Признание недействительным  брачного договора: проблемы  подсудности

Аннотация:  Автором сделан вывод, что грамотно составленный брачный договор невозможно признать недействительным. Также  обоснованы два предложения, позволяющие уменьшить нагрузку мировых судей: об изменении подсудности дел о признании недействительным брачного договора и об административной форме развода для супругов, имеющих несовершеннолетних детей и представивших заключенные соглашения об алиментах и разделе совместно нажитого имущества.

Ключевые слова: подсудность,  мировой судья, недействительность брачного договора, расторжение брака.

Брачный договор становится рядовым явлением, особенно с ростом благосостояния граждан  и повышения правовой культуры. Граждане уже знают, что добрачное их имущество или полученное по наследству может стать совместной собственностью, и хотят гарантий, что такое имущество останется в их личной собственности даже в тех случаях, которые оговорены ст. 37 СК РФ. Банкротство физических лиц также побуждает вступающих в брак заранее оговорить материальную сторону жизни в браке. Брачный договор, составленный профессионально, невозможно признать недействительным даже по ст. 44 СК РФ. В таком договоре всегда есть положения, что если один из супругов в течение семейной жизни попадает в жизненную ситуацию, когда условия договора  ставят его в  неблагоприятное положение, то он извещает своего супруга об этом, способы извещения фиксируются в брачном договоре.  В течение срока, который они определяют в брачном договоре, договор меняется или расторгается. В соглашении о расторжении или изменении перечисляется имущество и его собственник согласно условиям брачного договора. Невозможно предусмотреть перечень ситуаций, которые будут неблагоприятными (потеря работы, инвалидность, лишение свободы), поэтому достаточно, что один из супругов считает, что он попал в такую жизненную ситуацию, второй может перейти на законный режим имущества супругов или развестись. Если нет такого положения в брачном договоре, то супругам приходится полагаться на судебное усмотрение трактовки ситуации в семье относительно п. 2 ст. 44 СК РФ, и теряется, на мой взгляд, смысл составления брачного договора. Семейная жизнь –  это длящиеся отношения, но брак был заключён при оговоренном имущественном режиме, и при другом режиме, скорее всего не был бы заключен.  С 2002 году веду видеосъемку подписания проекта брачного договора согласно ст. 77 ГПК РФ, супруги или будущие супруги перед  подписанием договора у нотариуса проходят освидетельствование у врачей на сделкоспособность. Поскольку при таком подходе нет в договоре ни порока субъективной стороны, ни порока содержания, порок формы и субъектов в таких делах не встречается, то брачный договор становится «неубиваемым».

К сожалению, не все договоры составляются таким образом, и мы имеем ситуацию, когда «богатые тоже плачут», потому что правосудие делит людей по имущественному цензу (ст. 23 ГПК РФ). Если спор до 50 тысяч рублей, то первая инстанция – мировой судья, а апелляционная не три судьи в городском или областном суде, а один судья  в районном суде, как говорится, почувствуйте разницу. Если исходить из того, что мировой судья рассматривает дела о разделе между супругами совместно нажитого имущества при цене иска, не превышающей 50 тысяч рублей, то логично, на первый взгляд, что недействительность брачного договора – это подсудность районного суда. По статистике брачный договор составляют пары, которым есть, что делить. Те, кто разделяет эту точку зрения, считают, что категории гражданских дел, которые подсудны мировому судье, перечислены в пунктах 1 – 7 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ, их перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Позиция Санкт-Петербургского городского суда иная, она изложена на сайте суда: «Порядок заключения, изменения и расторжения брачного договора урегулирован нормами семейного законодательства, при этом дела о расторжении, изменении либо о признании недействительным брачного договора не указаны в пункте в пункте 4 ч.1 ст.23 ГПК РФ в числе дел, исключенных из подсудности мирового судьи. Исходя из этого, указанные дела подсудны мировому судье как иные дела, возникающие из семейно-правовых отношений».

Можно обойти эту точку зрения, если воспользоваться возможностью п.3 ст.23 ГПК  РФ, и заявить сразу два требования: признать недействительным брачный договор и разделить совместно нажитое имущество. В таком случае иск подаётся в районный суд, но возникает дополнительная проблема по возврату уплаченной государственной пошлины за второе требование имущественного характера, когда суд оказывает в удовлетворении первого требования иска.

Отнесение   дел о признании недействительным брачного договора к подсудности районных судов будет логичным, поскольку мировые судьи рассматривают  раздел имущества между супругами при цене иска, не превышающей пятидесяти тысяч рублей, а имущество, которое выступает объектом брачного договора, гораздо дороже.

Достаточно разъяснения Пленума ВС РФ по этому вопросу, и  изъятие из п. 4 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ дел о признании недействительным брачного договора уменьшит нагрузку мировых судей.

Разгрузить судей и улучшить гражданский оборот можно, простимулировав супругов одновременно с расторжением брака  делить совместно нажитое имущество. Поскольку срок, указанный в п. 7 ст. 38 СК РФ не является пресекательным, то бывшие супруги  подают иски о разделе имущества и спустя более 17 лет после расторжения брака, что затрагивает публичные интересы и интересы третьих лиц, которые были добросовестными участниками гражданского оборота, например, вступая в сделку с бывшим супругом. На мой взгляд, срок три года – достаточный для предъявления иска в суд, успевают же наши граждане в срок шесть месяцев подать заявление о принятии наследства согласно ст.1154 ГК РФ. Пока законодатель не применил «кнут» в виде пресекательного срока для раздела имущества, можно применить «пряник». Разрешить развод через  органы ЗАГСа супругам, имеющим несовершеннолетних детей, если они согласны на развод и заключили соглашение о разделе общего имущества, нажитого супругами в период брака, согласно п.2 ст.38 СК РФ и соглашение об алиментах на детей.  Государство контролирует развод таких  супругов лишь с целью заботы о детях, но если супруги приносят в органы ЗАГСа соглашение об определении местожительства ребенка и об алиментах на ребенка, то отпадает надобность в контроле государства.  Добросовестность участников гражданского оборота у нас предполагается (п. 5 ст. 10 ГК РФ), тем более родителей как законных представителей детей.