержания зависел от потребности жены в содержании, которые определялись индивидуально в зависимости от общественного положения супругов. Любые ограничения права жены на получения содержания от мужа, включенные в договоры, считались недействительными. Жена получала содержание от мужа и при раздельном проживании по вине мужа.

После революции по идеологическим соображениям предыдущий законодательный опыт не принимался во внимание. Из правоприменительной практики дореволюционной России Декрет ВЦИК и СНК от 19 декабря 1917 года «О расторжении брака» – первый нормативный семейно-правовой акт, регулирующий отношения супругов по предоставлению содержания, заимствовал только односторонний характер данной обязанности.

Декретом предусматривались условия возникновения обязанности бывшего мужа: нетрудоспособность и нуждаемость бывшей жены, критерием нуждаемости были отсутствие или недостаточность у неё собственных средств. Обязанность содержать жену во время брака и в связи с беременностью и рождением ребенка на мужа не возлагалось, видимо подразумевалось, что муж будет это делать добровольно, в противном случае жена разведется.

Первый советский кодифицированный семейно-правовой акт – Кодекс законов «Об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве» (КЗАГС), принятый 16 сентября 1918 года, уже возлагал на мужа обязанность по содержанию жены в браке и после развода. Самым существенным недостатком КЗАКС, на наш взгляд была бессрочность обязанности по содержанию жены после развода.

Последующий кодифицированный семейно-правовой акт – Кодекс РСФСР О браке, семье и опеке, принятый 19 ноября 1926 года, устранил этот недостаток: алименты взыскивались в течение года после расторжения брака, причем, впервые был законодательно закреплен взаимный характер обязанности супругов по предоставлению содержания. Эта обязанность возлагалась на супруга как во время брака, так и после его расторжения. Алименты управомоченному лицу взыскивались при наличии его нетрудоспособности и нуждаемости, в также материальных возможностей у обязанного супруга. КЗоБСО не предусматривал возможность взыскания алиментов супруге и бывшей супруге в связи с беременностью и рождением ребенка. На практике такие алименты взыскивались, так как суды применяли по аналогии ст. 31 КЗоБСО . Эта статья содержала норму, согласно которой женщина, иск которой об установление отцовства был удовлетворен, получала от мужчины, признанного отцом ребенка, алименты на свое содержание на весь период беременности и в течение шести месяцев с момента рождения ребенка либо на весь период кормления ребенка грудью. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1944 года 148ВВС СССР. 1944. № 37. Ст. 351. отменил ст. 31 КЗоБСО о судебном установлении отцовства. Несмотря на то, что законодатель по – прежнему не озаботился интересами беременной женщины и женщины, осуществляющий уход за новорожденным ребенком, судебная практика и в этом случае нашла возможность защитить их интересы и взыскивала алименты в их пользу со ссылкой на ст. ст. 14, 15 КЗоБСО, признавая их нетрудоспособными и нуждающимися. Только «Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье», утвержденные Законом СССР от 27 июня 1968 г., закрепили право жены в период беременности и в течение года после рождения ребенка требовать от супруга в судебном порядке алименты при наличии у него достаточных средств для их выплаты. Отношения супругов и бывших супругов по предоставлению содержания регулировались ст. 13 Основ. В дальнейшем в Кодексе о браке и семье РСФСР (КоБС), принятым Верховным Советом РСФСР 30 июля 1969 г, вступившим в силу с 1 ноября 1969 г. в ст. ст. 25, 26 были инкорпорированы нормы ст.13 Основ, некоторые из них были восприняты действующим законодательством. Хотя преемственность законодательного регулирования отношений супругов и бывших супругов для нашей страны не характерна, напротив, законодательство по этому вопросу каждый раз изменяется. Введенный в действие с 1 марта 1996 г. Семейный кодекс РФ не решил всех вопросов и дискуссия по вопросу отношений супругов и бывших супругов по предоставлению содержания продолжается.

Семейное законодательство указывает на два критерия нетрудоспособности: несовершеннолетие (ст. 80 СК РФ) и достижение пенсионного возраста (ст. 90 СК РФ).

Судебная практика 149Постановление Пленума Верховного суда РФ от 25 октября 1996 г. № 9 «О применении судами СК РФ при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов на детей и других членов семей» // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1996. № 12. считает пенсионным возрастом – возраст, дающий право на пенсию на общих основаниях: 60 лет мужчины, 55 женщины.

В праве нетрудоспособного супруга и бывшего супруга на алименты дискуссионным остается вопрос о признании права на алименты за инвалидами третьей группы, так как законодатель оставил этот вопрос на судебное усмотрение.

Трудоспособность инвалидов третьей группы ограничена трудовой рекомендацией, которая дается с целью помочь найти подходящую по состоянию здоровья работу.

Учитывая, что пенсионное законодательство не дифференцирует инвалидов на трудоспособных и не трудоспособных, мнение о том, что право на алименты имеют только инвалиды первой и второй группы 150См.: Шишигина Н.А. Правовое регулирование отношений между супругами по предоставлению содержания: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1974. С.14-15, представляется не бесспорным. В обоснование данного мнения приводятся доводы, что суд должен учитывать невозможность трудоустроиться в соответствии с трудовой рекомендацией в данном городе и т.п. 151См.: Ершова Н. М. Имущественные правоотношения в семье. М.: Наука, 1979. С. 116. , что инвалиды третьей группы сами должны выбрать для себя форму материального обеспечения: искать работу или получать алименты 152См.: Маслов В. Ф. Имущественные отношения в семье. Харьков: Изд-во Харьковского университета, 1972. С. 116. . Преобладает мнение, что инвалиды третьей группы вправе претендовать на получение алиментов в тех случаях, когда они не в состоянии получить работу, соответствующую их здоровью, а получаемых пенсий и пособия по безработице недостаточно, чтобы обеспечить их средствами к существованию 153См.: Мамедова М. К. Процессуальные особенности рассмотрения дел о взыскании алиментов: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. М., 2000. С. 14.

Думается, что законодателю следует поставить точку в многолетнем споре по поводу инвалидов третьей группы, закрепив в СК РФ право на алименты инвалидов первой, второй, третьей группы. В новом пенсионном законодательстве вместо группы инвалидности стала использоваться категория «ограничение способности к трудовой деятельности», согласно ч. 4 ст. 31Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» 154СЗ РФ. 2001. № 52. Ст. 4920. она применяется с 1 января 2004 г. Ограничению способности к трудовой деятельности третьей, второй, первой степени соответствуют первая, вторая, третья группы инвалидности.

Критерии установления той или иной группы инвалидности в зависимости от ограничений жизнедеятельности определены в классификациях и временных критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы, утвержденных Постановлением Министерства труда и социального развития РФ и Министерства здравоохранения от 29 января 1997 г. 155БМТ. 1997. № 2. Анализ данного документа приводит Н. В. Антипьеву к выводу о том, что ограничение способности к трудовой деятельности второй, третьей степени является основанием для установления второй группы инвалидности, а первой степени – третьей группы 156Антипьева Н. В. Новые условия пенсионного обеспечения по инвалидности // Журнал российского права. 2004. № 2. С. 70-79..

Федеральный закон «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», принятый 24 ноября 1995 г. 157СЗ РФ. 1995. № 48.Ст. 4665. в ст. 1 дает понятие инвалида. Инвалид – это «лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее социальной защиты».

При этом под ограничением жизнедеятельности в свою очередь понимается полная и частичная утрата лица способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться и заниматься трудовой деятельностью. Как видим, «в данном законе понятие инвалида и, следовательно, инвалидности более широкое и трудовому критерию не придается первостепенного значения» 158Захаров М. Л., Севостьянова В. Б., Тучкова Э. Г. Комментарий к новому пенсионному законодательству (постатейный комментарий к Федеральным законам «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации») М., 2002. С. 61. . В в п. 3 ч. 2 ст. 9 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17 декабря 2001 № 173-ФЗ 159СЗ РФ. 2001. № 52. Ст. 4920. нетрудоспособными признаются супруг, достигший возраста 60 и 55 лет (мужчина и женщина соответственно) и инвалиды. В Федеральном законе «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» от 15 декабря 2001 г. № 166-ФЗ 160СЗ РФ. 2001. № 51. Ст. 4831. в п. 3 ч. 3 ст. 8 нетрудоспособными признаются супруги, достигшие возраста 60 и 55 лет (мужчина и женщина соответственно) и инвалиды. В Федеральном законе «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» от 2 августа 1995 г. № 122-ФЗ 161СЗ РФ. 1995. № 32. Ст. 3198. в ст. 5 «Право граждан пожилого возраста и инвалидов на социальное обслуживание» также записаны инвалиды без уточнения группы. Таким образом, по аналогии закона право на алименты имеет бывший супруг – инвалид без подразделения на группы и степени инвалидности.

Официальная статистика свидетельствует, что в Российской Федерации в последнее время сохраняется тенденция к увеличению численности инвалидов. Если на 1 января 1998 г. на учете в органах социальной защиты населения состояло 8,9 млн. инвалидов, то в 2001 г. по данным Госкомстата РФ на территории России проживало свыше 10 млн. инвалидов. 162Постановление Государственной Думы РФ от 16 мая 2001 г. «О проекте Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»// СЗ РФ. 2001. № 22. Ст. 2178.
Семейное законодательство не предусматривает обязательного медицинского обследования лиц, вступающих в брак, но представляется, что несправедливо возлагать обязанность по содержания другого супруга, скрывшего при вступлении в брак свою инвалидность или свое хроническое заболевание, могущее привести к ограничению трудовой деятельности. В данном случае следует освободить супруга (бывшего супруга) от алиментной обязанности по его заявлению.

Следующий спорный вопрос, оставленный на судебное усмотрение, – нуждаемость управомоченного лица и наличие необходимых средств для уплаты алиментов обязанного лица. Поскольку объективные признаки этих критериев нормативно не закреплены, значит, законодатель признает эти категории субъективными, и эти понятия относятся к разряду оценочных понятий. Если исходить из того, что это субъективные категории, то вопрос о наличии нуждаемости управомоченного лица или о наличии средств обязанного лица решается применительно к определенной личности. В таком случае важное значение имеют условия жизни управомоченного и обязанного лица в прошлом, выработавшиеся за период брака привычки и потребности, и тогда размер алиментов управомоченному супругу должен быть по возможности приближен к жизненному уровню, существовавшему у него в период совместной жизни. 163Рогович Л. Н. Правоотношения супругов по материальному содержанию: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Свердловск, 1978. С. 8.

Такой подход нельзя признать верным, так как существует объективный признак нуждаемости – наличие у управомоченного лица средств к существованию ниже прожиточного минимума. Законодательство о прожиточном минимуме устанавливает объективную стоимостную оценку потребительской корзины, куда входит стоимость минимального набора продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг, необходимых для сохранения здоровья человека и обеспечения его жизнедеятельности, а также для уплаты обязательных платежей и сборов (п. 5 ст. 1 Федерального закона «О прожиточном минимуме в Российской Федерации» от 24 октября 1997 № 134-ФЗ) 164СЗ РФ. 1997. № 43. Ст. 4904.. Таким образом, объективным признаком нуждаемости является наличие у лица средств к существованию в размере ниже прожиточного минимума. Прожиточный минимум определяет нижнюю границу нуждаемости. Другой объективный признак нуждаемости – это проживание управомоченного супруга в определенной местности, предполагающий повышенные расходы, например, на приобретение теплых вещей и тому подобное. В таком случае, прожиточный минимум определяется с учетом районных коэффициентов.

Таким образом, предлагается законодательно закрепить понятие нуждаемости: нуждаемость – это социальное состояние лица, выражающееся в наличии у лица средств к существованию в размере ниже прожиточного минимума, установленного в месте его проживания и невозможности получить их собственным трудом.

4.2. Осуществление субъективных прав и выполнение юридических обязанностей в алиментных правоотношениях супругов и бывших супругов

В действующем законодательстве существуют два самостоятельных правоотношения супругов и бывших супругов по предоставлению содержания: алиментное правоотношение и правоотношение, не являющееся алиментным, – это правоотношения супругов и бывших супругов по предоставлению содержания, возникающее из брачного договора. В брачный договор могут быть включены условия о предоставлении материального содержания супругу, который по закону не имеет права на алименты, а также условия о порядке предоставления такого содержания. Оно может быть как денежным, так и натуральным, а также выражаться в сочетании этих способов обеспечения. Однако и применительно к чисто алиментным отношениям между супругами и бывшими супругами в брачном договоре могут быть уточнены условия алиментироваиия, в том числе путём предоставления содержания в натуре. Такой пункт брачного договора нельзя считать условием, ограничивающим права нуждающегося нетрудоспособного супруга на алименты. Желательно лишь, чтобы при составлении брачного договора стороны выразили натуральное содержание в денежном эквиваленте, соответствующему определенному числу минимальных размеров оплаты труда, это позволит учесть постоянно меняющуюся экономическую ситуацию в нашей стране.

В зависимости от конкретной жизненной ситуации супруги могут меняться ролями; может меняться также предмет правоотношения: содержание может выражаться то в натуральной, то в денежной форме и т.п. Если брачный договор не заключался или недостаточно конкретизирован: чтобы потребовать его надлежащего исполнения, правоотношение, не являющееся алиментным, прекращается в связи с прекращением брака. Ввиду нечёткости этого правоотношения определить его содержание не представляется возможным. Что касается алиментного обязательства, то его содержание определяется по модели любого одностороннего обязательства: на плательщика алиментов возлагается обязанность активного поведения: обязанность совершать определённые действия, т.е. регулярно выплачивать средства на содержание в том размере, в каком они взысканы либо определены соглашением, ежемесячно равными суммами либо способом, определённым соглашением. Алиментно-управомоченное лицо также обладает правом активного типа: правом требовать выплаты алиментов (право требования) и правом воз-буждать в судебных органах спор и требовать принудительного исполнения алиментной обязанности (право притязания).

По вопросу соотношения субъективного права и правомочия на защиту существуют разные мнения. Широко распространена позиция, что субъективное право включает в себя: полномочия на собственные фактические действия; полномочия на принятие юридического решения; право требовать от другой стороны правоотношения исполнения обязанности; правопритязание, т.е. принудительное исполнение обязанности другой стороной правоотношения 165См.: Морозова Л.А. Теория государства и права. М., 2003. С. 192.. Более точным представляется мнение, что «возможность прибегнуть в необходимых случаях к принудительной силе государственного аппарата существует не параллельно с другими, закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями» 166Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М.: Государственное издательство юридической литературе, 1961. С. 225..

Содержанием алиментных правоотношений является обязанность плательщика алиментов их выплачивать и корреспондирующее этой обязанности право получателя алиментов на их получение, в том числе и в принудительном порядке.
Субъекты алиментного правоотношения, управомоченное и обязанные лица, должны обладать полной алиментной правосубъектностью, т.е. алиментной правоспособностью – способностью иметь алиментные права и обязанности, и алиментной дееспособностью – способностью лица самостоятельно осуществлять свои алиментные права и исполнять свои алиментные обязанности. По мнению А. М. Рабец, поскольку юридическая обязанность супругов по взаимному содержанию конкретизируется только в алиментных правоотношениях, то в них она выступает как алиментная обязанность супругов, являющаяся разновидностью общей алиментной обязанности 167См.: Рабец А.М. Юридическая обязанность супругов по предоставлению содержания. Томск, 1992. С. 40.. Полная алиментная правосубъекность возникает одновременно с полной алиментной дееспособностью, в том числе у несовершеннолетнего с момента их вступления в брак, поскольку вступление в брак влечет приобретение полной гражданской дееспособности согласно п. 2 ст. 21 ГК РФ. Федеральным законодательством (п. 2 ст. 13СК РФ) предусмотрена возможность снижения брачного возраста до 16 лет, в то же время этой же статьей субъектам РФ предоставлено право в соответствующем законе установить порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста шестнадцати лет. Такие специальные законы о порядке и условиях вступления в брак лиц, не достигших возраста шестнадцати лет, были приняты в Белгородской, Вологодской, Владимирской, Калужской, Московской, Мурманской, Нижегородской, Новгородской, Орловской, Ростовской, Рязанской, Самарской, Тамбовской, Тверской, Челябинской и др. областях 168См. напр.: Ст. 3 Закона Московской области от 15 мая 1996г. № 9/90 «О порядке и условиях вступления в брак на территории Московской области лиц, не достигших возраста шестнадцати лет», с изменениями внесенными Законом Московской области от 9 апреля 1997г. №20/97// Вестник Московской областной Думы. 1996. № 7; 1997. № 9; Ст. 4 Закона Орловской области от 21 апреля 1997 г. №33-ОЗ «О порядке и условиях вступления в брак лиц, не достигших возраста шестнадцати лет» // Орловская правда 1997. 13мая; Ст. 2, 5 Закона Ростовской области от 12 мая 1996 г. № 18 – ЗС «Об условиях и порядке регистрации брака несовершеннолетних граждан в Ростовской области» // Наше время. 1996. № 98-99; Ст. 34 Закона Рязанской области от 14 января 1997г. «О порядке и условиях разрешения вступления в брак лицам, не достигшим возраста шестнадцати лет» //Приокская газета. 1997. 8 янв.; См.: Ст. 2 Закона Калужской области от 6 июня 1997 г. № 10–ОЗ «О порядке и условиях вступления в брак на территории Калужской области лиц, не достигших возраста шестнадцати лет» //Весть. 1997г. 11 июня; Ст. 8 Закона Новгородской области от 31 июля 1996 г. № 65–ОЗ « о регулировании некоторых вопросов семейных отношений в Новгородской области от 25 октября 1996г. № 72–ОЗ // Новгородские Ведомости. 1996 г. № 42-01-ЗМО «Об условиях и порядке вступления в брак лиц, не достигших возраста шестнадцати лет» // Мурманский Вестник. 1996. 6 дек.; Ст. 2 Закона Челябинской области от 10 сентября 1999 г. № 83-ЗО «Об условиях и порядке выдачи, в виде исключения, разрешения на вступление в брак на территории Челябинской области лицу, не достигшему возраста 16 лет» // Ведомости Законодательного собрания Челябинской области. 1999. № 3. С. 9 – 10.. В литературе отмечается, что брачный возраст свидетельствует о соответствующей степени зрелости лиц, вступающих в брак (социальной, физической и психической), о наличии у них зрелой воли и сознания и обусловлен не только мотивами юридического порядка, но и соображениями социальной гигиены 169См.: Антокольская М.В. Семейное право. М., 2001. С.112; Советское семейное право / Под ред. В.А. Рясенцева. М., 1982. С.71.. Особые обстоятельства (уважительные причины), дающие основания на вступление в брак до достижения шестнадцати лет, чаще всего заключаются в беременности несовершеннолетней или рождении ребенка. До принятия СК РФ существовало две точки зрения: приверженцы первой полагали, что при вступлении в брак алиментные права несовершеннолетних в отношении их родителей и других обязанных лиц прекращаются 170 См.: Шишигина Н.А. Взыскание средств на содержание супругов // Советская юстиция. 1973. № 12. С. 14.. Вторая точка зрения была противоположной 171Рабец А.М. Юридическая обязанность супругов по предоставлению содержания. Томск: Изд-во Томского ун-та. 1992. С. 41.. Сегодня такого спора не существует, т.к. закон установил в качестве основания прекращения алиментного обязательства приобретение несовершеннолетним полной дееспособности, в том числе и вступление в брак. Дискуссия закончена, но возникла проблема: каким образом четырнадцатилетний субъект алиментных правоотношений на практике исполнит свою юридическую обязанность. С четырнадцатилетним управомоченнным лицом все просто: данный субъект алиментных правоотношений осуществляет свои права путем совершения активных действий, а именно, путем предъявления к обязанному четырнадцатилетнему лицу требований об уплате алиментов тем способом, в том порядке и размере, какой определен законом, соглашением об уплате алиментов или решением суда.

Исполнение любой активной обязанности выражается в совершении конкретных действий для удовлетворения требований кредитора. Обязанность супругов по предоставлению содержания, независимо от того, является она алиментной или нет, выражается в предоставлении натурального или денежного содержания. В подавляющем большинстве случаев обязанность по предоставлению содержания как элемент содержания общесупружеского правоотношения исполняется добровольно и, как правило, в натуре. В таких случаях закон не устанавливает ни размера доставляемого содержания, ни порядка его предоставления, так как в этом нет необходимости. При нарушении нормальных связей алиментные правоотношения обособляются от других, ограничиваются чёткими рамками и хотя продолжают оставаться регулятивными, если обязанность исполняется добровольно, всё же возникает необходимость в точной фиксации доставляемого содержания. Правда, и на этом этапе не исключена возможность доставления содержания в натуре: покупка продуктов питания, предметов одежды, плата за жильё и коммунальные услуги, ремонт жилища и т.п., но чаще всего фиксация осуществляется в деньгах. При добровольном исполнении обязанности по предоставлению содержания закон предлагает сторонам на выбор достаточно много способов доставления средств: вручение исполнения непосредственно кредитору, перечисление денег по почте или через банк, внесение на лицевой счёт кредитора в кредитных организациях, направление исполнительного документа по месту работы или обучения должника и др.

При ненадлежащем исполнении алиментной обязанности управомоченное лицо имеет возможность обратиться за защитой к органам государства с требованием о принудительном ее исполнении, в том числе обратиться в суд с заявлением об обращении взыскания на имущество обязанного лица (ст. 112 СК РФ). Какое имеется имущество у четырнадцатилетнего обязанного лица, вопрос риторический, но каким образом он будет исполнять негативную обязанность, которая является элементом в структуре юридической обязанности, это уже отнюдь не риторический вопрос. Негативная обязанность – это необходимость нести юридическую ответственность в случае неправомерного поведения. Неправомерное поведение – это не предоставление содержания жене в период беременности и в течение трех лет со дня рождения общего ребенка и не важно, что обязанному лицу – четырнадцать лет, он супруг и полностью дееспособный. При принудительном исполнении алиментной обязанности субъективное право управомоченного лица переходит в стадию притязания, возникает охранительное правоотношение. С момента возникновения охранительного правоотношения осуществляется государственно-принудительное воздействие, большую роль в котором играют органы внутренних дел: они осуществляют деятельность по розыску лиц, скрывающихся от уплаты алиментов, участвуют в расследовании и судебном рассмотрении уголовных дел о злостном уклонении от уплаты алиментов.

Нормами семейного права предусмотрена юридическая ответственность за просрочку уплаты алиментов в виде неустойки и возмещения убытков в части, не покрытой неустойкой. Эта семейно-правовая санкция, являясь по своему характеру имущественной, выполняет одновременно роль как меры ответственности, так и меры защиты нарушенного субъективного права, что характерно для всех семейно-правовых санкций. Указанные меры ответственности применяются только при наличии вины плательщика алиментов в просрочке их уплаты. Она не наступает, к примеру, в случае задержки выдачи заработной платы, если алименты выплачиваются добровольно.

Нормами ГПК установлен целый ряд процессуальных гарантий, таких, как подсудность по выбору истца (ст. 29 ГПК), освобождение его от уплаты государственной пошлины (ст. 89 ГПК), обращение решения суда к немедленному исполнению (ст. 211 ГПК), объявление розыска ответчика(ст. 120 ГПК) и др. На этом основании в правовой литературе было высказано мнение, что алиментное обязательство есть в то же время обязанность перед государством 172См.: Пергамент А.И. Алиментные обязательства по советскому семейному праву. М., 1951. С. 16.. Этот вывод представляется ошибочным. В правовой литературе справедливо отмечалось, что если субъективная обязанность добровольно не исполнялась, то вступает в действие одна из возможностей, заключенных в субъективном праве: возможность использовать механизм государственного принуждения, т.е. возможность защиты. Возможность защиты определяется как одно из правомочий лица, обладающего определенным субъективным правом 173См.: Матузов Н.И. Личность, право, демократия. Саратов, 1972. С.109, 115, 135..

В настоящее время господствующей является иная позиция. Право на защиту субъективных прав определяется в качестве самостоятельного субъективного права 174См.: Суханов Е.А. Гражданское право. Т.1. М.: Изд-во БЕК, 1998. С. 409 – 412.. Ныне эта позиция стала позицией законодателя (ст. ст. 1, 7, 8 СК РФ). Во всяком случае применение мер государственного принуждения для обеспечения надлежащего исполнения обязанностей включается в состав любого правоотношения. Именно правоотношение открывает возможность для приведения в действие средств обеспечения юридической обязанности и в случае необходимости – для применения мер государственного принуждения 175См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М.: Юрид. лит., 1966. С. 131.. Но от этого государство не становится участником каждого правоотношения. Даже при совершении правонарушения лицо не становится объектом государственного принудительного воздействия. Оно обязано претерпеть такое воздействие, но и правонарушитель выступает в качестве субъекта определенного правоотношения, в котором он наделен известными правомочиями. Чем важнее объект того или иного правоотношения, тем суровее меры государственного принуждения к правонарушителю. Но даже будучи привлеченным к уголовной ответственности за невыполнение той или иной обязанности, например, за уклонение от уплаты алиментов, лицо не становится обязанным перед государством по данному обязательству.

Следует отметить, что по традиции уголовная ответственность предусматривается только за уклонение от уплаты алиментов на детей и их родителей. Такой подход противоречит общеправовому принципу справедливости, на котором основано как семейное так и уголовное право. Любой член семьи ввиду уклонения обязанного лица от уплаты алиментов может быть поставлен в бедственное положение. Применительно к алиментам на супруга можно особо отметить, что в случае нахождения в живых обязанного супруга и при наличии у него достаточных средств управомоченный бездетный супруг не может взыскать алименты с других членов семьи. Это положение действующего УК РФ противоречит не только общим началам семейного законодательства, устанавливающим принцип приоритетной защиты несовершеннолетних и нетрудоспособных членов семьи, не выделяя отдельно детей или родителей, но в определенной степени также п.1 ст.19 Конституции РФ, признающей равенство всех перед законом и судом. Такое положение невозможно обосновать. С учетом всего сказанного следует внести в ст. 157 УК РФ изменения и предусмотреть уголовную ответственность за уклонение от уплаты любых алиментов. Ведь если последние взысканы, то это уже говорит о нуждаемости в них управомоченного лица.

В науке семейного права не раз возникал вопрос о том, являются ли сами по себе алименты своеобразной санкцией за ненадлежащее исполнение обязанности по содержанию несовершеннолетних или нетрудоспособных членов семьи, особенно в тех случаях, когда они взыскиваются принудительно. На этот вопрос следует дать отрицательный ответ. Алиментное обязательство не является мерой семейно-правовой ответственности, так как не связано с какими-либо дополнительными лишениями в отношении обязанного лица. Особенно это стало очевидным в настоящее время. Действующий СК РФ (глава 16) предоставил участникам алиментного обязательства достаточную свободу выбора поведения. Алименты могут выплачиваться по соглашению сторон (ст. 99 СК РФ), в котором могут быть изменены размер, порядок и способы их добровольной уплаты. (ст. 103 – 105 СК РФ) Конечно, соглашением сторон могут быть предусмотрены меры, обеспечивающие надлежащее исполнение гражданско-правовых обязательств. Более того, способы, обеспечивающие исполнение обязательств, если они прямо не предусмотрены законом, применяются только при наличии письменного соглашения участников обязательств. Это касается и гражданско-правовых санкций, в том числе неустойки. Однако эти меры направлены на обеспечение какого-либо конкретного обязательства и предполагают наличие, как основного, так и обеспечительного обязательства. Алиментное обязательство является основным и единственным, для возникновения которого и заключается соглашение. Если бы оно было мерой ответственности, получалось бы, что оно обеспечивает само себя. Не является семейно-правовой санкцией и принудительное взыскание алиментов (ст. 106 СК РФ), хотя и переводит правоотношение из разряда регулятивных в область охранительных. Следует присоединиться к мнению О. Ю. Косовой о том, что: «Выплата алиментов, как принудительное (по решению суда) исполнение обязанности материального содержания, связывается с отказом обязанного лица предоставлять такое содержание, поэтому алиментное обязательство является правоохранительной стадией развития правоотношения по материальному содержанию» 176Косова О. Основание возникновения семейных правоотношений: Автореф. дис…. канд. юрид. наук. Л., 1986. С. 20..

Само алиментное обязательство не является также способом возмещения убытков. Убытки, как уже говорилось, возмещаются сверх алиментов при просрочке их уплаты (п. 2 ст. 115 СК РФ). В то же время алименты, в частности, на супруга, определяются с учетом материального и семейного положения сторон (ст. 91 СК РФ). Их размер далеко не всегда совпадает с фактическими расходами управомоченного лица, понесенными в связи с удовлетворением его жизненных потребностей. В этом состоит одно из основных отличий алиментного обязательства от деликтного, возникающего независимо от вины обязанного лица, в котором критериями для определения размера выплат как раз являются убытки: реальный ущерб выражается в дополнительных расходах, связанных с восстановлением здоровья, или расходах на погребение; упущенная выгода – это заработок, утраченный потерпевшим при повреждении здоровья или семьей погибшего кормильца. Эти убытки возмещаются в полном объеме; соглашением сторон может быть установлена лишь более высокая ответственность за причиненный вред. В деликтном обязательстве имущественное положение обязанного лица учитывается далеко не всегда, а лишь в исключительных случаях по усмотрению суда.

Таким образом, анализ норм семейного законодательства, устанавливающих способы защиты и меры ответственности в правоотношении супругов и бывших супругов по предоставлению содержания, приводит к выводу, что уплата алиментов не является семейно-правовой санкцией, как иногда утверждается в правовой литературе. Принудительное взыскание алиментов является самостоятельным способом защиты субъективного права на алименты – присуждением к исполнению обязанности в натуре. Возмещение убытков и взыскание неустойки при просрочки уплаты алиментов по вине обязанного лица и способами защиты прав для управомоченного. Тем самым законодатель еще раз подчеркнул разницу между понятиями «обязанность» и «ответственность» Юридическая обязанность проявляется в трех формах: 1) пассивное поведение 2) активное поведение 3) юридическая ответственность, когда за невыполнение возложенных обязанностей следует негативные последствия личного или имущественного характера. Анализ способов защиты и мер ответственности в алиментах правоотношениях выявил серьезные противоречия между соответствующими нормами семейного и уголовного права.
Для устранения этого противоречия необходимо внести изменения в уголовное законодательство и установить уголовную ответственность за уклонение от уплаты алиментов на жену (бывшую жену) в период беременности и в течении трех лет со дня рождения общего ребенка и нуждающегося супруга (бывшего супруга), осуществляющего уход за общим ребенком – инвалидом до достижения ребенком возраста восемнадцати лет или за общим ребенком – инвалидом с детства I группы.
Также предполагается внести дополнение в п. 2 ст. 13 СК РФ о том, что при вступлении в брак лиц, не достигших шестнадцати лет, необходимо письменное согласие их родителей. И это будет справедливо по отношению к родителям, на которых впоследствии ляжет бремя несения алиментной обязанности согласно ст. 94 СК РФ, т.к. их ставшие полностью дееспособным, вследствие заключения брака, но не имеющие дохода, четырнадцати-пятнандцатилетние дети – родители, не в состоянии выполнять свои юридические обязанности. Следует не согласиться с мнением о том, что несовершеннолетние, зарегистрировавшие брак, становятся «самостоятельными и независимыми при решении различных жизненно-важных вопросов» 177Максимович Л.Б. Правовое положение несовершеннолетних родителей // Правоведение. 1990. № 2. С. 73.. Самостоятельно они могут взыскать алименты, но не выплачивать – вместо них алименто обязанными станут их родители – бабушки и дедушки. Конечно, демографическую ситуацию в стране надо улучшать, но не за счет материальных средств бабушек и дедушек, особенно, учитывая, что в законе данное положение оставлено на судебное усмотрение. Обязанность по предоставлению содержания внуков возлагается на бабушек и дедушек при наличии у них необходимых средств для уплаты алиментов. Необходимые средства, как уже было рассмотрено выше, критерий субъективный. Поэтому, прежде чем возлагать обязанность на бабушек и дедушек, думается, было бы справедливо спросить их согласия на заключение брака их 14-летним ребенком, который после этого станет полностью дееспособным, несмотря на ст. 60 Конституции РФ, согласно которой гражданин может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет. В данном случае полезен опыт стран Балтии: в Латвии в соответствии с положениями Закона от 14 января 1992 года «О гражданском законе Латвийской Республики 1937 года» 178 Ведомости Верховного Совета и Правительства Латвийской Республики. 1992. № 4/5. Ст. 50. в редакции от 25 мая 1993 года 179Закон от 25 мая 1993 года «О времени и порядке введения в действие части «Семейное право» восстановленного Гражданского закона Латвийской Республики 1937 года» // Ведомости Верховного Совета и Правительства Латвийской Республики. 1993. № 24/25. Ст. 433. в виде исключения с согласия родителей в брак может вступить лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста, при условии, что брак заключается с совершеннолетним лицом (ст. 32 – 33 ГК Латвии). В Литовской Республике в Кодексе о браке и семье предусмотрена возможность в исключительных случаях получить разрешение на заключение брака лицом, не достигшим брачного возраста 180См.: Шелютто М.Л. Развитие семейного законодательства в странах Балтии // Адвокат. 1999. № 8. C. 91. . По закону Эстонской Республики от 2 ноября 1994 «О семье» 181Правовые акты Эстонии. 1994. № 59. Ст. 1326. несовершеннолетний в возрасте от пятнадцати до восемнадцати лет может вступить в брак с письменного согласия родителя. Законодательство Грузии так же предусматривает предварительное письменное согласие родителей (ст. 1108 ГК Грузии).

Как справедливо отмечает И.К. Пискарев, «алименты являются семейно-правовой обязанностью, неисполнение которой влечет применение семейно-правовой ответственности, а злостное уклонение от уплаты алиментов – уголовной ответственности». 182Мировой судья в гражданском судопроизводстве: научно практическое пособие / Под ред. А.Ф. Ефимова, И.К. Пискарева. М.: Городец, 2004. С. 343. Думается, что возложение данной семейно-правовой обязанности на лиц моложе шестнадцати лет является преждевременным. Предоставление субъектам Российской Федерации определенных прав в сфере нормативного регулирования семейных отношений, а именно, снижение брачного возраста, «воспринято региональным законодательством с явно излишним энтузиазмом» 183Тарусина Н.Н. Проблемы оптимизации взаимодействия семейного и гражданского-процессуального права и законодательства // Проблемы доступности и эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве: материалы всероссийской научно-практической конференции. М., 2001. С. 329..

В современной литературе высказывается предложение о возможности применения правил ч. 4 п. 2 ст. 120 СК РФ, предусматривающих прекращение выплаты алиментов, взыскиваемых в судебном порядке, при вступлении нетрудоспособного нуждающегося супруга – получателя алиментов в новый брак, в порядке аналогии закона и «по мотиву изменения семейного положения получателя при наличии признаков состояния его в фактических брачных отношениях» 184Антокольская М.В. Семейное право. М., 2001 С. 271; Куриленко О.Г. Регулирование брачного правоотношения по законодательству Российской Федерации: Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2003. С.12; .

Такая проблема действительно существует, суды нередко рассматривают иски по этому вопросу. Так, Литке Г.А. обратилась в суд с иском о взыскании алиментов на своё содержание с бывшего мужа Литке В.И., ссылаясь на то, что состояла с Литке в зарегистрированном браке более 25 лет, в настоящее время она пенсионерка, размер пенсии недостаточен для нормального проживания, она является нуждающейся. Суд данный иск удовлетворил. Ответчик Литке В.И. с решением не согласился, в кассационной жалобе он просил отменить решение суда, поскольку в судебном заседании не нашло своего подтверждения то, что истица нуждается в дополнительной материальной помощи со стороны бывшего супруга. Так как истица в настоящее время состоит в фактических брачных отношениях с другим мужчиной, у которого так же маленькая пенсия, то он в данной ситуации в соответствии со ст. 120 СК РФ должен быть освобожден от уплаты алиментов по содержанию своей бывшей супруги ввиду того, что истица не является добросовестным получателем алиментов, ибо специально не регистрирует брак в целях сохранения права на содержание. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 4 мая 2000 г. решение суда первой инстанции было отменено 185Судебная практика по семейным спорам. Книга 1. – М.: Статут, 2004. С. 244-246..

Обусловлены подобные судебные дела тем, что из общего числа супружеских пар более трех миллионов (10%) состоят в незарегистрированном браке 186Официальные данные Всероссийской переписи населения 2002 – сайт Госкомстата России WWW.gks.ru / 2002. asp. .

Однако высказанное М.В. Антокольской и О.Г. Куриленко предложение представляется весьма спорным по следующим основаниям.

Во-первых, действующее законодательство не закрепляет признаки состояния управомоченного лица в фактических отношениях, что неизбежно повлечёт возникновение у правоприменителя трудностей юридического и этического характера при определении тех или иных отношений в качестве «фактических».

Во-вторых, то, что законодатель не включил в п. 2 ст. 120 СК РФ норму, о применении которой по аналогии идёт речь, объясняется не его упущениями, а объективными факторами: негативным отношением законодателя к сожительству, которое можно проследить на всём историческом пути развития отечественного семейного права. Оно лишь в период с 1926 г. по 1944 г. придавало фактическим брачным отношениям правовое значение.

В-третьих, применение на практике указанного предложения небесспорно с точки зрения соответствия ст. 23 Конституции РФ, предусматривающей неприкосновенность частной жизни, ведь фактически получается, что управомоченному лицу не только нежелательно заключать новый брак во избежание утраты права на получение алиментов, но и вести некие отношения наподобие семейных, критерии которых, как уже отмечалось, весьма неопределённы.

Таким образом, расширять перечень оснований освобождения от алиментной обязанности законодателю не стоит, а следует обратить внимание на проблему судебного усмотрения по делам о взыскании алиментов.

4.3. Способы уплаты алиментов и проблема судебного усмотрения по делам о взыскании алиментов с супругов и бывших супругов

Семейный кодекс Российской Федерации, в отличие от прежнего предусматривает диспозитивное регулирование алиментных отношений, устанавливая два способа уплаты алиментов, а именно: по решению суда и по соглашению сторон. Уплата алиментов по соглашению сторон предусмотрена гл. 16 и частично гл. 17 СК РФ.

Несоблюдение установленной законом формы соглашения об уплате алиментов влечет за собой последствия, предусмотренные и. 1 ст. 165 ГК РФ, то есть такая сделка считается ничтожной. Однако согласно п. 2 ст. 165 ГК РФ соглашение об уплате алиментов, нотариально не удостоверенное, может быть признано судом действительным, если одна из сторон приступила к его фактическому исполнению, а другая сторона уклоняется от нотариального удостоверения.
Согласно п. 2 ст. 100 СК РФ и ст. 7 Федерального закона «Об исполнительном производстве» от 21 июля 1997 г. 187СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3591. нотариально удостоверенное соглашение об уплате алиментов имеет силу исполнительного листа и это обстоятельство позволяет усомниться в справедливости утверждения о том, что алиментное соглашение – гражданско-правовой договор, к тому же основанные на соглашении обязательства – это не гражданские правоотношения, а семейные – правоотношения супругов и бывших супругов.

К заключению, исполнению, расторжению и признанию недействительным соглашения об уплате алиментов применяются нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующие заключение, исполнение, расторжение и признание недействительными гражданско-правовых сделок (гл. 28 ГК РФ о заключении договора; гл. 21 ГК РФ об исполнении обязательств; гл. 29 ГК РФ об изменении и расторжении договора; § 2 гл. 9 ГК РФ о недействительности сделок).
Согласно п. 2 ст. 101 СК РФ и ст. 450 ГК РФ соглашение об уплате алиментов может быть изменено или расторгнуто в любое время по взаимному согласию сторон.

Изменение или расторжение соглашения об уплате алиментов должно быть произведено в той же форме, что и само соглашение об уплате алиментов (ст. 452 ГК РФ). Однако нужно заметить, что односторонний отказ от исполнения соглашения об изменении его условий не допускается. В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения соглашения сторона, чьи интересы нарушены, получает право обратиться в суд с требованием о принудительном исполнении договора. По определению Н. М. Костровой «эти споры представляют собой новые категории брачно-семейных дел» 188Кострова Н. М. Процессуальные правила разбирательства семейных дел в Семейном кодексе РФ // Журнал российского права. 2000. №3. С. 106..

Согласно п. 4 ст. 101 СК РФ и ст. 451 ГК РФ в случае, если согласие не достигнуто, заинтересованная сторона вправе обратиться в суд с иском об изменении или расторжении этого соглашения. Это связано с тем, что соглашение заключается на длительный срок, в течение которого может существенно измениться материальное и семейное положение сторон.

При решении вопроса об изменении или расторжении соглашения суд вправе учесть любой заслуживающий внимания интерес сторон. Однако согласно п. 2 ст. 452 ГК РФ требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо в случае неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии – в тридцатидневный срок.

В соответствии со ст. 453 ГК РФ при изменении договора обязательства сторон сохраняются и измененном виде; при расторжении договора обязательства сторон прекращаются с момента вступления решения суда в законную силу.
Кроме перечисленных общих оснований изменения и расторжения соглашения об уплате алиментов, предусмотренных ГК РФ, существует специальное, закреплённое п.4 ст.101 СК РФ, – существенное изменение материального или семейного положения. Однако им нельзя воспользоваться, если условие о содержании супруга (бывшего супруга) было включено в брачный договор, что вполне оправданно, поскольку последний является мощным правовым фактором, оказывающем влияние как на заключение, так и на сохранение брака. Поэтому в целях снижения риска расторжения соглашения об уплате алиментов или его изменения супругам можно рекомендовать включать в брачный договор положения о содержании, если для них это существенное условие брака.

Немаловажное значение в контексте исследования юридической природы соглашения об уплате алиментов является его квалификация в качестве «добровольной обязанности» по содержанию другого супруга (бывшего супруга), в связи, с чем возникает вопрос о соотношении данного соглашения с договором дарения. Действительно, в обоих случаях имеет место безвозмездность договора, лично-доверительный характер отношений и добровольное возложение обязанности. Кроме того, одно из оснований отказа от исполнения договора дарения – существенное снижение уровня жизни дарителя из-за изменения имущественного или семейного положения (п.1 ст.577 ГК РФ) аналогично рассмотренному выше основанию, предусмотренному п.4 ст.101 СК РФ.

Подобные сходства двух различных сделок позволяют в повседневной жизни бывшим супругам вместо договора дарения оформлять соглашение об уплате алиментов с целью уклонения от уплаты налога на дарение, предусмотренного Законом РФ «О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения» от 12.12.1991г. 189Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 12. Ст. 593. Чаще всего совершение подобных притворных сделок происходит после рождения ребёнка. Его отец, желая создать бывшей жене – матери ребёнка стабильное имущественное положение, чтобы она целиком посвятила себя ребёнку, дарит ей, например, своё добрачное недвижимое имущество или часть акций своего предприятия.

Бланкетные нормы о признании соглашения об уплате алиментов недействительными (п. 1. ст. 101 СК РФ) отсылают к ГК РФ, поэтому такое соглашение может быть признано недействительным, если оно:

1) не удостоверено нотариально (ст. 165 РФ);
2) не соответствует закону или иным правовым актам (ст. 168 ГК РФ);
3)заключено с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК РФ);
4) является мнимой или притворной сделкой (ст. 170 ГК РФ);
5) заключено гражданином, признанным судом недееспособным (ст. 171 ГК РФ);
6) заключено несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (ст. 172 ГК РФ);
7) заключено несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет (ст. 175 ГК РФ);
8) заключено гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176 ГК РФ):
9) заключено под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ)
10) заключено под влиянием обмана, насилия, угрозы злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК РФ);
11) если в момент заключения соглашения лицо его подписавшее, не могло понимать значения своих действий и руководить ими (ст. 177 ГК РФ).

Соглашение об уплате алиментов – это разновидность семейно-правового договора, поэтому его содержание (размер алиментов, способы и порядок их вы платы) определяются сторонами самостоятельно.
Уплата алиментов по решению суда регулируется положениями, содержащимися в гл. 14 СК РФ.

Оба способа взыскания алиментов различны и самостоятельны относительно друг друга по своему содержанию, порядку возникновения и применения, по процедуре и основаниям изменения и прекращения их действия. Различие и самостоятельность обоих способов уплаты алиментов влияют на решение вопросов подведомственности судам дел о взыскании алиментов. Так, ст. 106 СК РФ гласит, что при отсутствии соглашения об уплате алиментов члены семьи, указанные в ст. 80, 99 СК РФ, вправе обратиться в суд с требованием о взыскании алиментов. Следовательно, в тех случаях, когда имеется соглашение между сторонами об уплате алиментов, взыскание алиментов в судебном порядке исключается. Возможно взыскание алиментов в судебном порядке при условии отмены соглашения либо признании его недействительным. Не исключено, что два этих требования – об отмене соглашения (либо признании его недействительным) и о взыскании алиментов на основании судебного решения – могут быть заявлены одновременно.

Говоря об общих основаниях возникновения алиментных правоотношений, следует, прежде всего, отметить наличие между субъектами этих правоотношений родственной или иной семейной связи. Иные лица также могут вступать в отношения по содержанию. Так, лица, проживающие совместно без регистрации брака, заключили соглашение, согласно которому один из них обязуется оказывать другому материальную помощь ежемесячно в определенной сумме и на определенное время. Гражданское законодательство не исключает возможности заключения подобных соглашений со всеми вытекающими правовыми последствиями, включая принудительное исполнение обязанностей, обусловленных указанной сделкой. Однако, основанные на этом соглашении правоотношения, как не носящие характер алиментных, регулируются гражданским законодательством, а не нормами семейного права. И, следовательно, споры, вытекающие из этих правоотношений, не могут быть отнесены к семейным.

Еще одним необходимым основанием возникновения алиментных правоотношений является наличие предусмотренных законом или соглашением сторон условий, при которых наступают обязанность одного лица уплачивать алименты и право другого требовать их выплаты.

Наконец, третье, общее основание возникновения алиментных правоотношений – наличие одного из двух способов реализации права на получение содержания в виде алиментов: надлежащим образом оформленное соглашение сторон об уплате алиментов или постановление суда о взыскании алиментов.

Прекращение конкретных алиментных правоотношений также зависит от того, какой способ уплаты алиментов лежит в основе их возникновения. При уплате алиментов по соглашению сторон обязанность плательщика прекращается истечением срока действия соглашения в связи со смертью одной из сторон, а также по иным основаниям, предусмотренным этим соглашением. При этом стороны соглашения вольны устанавливать любые основания для прекращения уплаты алиментов по соглашению, например изменение материального или семейного положения сторон, восстановление трудоспособности, окончание учебы, получение профессии, рождение либо усыновление плательщиком алиментов ребенка, выезд получателя алиментов за границу на постоянное жительство и т.п. Прекращение алиментных обязательств по конкретному соглашению не лишает стороны права вновь заключить подобное соглашение на новых условиях либо обратиться к иному судебному способу уплаты алиментов.

Соглашения об уплате алиментов по правовой силе являются исполнительными документами, впоследствии могут быть изменены, прекращены, признаны недействительными при предъявлении соответствующих исков в суд или, если речь идет только об их изменении и прекращении, – по согласованию в нотариальном порядке.

Прекращение выплаты алиментов по соглашению возможно и при условии его расторжения по суду либо признании судом соглашения недействительным. С точки зрения алиментных правоотношений судебное расторжение соглашения об уплате алиментов и признание по суду соглашения недействительным имеют различные правовые последствия. Так, при признании соглашения недействительным алиментные правоотношения, основанные на этом соглашении, считаются не возникшими. При этом возможно обратное взыскание сумм, уплаченных во исполнение такого соглашения, но при условии, что оно было заключено под влиянием обмана, угроз или насилия со стороны получателя алиментов (ч. 2 ст. 116 СК РФ).
При расторжении соглашения алиментные правоотношения продолжают действовать, как правило, до момента вступления решения суда в законную силу.
Следует отметить, что если после признания соглашения недействительным или расторжения этого соглашения выносится решение о взыскании алиментов, в том числе и за прошлое время (ч. 2 ст. 107 СК РФ), то полученные по соглашению суммы учитываются за тот прошедший период времени, за который они были уплачены.

При взыскании алиментов по решению суда их уплата прекращается со смертью получателя или плательщика алиментов. Дело в том, что личный характер алиментных правоотношений не допускает правопреемства. Прекращение взыскания алиментов в этом случае осуществляется в рамках исполнительного производства в соответствии с порядком, установленным ст. 24 ФЗ «Об исполнительном производстве». Согласно указанным нормам вопрос о прекращении исполнительного производства рассматривает суд, в районе действия которого выполняет свои обязанности судебный пристав-исполнитель, по заявлению заинтересованного лица. В судебное заседание вызываются взыскатель (должник), судебный пристав-исполнитель, однако их неявка не может быть препятствием для разрешения указанного вопроса. По результатам рассмотрения суд выносит определение, направляемое взыскателю (должнику), судебному приставу-исполнителю, на исполнении которого находится исполнительный документ. На определение суда может быть подана частная жалоба.

Выплата алиментов, взыскиваемых в судебном порядке, прекращается также и в иных случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 120 СК РФ, а именно:

– при признании судом восстановления трудоспособности или прекращении нуждаемости в помощи получателя алиментов;
– при вступлении нетрудоспособного, нуждающегося в помощи бывшего супруга – получателя алиментов в новый брак.

Условно все дела о взыскании алиментов с супруга (бывшего супруга) можно разделить на следующие группы (в основе деления лежит цель, которую желает достичь истец, либо предмет требования):

1) иски о взыскании алиментов, в которых требование истца непосредственно направлено на взыскание алиментов, на принудительное получение содержания от лица, обязанного его оказывать.
2) иски об увеличении или уменьшении размера алиментов либо о прекращении выплаты алиментов, которые уже определены ранее состоявшимся решением суда о взыскании алиментов. Истцом по такого рода делам выступает тот или иной участник алиментных правоотношений в зависимости от его материально-правового интереса (управомоченный на получение алиментов либо обязанный их выплачивать).
3) иски, связанные с задолженностью по алиментам, предмет иска – требование лица, обязанного выплачивать алименты, об уменьшении либо об освобождении от задолженности по алиментам, образовавшейся, по его утверждению, по уважительной причине.
4) иски, вытекающих из алиментных правоотношений, касаются соглашений об уплате алиментов. Предмет иска – изменение условий соглашений, на их расторжение или признание их недействительными.
5) иски, предмет которых – требования о возложении на лиц, обязанных уплачивать алименты, ответственности за несвоевременную уплату алиментов, о возмещении ими возникших при этом убытков.

Имеет практическое значение классификация семейных дел по наличию государственного интереса, согласно которой на практике выделяются три группы дел:

1) дела, в которых государственный интерес является преобладающим (лишение родительских прав);
2) дела, в которых имеет место сочетание государственного и личного интереса (возложение обязанности на супругов по взаимному содержанию, споры о получении алиментов от бывшего супруга после расторжения брака);
3) дела, затрагивающие личные интересы субъектов (расторжение брака, некоторые споры, вытекающие из брачного договора 190См.: Цепкова Т. М. Проблемы правого регулирования процессуального положения и деятельности лиц, участвующих в судебных семейных делах: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000. С. 16. .

Вторая группа дел – один из наиболее дискуссионных вопросов в судебной практике, а ст. 92 СК РФ – яркая иллюстрация судебного усмотрения в делах, возникающих из семейных правоотношений. И мы это видим на практике, когда по одному и тому же делу выносятся прямо противоположные решения. Например, был подан иск об увеличении размера взыскиваемых алиментов бывшей супруге инвалиду второй группы (алименты выплачивались в течение пяти лет после расторжения брака, в котором супруги состояли семь лет). Суд первой инстанции иск удовлетворил, это решение суда было обжаловано, в результате чего ответчик был полностью освобожден от выплаты алиментов 191Архив Ленинского районного суда г. Челябинска. 2002..

Закон допускает освобождение бывшего супруга от возлагаемой на него обязанности по содержанию другого супруга или ограничение выполнения этой обязанности определенным сроком. Основанием для этого являются: непродолжительность брака либо недостойное поведение в браке лица, требующего выплаты алиментов. Критерии непродолжительности брака и критерии недостойного поведения в законе не обозначены. Семейное законодательство не содержит легального определения недостойного поведения. По мнению Л. Н. Рогович, «недостойное поведение – это те поступки человека, которые выражают его негативное отношение к социальным нормам – как правовым, так и нравственным» 192Рогович Л. Н. Правоотношения супругов по материальному содержанию: Автореф. дис… канд. юрид. наук. Свердловск, 1978. С. 12.. Пленум ВС РФ разъясняет, что «как недостойное поведение, в частности, может рассматриваться злоупотребление истцом спиртными напитками или наркотическими средствами, жестокое отношение к членам семьи, иное аморальное поведение в бывшей семье» 193См.: ч. 3 п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 25 октября 1996 г. № 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и взыскании алиментов». Широко распространено мнение о том, что, является ли поведение супруга недостойным, суд решает с учетом конкретных обстоятельств дела на основании общепризнанных моральных норм 194 См.: Казаков С.В. Алиментные отношения. – М.: Гросс Медиа, 2005. С. 52.. Проблема заключается в том, что каждый судья по-своему оценивает, относится ли, например, нарушение супружеской верности к аморальному поведению и является ли это недостойным поведением. Думается, что каждая супружеская пара может сформулировать сама, что является для нее недостойным поведением и закрепить это в брачном договоре, также предусмотрев имущественные санкции за недостойное поведение.

Вопрос об условиях, при которых за разведенным супругом сохраняется право на алименты и о сроке, в течение которого алименты подлежат уплате, по-разному регламентировался законодательством различных союзных республик. КЗОБСО РСФСР ограничивал право на получение содержания после развода одним годом, этот же срок был указан по КЗОБСО БСССР, Туркменской ССР, Казахской ССР, Киргизской ССР, Армянской ССР, 3 года – Грузинская ССР, Узбекская ССР, Таджикская ССР, без ограничения каким-либо сроком Азербайджанская ССР и УССР.

Представляется, что продолжительность совместного проживания супругов и срок, которым следует ограничить обязанность предоставления содержания – соотносимые факты и должны находиться в прямой зависимости. Принятие решения об освобождении супруга от обязанности по содержанию другого супруга или ее ограничение определенным сроком является правом, а не обязанностью суду.

После развода супруги становятся друг другу чужими, они действительно расходятся. Разведенный супруг имеет право вступить в новый брак и обязанность платить алименты прежнему супругу, с которым он уже ничем не связан, мешает ему устроить новую жизнь, нарушает имущественные интересы новой семьи. Бывший супруг не является обездоленным, потому что даже если он не побеспокоился о своем будущем и не заключил брачный договор на тех, условиях, которые бы позволили ему и после расторжения брака сохранять прежний уровень жизни, то его имущественные интересы защищены законодателем. Согласно ст. ст. 34 и 38 СК РФ – имущество, нажитое супругами во время брака является их совместной собственностью и можно произвести его раздел. Поэтому нетрудоспособному нуждающемуся супругу следует оказывать помощь только в течение такого периода времени, который необходим для того, чтобы он приспособился к новым условиям, нашел подходящую посильную работу или заключил договор пожизненного содержания с иждивением. Законодателю не следует полагаться на судебное усмотрение, поэтому предлагается установить срок, в течение которого разведенный супруг имел бы право на получение содержания – один год, только в исключительных случаях этот срок может быть увеличен, но должен составлять не более половины всего срока брака.

Если судья считает, что задачи суда по семейным делам – это не только разрешение дела, но и сохранение и укрепление семьи 195См.: Кострова Н.М. Теория и практика взаимодействия гражданского процессуального права и семейного права: Автореф. дис… докт. юрид. наук. М., 1988. С. 4., то он может разделять мнение А. И. Пергамента, что «идея укрепления семьи требует усиления ответственности со стороны каждого члена семьи, а из этого вытекает необходимость установления более длительного срока алиментной обязанности после развода и этот срок… должен быть даже пожизненным» 196Пергамент А. И. Алиментные обязательства по советскому праву. М, 1951. С. 91.. Относительно непродолжительности пребывания супругов в браке предлагается по аналогии со ст. 97 СК РФ («Обязанности пасынков и падчериц по содержанию отчима и мачехи») считать непродолжительным брак, длящийся менее пяти лет. Поскольку в законе отсутствует запрет на восполнение пробела, то применение аналогии закона в данном случае допустимо, т. к. речь идет о сходных правоотношениях, относящихся к алиментным обязательствам одной отрасли права. Законодатель считает возможным освободить от алиментной обязанности пасынков и падчериц, если отчим или мачеха воспитывали и содержали их менее пяти лет. Думается, что возможно применить данную норму и к другим субъектам семейного права, которых также не связывает родство, а именно, к супругам, к тому же имеется сходство анализируемых обстоятельств: освобождение от обязанности по содержанию. Увеличивающееся количество исков по данной категории дел свидетельствует о том, что при современных социально-экономических условиях необходима правовая регламентация данного правоотношения, а не судебное усмотрение.

Субъективный фактор в судебной деятельности всегда присутствует и следует признать, что помимо правового механизма реализации процессуальных норм существуют и социальные и психологические механизмы. Поэтому законодателю следует ограничить судебное усмотрение в делах, возникающих из семейных правоотношений, потому что, как верно подчеркивает К. И. Комиссаров, «задача суда состоит в том, чтобы точно применить закон, а не уточнять его и не придавать ему нужную определенность» 197Комиссаров К. И. Задачи судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства. Свердловск. 1971. С. 26-27..

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Правовое регулирование отношений супругов и бывших супругов предполагает наделение сторон данных отношений определенными возможностями по моделированию своего поведения, все грани которых невозможно было раскрыть в рамках настоящего исследования. Относительно тех вопросов, которые были в нём рассмотрены, можно сделать следующие выводы.

В системе признаков правоотношений супругов и бывших супругов наиболее уязвимым с точки зрения полноты своего выражения в законодательстве является длящийся характер отношений супругов. Проблемы могут возникнуть, если при расторжении брака между супругами и разделе их общего имущества суд, учитывая, что с матерью останется проживать общий ребенок, не достигший 10-ти лет, отступит от начала равенства долей супругов в их общем имуществе и увеличит долю жены, в том числе и на жилое помещение, которое находилось в их общей собственности (п. 2 ст. 39 СК РФ). В таком случае, когда ребенку исполнится 10 лет, отец может вновь подать иск об определении места жительства ребенка, но, если он будет удовлетворен, «доля» ребенка не перейдет к отцу. Возможными путями решения данной проблемы видятся следующие: не отступать от начала равенства долей супругов в их общем имуществе исходя из интересов несовершеннолетних детей либо при изменении места жительства ребенка признать за супругом, чья доля была уменьшена, право требовать пересмотра решения суда до достижения ребенком совершеннолетия.

Отсутствие в отечественном семейном законодательстве легальной дефиниции понятия «брак» не соответствует тенденции, выраженной в законодательстве зарубежных стран, когда в нормативных правовых актах закрепляется определение основных категорий семейного законодательства. В связи с этим наиболее предпочтительнее использовать следующий ее вариант: «Брак – это добровольный и равноправный союз мужчины и женщины, заключенный с соблюдением установленного законом порядка, основанный на семейно-правовом договоре, имеющий целью создание семьи и порождающий права и обязанности супругов».

В силу отсутствия спора между сторонами, зависимости факта сохранения семьи исключительно от самих супругов, независимости решения вопроса о расторжении брака с решением иных вопросов постсупружеских отношений нецелесообразно применение такой дорогостоящей формы защиты права, как гражданская процессуальная. Вместо нее следует ввести единую форму расторжения брака – в органах ЗАГС, что будет соответствовать принципу свободы развода.
Выявлен пробел семейного законодательства, заключающийся в том, что в контексте подразумеваемого понятия брака факт смены пола должен носить правопрекращающий характер, а с точки зрения действующего законодательства он таковым не является. Его устранение возможно путем изложения п. 1 ст. 16 СК РФ «Основания для расторжения брака» в следующей редакции: «Брак прекращается вследствие смерти или вследствие объявления судом одного из супругов умершим, а также при изменении пола одним из супругов». При этом правопрекращающим фактом смена пола является для брачного правоотношения, а для семейного – правоизменяющим. Учитывая, что согласно ст. 47 СК РФ права и обязанности родителей и детей основываются на происхождении ребенка, наличие у последнего двух матерей или двух отцов не изменяет правового статуса родителя, сменившего пол.

Анализ отечественного дореволюционного и зарубежного законодательства (Латвии, Франции) позволяет судить о целесообразности закрепления супругами брачным договором обязанности совместного проживания, хранить супружескую верность, а также не разглашать после расторжения брака семейные тайны. Такое положение будет способствовать созданию оптимальных условий для воспитания детей, а также защитит супруга, профессиональная деятельность которого связана с публичностью, от шантажа и вымогательства со стороны другого супруга, обезопасит его бизнес, сохранит деловую репутацию и доброе имя. При этом не будет ограничено конституционное право граждан на свободу передвижения, поскольку вступление в брак изменяет правовой статус гражданина.

Для легализации такого подхода необходимо изменить редакцию ст. 42 СК РФ: исключить из ее п. 3 положение, которое касается регламентации личных неимущественных отношений, и оговорить его в п. 1 этой же статьи как составляющее предмет брачного договора. Это будет соответствовать как принципу разрешения внутрисемейных вопросов по взаимному согласию (п. 3 ст. 1 СК РФ), так и положению о возможности ограничения прав граждан в семье только в целях защиты нравственности, здоровья, прав и интересов других членов семьи и иных граждан (абз. 2 п. 4 ст. 1 СК РФ), а также требованиям п. 1 ст. 7 СК РФ, согласно которому «граждане по своему усмотрению распоряжаются принадлежащими им правами, вытекающими из семейных отношений…».

Специфичной чертой брачного договора, подтверждающей его семейно-правовую природу, является особое основание его недействительности, не известное гражданскому законодательству, – «условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение» (п. 2 ст. 44 СК РФ). В связи с тем, что законодатель не конкретизирует период времени, в котором один из супругов будет поставлен в неблагоприятное положение, возможно возникновение несправедливой ситуации, когда один из супругов, оказавшись в неблагоприятном положении в силу тяжёлой болезни или потери высокооплачиваемой работы по истечении десятилетий совместной жизни, потребует признать брачный договор недействительным и произвести двустороннюю реституцию (п. 2 ст. 167 ГК РФ). В целях ее недопущения необходимо уточнить формулировку п. 2 ст. 44 СК РФ относительно периода времени возникновения неблагоприятного положения, в пределах которого требование одного из супругов может привести к недействительности брачного договора, указанием на момент заключения брачного договора.

Выделяя обязанность супруга уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, изменении или расторжении брачного договора (ст. 46 СК РФ), законодательство не раскрывает саму процедуру такого уведомления. Более того, отсутствует система учета заключенных брачных договоров. Таким образом, кредитор не имеет никаких шансов получить информацию о перечисленных в ст. 46 СК РФ обстоятельствах, если должник скрывает их от него.
В целях исправления подобной ситуации с учетом опыта зарубежных стран (Германии, Латвии, Франции) необходимо создать единую централизованную систему регистрации и учета заключенных брачных договоров. Это следует сделать через нотариальную палату, а в свидетельстве о регистрации брака необходимо указывать дату заключения брачного договора и место нахождения нотариуса, где он был заключен.

Отечественное семейное законодательство, в отличие от ряда зарубежных стран (Болгарии, Латвии, Франции), не предусматривает обязательного медицинского обследования лиц, вступающих в брак, в связи с чем несправедливо возлагать обязанность по содержанию другого супруга, скрывшего при вступлении в брак свою инвалидность или свое хроническое заболевание, могущее привести к ограничению трудовой деятельности. В данном случае следует освободить супруга (бывшего супруга) от алиментной обязанности по его заявлению.

В силу того, что объективные признаки нуждаемости управомоченного лица и наличия необходимых средств для уплаты алиментов обязанного лица нормативно не закреплены, эти категории являются субъективными. Такой подход нельзя признать верным, так как существует объективный признак нуждаемости – наличие у управомоченного лица средств к существованию ниже прожиточного минимума.

В связи с изложенным целесообразно законодательно закрепить понятие нуждаемости.

Обращение к принципу справедливости и зарубежному опыту регулирования условий вступления в брак (страны Балтии, Грузия, Франция) вызывает необходимость внести дополнение в п. 2 ст. 13 СК РФ о том, что при вступлении в брак лиц, не достигших шестнадцати лет, необходимо письменное согласие их родителей. Имеется в виду, что именно на родителей при наличии у них необходимых средств впоследствии ляжет бремя несения алиментной обязанности согласно ст. 94 СК РФ, так как их ставшие полностью дееспособным, вследствие заключения брака, но не имеющие дохода, четырнадцати-пятнадцатилетние дети – родители, не в состоянии выполнять свои юридические обязанности.

Высказанное в литературе предложение о возможности применения правил ч. 4 п. 2 ст. 120 СК РФ, предусматривающих прекращение выплаты алиментов, взыскиваемых в судебном порядке, при вступлении нетрудоспособного нуждающегося супруга – получателя алиментов в новый брак, в порядке аналогии закона и в случае состояния получателя в фактических брачных отношениях (М.В. Антокольская, О.Г. Куриленко) весьма спорно. Прежде всего, из-за того, что действующее законодательство не закрепляет признаки состояния управомоченного лица в фактических отношениях, что неизбежно повлечет возникновение у правоприменителя трудностей юридического и этического характера при определении тех или иных отношений в качестве «фактических». Кроме того, то, что законодатель не включил в п. 2 ст. 120 СК РФ норму, о применении которой по аналогии идет речь, объясняется не его упущениями, а негативным отношением законодателя к сожительству, которое можно проследить на всём историческом пути развития отечественного семейного права. Оно лишь в период с 1926 г. по 1944 г. придавало фактическим брачным отношениям правовое значение.
Учитывая, что критерии оснований освобождения бывшего супруга от возлагаемой на него обязанности по содержанию другого супруга или ограничения выполнения этой обязанности определенным сроком – непродолжительность брака либо недостойное поведение в браке лица, требующего выплаты алиментов – в законе не обозначены, законодатель должен разрешить каждой супружеской паре сформулировать в брачном договоре, что является для нее недостойным поведением, а также предусматривать имущественные санкции за недостойное поведение.

Что же касается продолжительности совместного проживания супругов и срока, которым следует ограничить обязанность предоставления содержания, то эти факты должны находиться в прямой зависимости. При этом законодателю не следует полагаться на судебное усмотрение, а необходимо ограничить срок, в течение которого разведенный супруг имел бы право на получение содержания, одним годом, и только в исключительных случаях этот срок может быть увеличен, но должен составлять не более половины всего срока брака.

Относительно непродолжительности пребывания супругов в браке по аналогии со ст. 97 СК РФ («Обязанности пасынков и падчериц по содержанию отчима и мачехи») вполне допустимо считать непродолжительным брак, длящийся менее пяти лет.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Авдюков М.Г. Распределение обязанностей по доказыванию в гражданском процессе / М.Г. Авдюков // Советское государства и право.-1972. -№ 5. -С. 48-54.
2. Акляринский А. Брак, семья и опека / под общ. ред. В Клокотина. М.: Изд. «Техника управления», 1929. -295 с.
3. Алексеев Н.А. Гей-брак: Семейный статус однополых пар в международном, национальном и местном праве / Н.А. Алексеев. М., 2002. -416 с.
4. Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве / С.С.Алексеев. М.: Юрид. лит., 1966. -187 с.
5. Антипьева Н.В. Новые условия пенсионного обеспечения по инвалидности / Н.В.Антипьева // Журнал российского права. -2004. -№ 2.- С. 70-79.
6. Антокольская М.В. Место семейного права в системе отраслей частного права/ М.В. Антокольская // Государство и право.- 1995.- № 6. -С.30-40
7. Антокольская М.В. Семейное право/ М.В. Антокольская. М., 2001. -336 с.
8. Бабаев В.К. Презумпции в советском праве/ В.К.Бабаев. Горький, 1974.
9. Бабкин С.А. Владение, пользование и распоряжение имуществом, находящимся в общей совместной собственности супругов/ С.А.Бабкин. М.: Центр ЮрИнфоР, 2004. -82 с.
10. Байтаева Я.З. Семья и ее члены как субъекты жилищных правоотношений: автореф. дис…. канд. юрид. наук. Краснодар/ Я.З. Байтаева 2004. -С. 22.
11. Бебель А. Женщина и социализм /А.Бебель. М.: Госполитиздат, 1959. -592с.
12. Белякова А.М. Вопросы советского семейного права в судебной практике /А.М.Белякова. М.: Знание, 1989. -144 с.
13. Белякова А.М., Ворожейкин Е.М. Советское семейное право: Учебник /А.М.Белякова. М.: Юридическая литература, 1974. -303 с.
14. Беспалов Ю.Ф., Горделюк Д.В. Комментарий к судебной практике по семейным делам /Ю.Ф.Беспалов. – М.: Ось-89, 2005. -112 с.
15. Боровиковский А. Отчет судьи /А. Боровиковский. СПб: Типография А. С. Суворина, 1892 Т.2. -348 с.
16. Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе «право публичное – право частное» // Проблемы современного гражданского права: Сб. статей / под ред. В.Н. Литовкина, В.А. Рахмиловича. М.: Городец, 2000. -С.46-80.
17. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право /М.И.Брагинский. М.: Статут, 1997.- 682 с.
18. Брандербургский Я.Н. Курс по семейно-брачному праву (лекции, прочитанные на факультете советского права МГУ в 1926/1927 академическом году) /Я.Н.Брандербургский. М.: Юридическое издательство НКЮ РСФСР, 1928. -145 с.
19. Бурова С.Н. Расторжение брака судом: автореф. дис. … канд. юрид. наук /Бурова С.Н.. Минск, 1979. -19 с.
20. Веберс Я.Р. Основные проблемы правосубъектности граждан в советском гражданском и семейном праве: автореф. дис…. докт. юрид. наук /Я.Р.Веберс. М., 1974. -36 с.
21. Верховский П.В. Новые формы брака и семьи по советскому законодательству с приложением проекта нового «Кодекса законов о брачном, семейном и опекунском праве», разработанного народным комиссариатом внутренних дел/ П.В.Верховский. М.: Государственное изд-во, 1925. -56 с.
22. Виноградова Р.И. Образцы нотариальных документов: Практическое пособие /Р.И.Виноградова. М.: Российское право,1992. -160 с.
23. Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР /Е.М.Ворожейкин. М.: Юридическая литература, 1972. -336 с.
24. Гойхбарг А.Г. Хозяйственное право РСФСР, т. I, Гражданский кодекс, изд. 3-е/ А.Г.Гойхбарг. Москва, 1924. -269 с.
25. Гойхбарг А.Г. Сравнительное семейное право/ А.Г.Гойхбарг. М.: Изд-во НАРКОМЮСТА РСФСР, 1925. -232 с.
26. Гонгало Б.М., Крашенинников П.В. Брачный договор: Комментарий семейного и гражданского законодательства / Б.М.Гонгало. М.: Статут, 2002. -89 с.
27. Гражданский кодекс Франции // Пер. С.В. Боботова в книге «Наполеон Бонапарт – реформатор и законодатель». М., 1998. -336 с.
28. Гражданское право. Учебник. Ч. 3. / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Проспект, 1998. -592 с.
29. Данилов В.И., Реутов С.И. Юридические факты в советском семейном праве / В.И.Данилов. – Свердловск: Изд-во Уральского университета, 1989. -156 с.
30. Евтодьева М.А. Принципы диспозитивности и состязательности советского ГПП: автореф. дис. … канд. юрид. наук /М.А.Евтодьева. М., 1983. -22 c.
31. Ершова Н. М. Имущественные правоотношения в семье /Н. М.Ершова. М.: Наука, 1979. -160 с.
32. Ершова Н.М. Проблемы гражданско-правового регулирования личных и имущественных отношений в сфере семьи: автореф. дис. … докт. юрид. наук /Н. М. Ершова. М., 1979. -25 с.
33. Жилинкова И.В. Правовой режим имущества членов семьи / И.В. Жилинкова. Харьков: Ксилон, 2000. -С. 52.
34. Жуйков В. ГПК РФ и другие источники гражданского процессуального права /В. Жуйков // Российская юстиция.- 2003.- № 4.- С. 10-14.
35. Жуков Б.Н. История развития законодательства об установлении отцовства / Б.Н.Жуков // Российский судья. -2000. -№ 1. -С. 33-37
36. Загоровский А.И. Курс семейного права. – М.: Изд-во «Зерцало», 2003. -464 с.
37. Зайцева Т.И. Настольная книга нотариуса /Т.И.Зайцева, Р.Ф.Галеева, В.В.Ярков. М.: БЕК, 2000. Т. 1.- 602 с.
38. Захаров М.Л. Комментарий к новому пенсионному законодательству (постатейный комментарий к Федеральным законам «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации») /М.Л.Захаров, В.Б.Севостьянова, Э.Г.Тучкова М.: Проспект, 2002. -672 с.
39. Зимелева М.В. Общая собственность в советском гражданском праве / М.В.Зимелева // Ученые записки ВИЮН, вып. 2, Москва, 1941 г. -С. 46 – 47.
40. Злобина И.В. Собственность в семье: проблемы правового регулирования / И.В.Злобина // «Черные дыры» в Российском законодательстве. -2002. -№№ 2-3. -С. 227.
41. Иванова С.А. Процессуальные особенности рассмотрения дел, вытекающих из семейных отношений/ С.А. Иванова // Особенности рассмотрения отдельных категорий гражданских дел. М.: Издательство Московского университета, 1995. -С. 212-231.
42. Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Вопросы теории права О.С. Иоффе. М.: Госуд. изд-во юрид. лит., 1961. -381 с.
43. Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Ч. 3 О.С. Иоффе. -Л.: Изд-во ЛГУ, 1965. -347 с.
44. Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве /В.Б. Исаков М.: Юрид. лит., 1984. -144 с.
45. Исаченко В.Л. Особые производства. Практический комментарий на третью книгу Устава гражданского судопроизводства (статьи 1282-1400) /В.Л.Исаченко. СПб.: Типография М. Меркушева, 1913. 826 с.
46. Казаков С.В. Алиментные отношения /Казаков С.В. Казаков С.В.. – М.: Гросс Медиа, 2005. -256 с.
47. Качур Н.Ф. Презумпции в советском семейном праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук / Н.Ф.Качур. Свердловск, 1982. -17 с.
48. Качур Н.Ф. Презумпции и фикции в механизме правового регулирования / Н.Ф. Качур // Проблемы совершенствования гражданско-правового регулирования. Томск, 1991. – С.116-123.
49. Качур Н.Ф. Презумпция общности имущества супругов / Н.Ф. Качур // Государство и право в системе социального управления: межвуз. сб. науч. тр. Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1981.- С. 90-95.
50. Климантова Г.И. Государственная семейная политика современной России / Г.И.Климантова. М., 2004. -192 с.
51. Князева Е.В. Диспозитивность в семейном праве: дис. … канд. юрид. наук/ Е.В.Князева. М., 2003.-160 с.
52. Комаров С.А., Малько А.В. Теория государства: Учебно-методическое пособие. Краткий учебник для вузов /С.А.Комаров. М.: Издательство НОРМА, 2001.- 448 c.
53. Комиссаров К.И. Задачи судебного надзора в сфере гражданского судопроизводства/ К.И. Комиссаров Свердловск, 1971.-167 с.
54. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / отв. ред. И.М. Кузнецова. М.: БЕК, 1996. -493 с.
55. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. П.В. Крашенинникова и П.И. Седугина. М.: Издательство НОРМА, 2001. -480 с.
56. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. П.В. Крашенинникова и П.И. Седугина. М., 1997. -374 с.
57. Кондрашов С.А. Возможности генетической экспертизы при идентификации личности и установлении отцовства (материнства) по уголовным и гражданским делам/ С.А. Кондрашов // Гражданин и право. -2001. -№ 10. -С. 38-47.
58. Коржаков И.П. Расторжение брака в судебном порядке: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратовская гос. акад. права/ И.П.Коржаков. Саратов, 1996.- 19 с.
59. Коржаков И.П. Расторжение брака в судебном порядке: гражданско-процессуальные аспекты: дис. … канд. юрид. наук/ И.П.Коржаков. Саратов, 1996.- 171 с.
60. Королев Ю. А. Брачный контракт / Ю. А.Королев // Закон. -2004. -№ 4. -С. 53-58.
61. Королев Ю. А. Семейное право России: Учебное пособие/ Ю. А.Королев. М.: Юридическая литература, 1999. -335 с.
62. Косова О. Ю. Основание возникновения семейных правоотношений: автореф. дис…. канд. юрид. наук/ О.Ю.Косова. Л., 1986.- 21 с.
63. Косова О.Ю. Субъектный состав соглашений об уплате алиментов / О.Ю.Косова // Российская юстиция.- 2002.- № 12. -С. 24-25.
64. Косова О. Установление факта происхождения ребенка в особом производстве/ О.Ю.Косова // Российская юстиция. -1998.- № 1. -С.41-42.
65. Косова О.Ю. Семейное и наследственное право России/ О.Ю.Косова. М.: Статут, 2001.- 311 с.
66. Кострова Н.М. Проект ГПК: Доводы «за» и «против» / Н.М. Кострова // Принципы ГПК, их реализации в проекте ГПК России. Материалы второй научно-практической конференции. Тверь, 2000. -С. 43-49.
67. Кострова Н.М. Процессуальные правила разбирательства семейных дел в Семейном кодексе РФ/ Н.М. Кострова // Журнал российского права. -2000. -№3.- С. 101-108.
68. Кострова Н.М. Теория и практика взаимодействия гражданского процессуального права и семейного права: автореф. дис… докт. юрид. наук/ Н.М. Кострова. М., 1988. -47 с.
69. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве/ О.А.Красавчиков. М.: Госюриздат, 1958. -182 с.
70. Кузнецова О.А. Презумпции в гражданском праве/ О.А.Кузнецова. СПб.: Изд-во Юридический центр Пресс, 2004. -349 с.
71. Куриленко О.Г. Регулирование брачного правоотношения по законодательству Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук/ О.Г.Куриленко. М., 2003. -188 с.
72. Лавров Ю.Н. Имущественные правоотношения супругов России: дис. … канд. юрид.наук /Ю.Н.Лавров. СПб., 2002. -181 с.
73. Лалетина А.С. Сравнительно – правовое исследование договорного регулирования имущественных отношений супругов в праве РФ и Франции: автореф. дис… канд. юрид. наук /А.С. Лалетина. М., 2004.- 22с.
74. Леруа М. Старое и новое право/ М. Леруа. М., 2002. 105 с.
75. Максимович Л. Б. Брачный договор: Комментарии и разъяснения/ Л. Б.Максимович. М., 1997.- 94 с.
76. Максимович Л.Б. Правовое положение несовершеннолетних родителей/ Л. Б.Максимович // Правоведение. -1990. -№ 2. -С. 73-75.
77. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита/ М.Н.Малеина. М., 2000. -244 с.
78. Мамедова М.К. Процессуальные особенности рассмотрения дел о взыскании алиментов: автореф. дис…. канд. юрид. наук /Мамедова. М., 2000. -35 с.
79. Мананкова Р.П. Правовые проблемы членства в семье/ Р.П. Мананкова. Томск, 1985.
80. Манукян Ю.К. Процессы взаимодействия и противоречия семейного права и шариата в современной России: автореф. канд. юрид. наук/
Ю.К.Манукян. Ростов-на-Дону, 2002.- 27 c.
81. Мармье-Шаменуа М.-П. Использование логического и социологического методов в сравнительном правоведении (на примере французского законодательства о разводе) / М.-П. Мармье-Шаменуа// СССР – Франция. Социологические и международно-правовой аспекты сравнительного правоведения. М.: Академия Наук СССР, Институт Государства и Права, 1987. -С. 19-27.
82. Масевич М.Г. Основания возникновения алиментного обязательства. Правовые вопросы семьи и воспитания детей/ М.Г. Масевич. М., 1968.
83. Маслов В.Ф. Имущественные отношения в семье/ В.Ф.Маслов. Харьков: Изд-во Харьковского университета, 1972. -186 с.
84. Матвеев Г.К. Советское семейное право /Г.К.Матвеев. М.: Юрид. лит., 1985. -208 с.
85. Матузов Н.И. Личность, право, демократия/ Н.И.Матузов. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1972. -292 с.
86. Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2/ Д.И. Мейер. М.: Статут, 1997. -455 с.
87. Мировой судья в гражданском судопроизводстве: научно практическое пособие / под ред. А.Ф. Ефимова, И.К. Пискарева. М.: Городец, 2004. -816 с.
88. Мицкевич А.В. Субъекты советского права/ А.В.Мицкевич. М., 1962. -213 с.
89. Морозова Л.А. Теория государства и права/ Л.А. Морозова. М.: Изд. Норма, 2003. -300 с.
90. Неволин К. История российских гражданских законов. Т. 1 / К.Неволин. СПб., 1851.- 456 с.
91. Нечаева А.М. Правовая охрана семьи/ А.М. Нечаева // Закон. -2004. № 4. -С. 5-7.
92. Нечаева А.М. Правонарушения в личных семейных отношениях/ А.М. Нечаева. М.: Наука, 1991.-238 с.
93. Нижник Н.С. Правовое регулирование брачно-семейных отношений XIX-начала XX века/ Н.С. Нижник. СПб., 2002. -278 с.
94. Нижник Н.С. Правовой статус ребенка в русской семье / Н.С. Нижник // История государства и права. -№ 4. -2002.- С. 5-6.
95. Одинцов А.В. Договорное регулирование семейных имущественных отношений / А.В. Одинцов // Правоведение. -1999. -№ 4. – С. 68.
96. Оридорога М.Т. Брачное правоотношение/ М.Т. Оридорога. Киев, 1971. -152 с.
97. Орлова Н.В. Брак и семья в международном частном праве Н.В.Орлова. М., 1966.- 253 с.
98. Орлова Н.В. Правовое регулирование брака в СССР /Н.В.Орлова. М.: Наука, 1971. -127 с.
99. Павлова И.А. Правовое положение родителей: автореф. дис. … канд. юрид. наук/ И.А. Павлова. М., 1995. -26 с.
100. Паластина С.Я. Юридические факты в советском семейном праве / С.Я. Паластина // Правоведение. -1976. -№ 3. -С.43-52.
101. Панкратова Н.А. Производство по делам о расторжении брака/ Н.А. Панкратова // Арбитражный и гражданский процесс. -2001.- № 1. -С. 21-28
102. Пергамент А.И. Алиментные обязательства по советскому семейному праву/ А.И. Пергамент. М.: Госуд. изд-во юрид. лит., 1951. -167 с.
103. Петрухин И.Л. Человек и власть/ И.Л.Петрухин. М.: Институт государства и права РАН, 1998. -230 с.
104. Пчеленцива Л.М. Семейное право России: Учебник для вузов. М., 1999. -672 с.
105. Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации/ Л.М. Пчелинцева.М.: Изд-во НОРМА, 2002. -696 с.
106. Рабец А.М. Юридическая обязанность супругов по предоставлению содержания/ А.М. Рабец. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1992.- 147 с.
107. Рабинович Н.В. Личные и имущественные отношения в советской семье / Н.В.Рабинович. Л.: Изд-во Ленинградского государственного ордена Ленина ун-та им. А.А. Жданова, 1959. – 159 с.
108. Рабинович Н.В. Роль советского права в укреплении семьи / Н.В.Рабинович. Л.: Общество по распространению политических и научных знаний РСФСР, 1956. -44 с.
109. Репин В.С. Настольная книга нотариуса/ В.С.Репин. М.: Юрид. лит., 1994. -287 с.
110. Реутов С.И. Правовые особенности удостоверения согласия супруга при совершении сделок/ С.И. Реутов // Бюллетень нотариальной практики. -2002. -№ 1.-С. 18-23.
111. Рионов Н. Как совершать записи рождений брака, развода, внебрачных детей и установлении отцовства у народных нотариусов/ Н.Рионов. Петроград: Изд. Петроградского Совета Рабочих и Красоноармейских депутатов, 1918.- 31 с.
112. Рогов В.А. История государства и права России IX – начала XX веков/ В.А. Рогов. М, Зерцало, 1995. -300 с.
113. Рогович Л.Н. Правоотношения супругов по материальному содержанию: автореф. дис…. канд. юрид. наук/ Л.Н. Рогович. Свердловск, 1978. 14 с.
114. Россия – 2000. Социально-демографическая ситуация; ежегодный доклад. М: Изд-во ИСЭПН, 2001. -274 с.
115. Рубцова М.Н. Административно-правовое регулирование деятельности органов ЗАГС: становление, развитие и функционирование: автореф. дис. … канд. юрид. наук/ М.Н. Рубцова. СПб, 1999. -16 с.
116. Рустамова Ю.А. Правовое регулирование алиментных отношений в Российской Федерации и проблемы их совершенствования: дис…. канд. юрид. наук/ Ю.А.Рустамова. М., 2002.
117. Рясенцев В.А. Неимущественный интерес в советском граж-данском праве / В.А. Рясенцев // Уч. зап. Моск. юрид. ин-та. Вып. 1. М., 1939.- С. 26-27.
118. Рясенцев В.А. Семейное право/ В.А. Рясенцев. М.: Юрид. лит., 1967. -224 с.
119. Рясенцев В.А. Семейное право / В.А. Рясенцев. М.: Юрид. лит., 1971. -293 с.
120. Свод законов Российской империи. Законы гражданские. Т.10. Ч.1.С.9.
121. Семейное право Российской Федерации и иностранных государств: основные институты / под ред. В. В. Залесского. М., 2004.- 310 с.
122. Семейный кодекс и брачный договор // Социальная защита. -1996. -№ 5.- С. 144-175.
123. Серкова В.В. Теоретические вопросы правового статуса женщины в СССР / В.В. Серкова // Труды ВЮЗН. Т. 39. Проблемы теории правоотношений, правопорядка, их структуры и взаимодействия. М., 1975.- С. 200-225.
124. Симонян С.Л. Имущественные отношения между супругами/ С.Л. Симонян. М., 1998.-160 с.
125. Скаридов А.С. Международное частное право: Учеб. пособ/ А.С. Скаридов. СПб: Издательство Михайлова ВА., 2000. -397 с.
126. Советское семейное право / под ред. Рясенцева В.А. М.,1982. -256 с.
127. Сосипатрова Н.Е. Брачный договор: Правовая природа, содержание, прекращение/ Н.Е. Сосипатрова// Государство и право. -1999.- № 3.-С. 76-81.
128. Спиридонов Л.И. Теория государства и права: Учебник/ Л.И.Спиридонов. М.: ПБОЮЛ М. А. Захаров, 2001.- 304 c.
129. Суханов Е.А. Гражданское право. Т.1/ Е.А.Суханов.-М.:Изд-во БЕК, 1998. -816 с.
130. Тарусина Н.Н. Проблемы оптимизации взаимодействия семейного и гражданского-процессуального права и законодательства / Н.Н.Тарусина // Проблемы доступности и эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве: материалы всероссийской научно-практической конференции, Москва, 31 января – 1 февраля 2001. М., 2001. -399 с.
131. Тарусина Н.Н. Семейное право: Учебное пособие/ Н.Н. Тарусина. М.: Проспект, 2001. -144 с.
132. Тарусина Н.Н. Очерки теории российского семейного права/ Н.Н.Тарусина. Ярославль, 1999. -94 с.
133. Туманова Л.А. Правовое регулирование семейно-брачных отношений в российской империи во второй половине XIX веке: автореф. дис. … канд. юрид. наук /Л.А.Туманова. М., 1999.-34 с.
134. Фоков А.П. Теоретические и практические проблемы распоряжения имуществом, находящимся в общей долевой и совместной собственности/ А.П. Фоков // Арбитражный и гражданский процесс.- 2003. -№ 11. -С. 5-10.
135. Фуников А.А. Правовая регламентация отношений супругов и бывших супругов по предоставлению содержания: дис. … канд. юрид. наук /А.А.Фуников. Белгород, 2003. -199 с.
136. Хазова О.А. Брак и развод в английском праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук /О.А.Хазова. М., 1982. -21 с.
137. Хазова О. Установление отцовства/ О. Хазова // Закон. -1997. -№11. -С. 80-84.
138. Цепкова Т.М. Проблемы правого регулирования процессуального положения и деятельности лиц, участвующих в судебных семейных делах: автореф. дис. … канд. юрид. наук /Т.М.Цепкова. Саратов, 2000.- 26 с.
139. Цуканов Н.Н. О критериях правовой презумпции / Н.Н. Цуканов // Законотворческая техника современной России: состояние, проблемы, совершенствование: Сборник статей в 2 т. Т. 1. Нижний Новгород, 2001. -С. 502-510.
140. Черниловский З.М. Презумпции и фикции в истории права / З.М. Черниловский // Государство и право.- 1984. -№ 1.- С. 98-105.
141. Черных Т.П. Эволюция брачно-семейного права по французскому гражданскому кодексу (Кодексу Наполеона) с 1804 года по настоящее время: автореф. дис. … канд. юрид. наук /Т.П.Черных. М., 1982.- 23 с.
142. Черячукина С.Ю. Проблемы защиты семейных прав несовершеннолетних / С.Ю. Черячукина // Защита прав и интересов семьи и несоверешеннолетних. Саратов; Самара, 2000. -С. 66-70.
143. Чефранова Е.А. Имущественные отношения в российской семье Е.А.Чефранова. М., 1977.- 256 с.
144. Чечина Н.А. Нормы советского гражданского процессуально права и нормы морали / Н.А. Чечина // Избранные труды по гражданскому процессу. СПб: Издательский дом СПбГУ, 2004. -С. 275-285.
145. Чечот Д.М. Судебная защита субъективных прав и интересов / Д.М. Чечот // Советское государство и право.- 1967.- № 8. -С. 48.
146. Шебанова Н.А. Семейные отношения в международном частном праве Н.А. / Шебанова М.: Юрист, 1995. -238 с.
147. Шелютто М.Л. Развитие семейного законодательства в странах Балтии / М.Л. Шелютто // Адвокат.-1999. -№ 8.- С. 90-96.
148. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права /Г.Ф.Шершеневич. Тула: Автограф, 2001.- 720 с.
149. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права /Г.Ф.Шершеневич. М., 1915. -544 с.
150. Шишигина Н.А. Взыскание средств на содержание супругов / Н.А. Шишигина // Советская юстиция. -1973. -№12. -С. 12-16.
151. Шишигина Н.А. Правовое регулирование отношений между супругами по предоставлению содержания: автореф. дис. … канд. юрид. наук /Н.А. Шишигина. М., 1974.- 24 с.
152. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики/ А.М. Эрделевский. М.: БЕК, 1999.-236 с.
153. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики/ А.М. Эрделевский М.: Волтерс Клувер, 2004.- 320 с.
154. Эрделевский А.М. Постатейный научно-практический комментарий Семейного кодекса Российской Федерации (с изменениями и дополнениями на 1 мая 2001г.) / А.М. Эрделевский // Справочно-правовая система Гарант.
155. Юридические и судебные практики во Франции: право окружающей среды и право недвижимости. М., Российско-французская серия. М., 1999.- 382 с.
156. Юркевич Н.Г. Брак и его правовое регулирование в СССР: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 1967. 46 с.